Из иномарки — на сеновал

Герои модных фильмов не ездят на метро

3 октября 2002 в 00:00, просмотров: 219
  Плакаты фильма “В движении” не первый день развешаны по всему московскому метро. В преддверии премьеры обнаружилось, что в самой картине — режиссерском дебюте Филиппа Янковского — никто на метро не ездит. Ездят на иномарках по дорогим ресторанам и закрытым приемам.
     Что не помешало участникам фильма и пресс-конференции, состоявшейся после предпремьерного показа, с гордостью утверждать, что они сняли фильм о Москве. О Москве и любви, а еще о духовных исканиях. О любви много говорила кинодебютантка Лена Перова (экс-“Лицей”), сыгравшая журналистку и параллельно признавшаяся в своей ненависти к журналистам. Это несколько странно, поскольку модным светским репортером является также главный герой в исполнении Константина Хабенского. Правда, проблемы его, прямо скажем, непрофессиональные.
    
   
  В фильме некий плейбой Александр Гурьев порхает от невенчанной жены (Оксана Фандера) к корейской оперной примадонне (Ха Сун Джу), катается вокруг Кремля на лошадях вместе с длинноногой Еленой (Ольга Сидорова) и занимается с ней любовью на сеновале. В промежутках между барами и ресторанами заскакивает на телевидение и правительственные дачи. Сквозной мотив сего упоительного сна — что герой все время в томлении, по принципу “чего-то хочется, а кого — не знаю”. Даже жалко несчастного: водочки перекушал, девочек перепробовал, ни в чем себе не отказал, а белой яхты и личного самолета нет как не было. К тому же не обходится без очередной разборки между мафией и правительством и маленькой стрельбы. Герой после этого даже рискнет сесть в простую электричку.
     Фильм приятно смотреть за счет того, что в самоупоении пребывают все без исключения 52 персонажа (Михаил Ефремов, Алексей Макаров, Федор Бондарчук, Николай Чиндяйкин). Диалоги у них изысканные, интонации доверительные, взгляды проникновенные, одежды модные. В общем, нам сделали красиво, и мы теперь, проезжая на эскалаторе, будем смотреть на плакаты “В движении” с глубокой благодарностью. К тому же есть повод отдельно поздравить сценариста Геннадия Островского со свежеполученным призом на фестивале в Сан-Себастьяне другому его творению, фильму “Любовник”. С поздравлением мы к Геннадию и подошли:
     — Вы могли бы сейчас написать сценарий, который получит “Оскар”?
     — Конечно.
     — А что вы раньше писали, “Любовника” или это?
     — Это было написано пять лет назад, “Любовник” — в прошлом году.
     — Откуда взялся герой Александр Гурьев? Вы знаете, где он вырос, кем воспитывался, как и когда разбогател?
    
— Я понимаю подоплеку вашего вопроса. Вы глядите на экран и не верите, что так может жить человек, который не бегает с пулеметом. А я думаю, что может. Был романтиком, потом стал циничным романтиком, потом стал циником, но романтизм остался.
     — Откуда у него деньги?
    
— Россия — такая удивительная страна, где люди богатеют мгновенно. Каким образом богатеют — другая история, я ее не писал. Я взял героя, который уже находится в этом состоянии. У меня есть несколько таких знакомых. Внешне они очень благополучны, а внутренне сломлены.
     — Где “внутреннее” на экране? Прошлого у героя нет, настоящее выглядит согласно евростандарту. В чем его личная проблема?
  
   — Если вы сами этого не видите, я вам не скажу. Чтобы показать духовный поиск, человек необязательно должен лежать с книжкой на диване. Изображение обладает свойством, показывая одно, говорить о другом. В вас очень сильна классовая ненависть. Эта история точно так же могла быть рассказана про журналиста, который живет в бедной квартире, ездит на “Жигулях” и ходит в пиццерию вместо дорогих ресторанов.
     — Значит, духовный поиск состоит в том, чтобы все время бежать от себя — лишь бы только бежать, не оглядываясь?
     — Я вообще не люблю это слово, “духовность”. Я шутил, когда говорил его. А заслуга этого кино — в том, что оно живое. Оно не мертвое, понимаете?
     Ни главный герой — Константин Хабенский, ни режиссер — Филипп Янковский — до пресс-конференции так и не добежали.
    


Партнеры