Литвинова — не Доронина

И не надо их сравнивать

5 октября 2002 в 00:00, просмотров: 527
  В среду вечером столице наконец-таки показали самый загадочный фильм из тех, о которых так много и давно говорили. Загадочный в смысле того, что ждали от него чего угодно, а не того, что получилось, — простоты. Картина Веры Сторожевой “Небо. Самолет. Девушка” с Ренатой Литвиновой сразу в двух ролях — главной актерской и продюсерской (второй продюсер Елена Яцура) оказалась как раз такой. “Небом” вместе с короткометражкой “Клоун” Ирины Ефтеевой открыл свой новый сезон пресс-клуб киножурналистов Москвы, организованный Российским агентством “Информкино”.
    
     Объединил эти работы последний Венецианский фестиваль, где Ефтеева участвовала в конкурсе короткометражек и получила за своего “Клоуна” про Вячеслава Полунина “Серебряного льва”. Яцура сказала, что только сложные фестивальные интриги помешали “Небу” взять приз в конкурсе дебютов, а приняли их там очень и очень хорошо. Для полного отчета о русском десанте в Венецию не хватало только главного триумфатора Андрона Кончаловского с “Домом дураков” (Гран-при), который был занят съемками в Китае для своего телепроекта с рабочим названием “Культура — это судьба” о развитии мировых цивилизаций — как древних, так и современных.
     Поскольку “Клоуна” уже оценили, поговорим о “Небе”, в основу сценария которого легла пьеса Эдварда Радзинского “104 страницы про любовь”. (В 1968 году ее экранизировал Георгий Натансон — “Еще раз про любовь” с Татьяной Дорониной, Александром Лазаревым, Олегом Ефремовым.) Наши маститые критики Георгий Капралов и Ксения Маринина на пресс-конференции, не сговариваясь, сказали, что давно им не доводилось испытывать после просмотра такие чувства, которые не дают настроиться прямо сразу на критическо-аналитический лад. И тут с ними нельзя не согласиться. Кино получилось очень доброе и очень про любовь. Поэтому первое ощущение именно такое — зрительское, когда на душе просто хорошо.
     Но потом, когда начинаешь задумываться, отчего же так хорошо, становится понятно, что главным образом оттого, что Литвинова — ею фильм пропитан и пронизан. И главный герой — лишь необходимый для сюжета компонент — просто отражатель ее эмоций, причем не всегда адекватно, до переживаний за нее, — ну какие же он такие вещи говорит: неужели он не понимает, что она сейчас уйдет и истории не будет — кино кончится. Просто красивый мальчик ( Дмитрий Орлов , помните, в “Брате-2” третий друг, которого в самом начале убивают, и еще он играл у Сергея Бодрова в “Сестрах”), который нужен за свою красоту и ничем более не уточненный, не говоря уже о своей профессии тележурналиста, спецкора “по опасным точкам” (как это называет героиня Литвиновой), которая ну никак в нем не чувствуется — слишком он для нее медленный, во всех смыслах, да и такого молчаливого журналиста просто не бывает в природе, уж поверьте. Забавно, что озвучивал его Константин Хабенский — как объяснили продюсеры, потому что у тележурналиста должна быть очень хорошая дикция. Так что от Орлова и вовсе осталось одно тело. Зато, конечно же, понятен и близок Михаил Ефремов в роли своего отца, то есть командира экипажа, безответно влюбленного в свою стюардессу (тогда Доронина, сейчас Литвинова). “Еще раз про любовь” часто показывают по телевизору, но если кто не вспомнил, то это о любви стюардессы и ученого-физика (Александр Лазарев), она все время волнуется за его работу, в конце она погибает, спасая людей из горящего самолета. Работа оператора-дебютанта Михаила Кричмана немного робка, но в целом удачна — особенно красиво небо, которого соответственно названию в картине достаточно. Правда, крупных планов все же многовато. В музыке чувствуется влияние “Любовного настроения” Вонга Кар-вая — но что ж, образец для подражания настолько силен, если говорить о любви, то в данном случае это можно рассматривать даже как посвящение. Кстати, кроме Дорониной Литвинова еще сделала поклон и Лидии Смирновой , исполнив в кадре песенку “Моя любовь” из одноименного фильма. Что касается режиссера-дебютанта Веры Сторожевой, то все вышло достаточно ровно и спокойно, правда, иногда выглядывают “уши” Киры Муратовой , с которой Сторожева вместе работала над фильмом “Три истории”. Вообще, отношения между женщинами — режиссером, актрисой, продюсером — чувствуется, были самыми домашними, Литвинова даже сказала, что она рядом с такими женщинами ощущала себя мужчиной, что не мешало ей щипать во время пресс-конференции Сторожеву, когда ей казалось, что режиссер говорит что-то не то.
     — Рената, и все-таки почему именно эта история? — спрашиваю у Литвиновой сразу после показа.
     — Это очень выигрышная история — Радзинский мастер прославлять актрис, и это был такой подарок любимой женщине. Мы отталкивались от пьесы, а в фильме меня вдохновляла его черно-белая эстетика, которую мы не стали перетаскивать (зрители любят цветное кино, собаки такие), и, конечно, Татьяна Доронина. Я так влюблена в Доронину. А когда мы хотели купить у Радзинского права на постановку, он сказал: “Я продам, если ты только будешь играть эту роль”. И его, и Доронину мы обязательно пригласим на премьеру — я даже в конце сделала ей посвящение среди близких мне людей. Она же муза моя. И она была музой Радзинского.
     — Кто выбирал Орлова на роль вашего партнера — вы или режиссер?
     — Нет, это было решение режиссера, я вообще никак не давила на Веру. У нас были долгие и мучительные пробы... Ну, конечно, если бы мне не нравился актер... Ведь мне же с ним надо было лежать в постели — мне бы надо было делать анестезию, если б он мне был глубоко отвратителен... Да мы сами того не ведали, сняли историю о женщине, которая так полюбила, что даже не важно, кого она полюбила.
     — Что сказал ваш муж про фильм?
     — Муж — большой поклонник картины. Мне наконец повезло в жизни, любя, он меня отпускает. Леонид на меня не давит — если ты человека любишь, ты не будешь его убивать своим напором — ревностью. Всегда надо отпускать людей, чтобы они могли дышать.
    


Партнеры