Это место будет пусто?

Читателям “МК” жалко денег и “лысую” площадь

7 октября 2002 в 00:00, просмотров: 472
  Стоило нашему мэру заикнуться о своем намерении вернуть на прежнее место памятник Железному Феликсу, как начались споры о месте и роли Дзержинского в отечественной истории. Мнения, как водится, резко полярные. Причем каждая из сторон утверждает, что за ней — большинство москвичей. Не дожидаясь, пока власти Москвы организуют по этому вопросу референдум, мы провели свой опрос (благо он не стоил москвичам ни копейки) и поинтересовались у читателей “МК”: нужно ли восстанавливать памятник Дзержинскому на Лубянской площади и стоит ли вообще по этому поводу проводить референдум?
    
     Нам позвонили 248 читателей, 28 прислали свои ответы по электронной почте и еще 1271 человек участвовал в голосовании на нашем сайте в Интернете. Из участвовавших в опросе 1547 человек безоговорочное “да” восстановлению памятника на Лубянке сказали только 564 (421голос в Интернете, 9 — по электронной почте и 134 — телефонный опрос), против высказались 842 читателя (114 — телефонный опрос, 19 — по электронной почте и 709 голосов по Интернету). 55 человек считают, что сейчас не время, памятник можно будет восстановить позже, 62 — вообще все равно, и у 24 человек нет определенного мнения.
     Сторонники восстановления памятника Дзержинскому на Лубянской площади, как правило, ссылались на историю. Николай Сергеевич, 50 лет: “Только варвары уничтожают историю. Все должны вернуть на свои места, с историей так не обращаются”. 55-летняя Алла Карцева также считает, что памятник на Лубянке — это история, “историю надо сохранить для наших потомков”. С ними солидарен и 66-летний Иван Степанович Сафонов, который к тому же считает памятник произведением искусства. Такого же мнения придерживается и позвонивший нам по телефону 75-летний Николай Михайлович: “Любо-дорого посмотреть (на памятник. — Ред.), а кем он был — Бог с ним. Какие мастера ваяли!” “Сам памятник очень хороший, не чета колобашкам Церетели и эмбрионам Шемякина”, — соглашается и 32-летний Алексей Рыбкин, приславший ответ по электронной почте.
     Другой, не менее веский аргумент у тех, кто сказал “да”, — “без одиозного Феликса площадь выглядит лысовато” (Василий Васильев, зам. гендиректора “Детского мира”), “облик (площади. — Ред.) совершенно потерян” (Инна Владимировна, 41 год, Наталья Дмитриевна, 64 года, и Инна Михайловна, 65 лет).
     Пенсионерка же Елизавета Алексеевна вообще не очень понимает, из-за чего сыр-бор: “Ну любят Путина, так сделайте ему приятное, он же чекист. Чекист стоит во главе страны, и все его уважают. Так почему бы не поставить памятник?”
     Кроме того, “железного” Феликса нужно восстановить на Лубянке еще и как “символ нашего государства” (Татьяна Андреевна, 63 года) и “символ страны, в которой есть личности, способные решать проблемы общества, когда кругом анархия и разруха” (Вячеслав Матвеев, 36 лет). “Только сильные люди умеют прощать других и признавать свои ошибки. Думаю, Лужков нашел в себе эти силы”, — добавляет Вячеслав. Его тезка, 38-летний Вячеслав Николаевич, был вообще краток: “Верните Феликса — и место будет занято, и образец не самый худший”.
     “Никакого исторического значения памятник не имеет, так как был сооружен только в 1957 году, — возражает в своем электронном письме 62-летняя Людмила Долинина. — Чтобы не возбуждать людей, лучше восстановить очень красивый фонтан, который там был”. Ее поддерживают 70-летняя Нина Павловна, 32-летний Олег Смелков из Балашихи, который считает, что восстановление памятника на прежнем месте “может вызвать расслоение и столкновение мнений разных слоев населения”, и Сергей Михайлович Гуляев, 65 лет.
     “Памятник должен остаться там, где он сейчас стоит” (57-летний программист В.Александров и 44-летний Алексей Калашников). “Уж если его снесли, то зачем возвращать?” — недоумевает 46-летняя А.Ю.Яшина. —Тем более что “убрали не монумент, а символ” (Костас), “без него лучше” (Владимир Моргачев), “Дзержинский олицетворяет зло” (Николай Николаевич Корин, 77 лет), “этот человек возглавлял красный террор. Если бы его не было, то не было бы беспризорных” (Ольга Кузнецова, 48 лет), “восстанавливать памятник палачу безнравственно” (Александр Яковлевич, 81 год).
     Что до вопроса о референдуме, то из ответивших на него 276 человек (в Интернете вопрос не задавался) против его проведения высказались 140 читателей, за — 53 и не определили свою позицию по этому вопросу 83 человека.
     Большинство читателей считают, что проведение референдума — пустая трата денег (Алла Карцева, 55 лет), “референдум — это дорого и бессмысленно” (Николай Николаевич Корин, 77 лет). С ними согласны 45-летняя Елена Анатольевна и 46-летняя Оля Меньшикова. “Бредовой идеей” назвал подобное предложение Виктор Сергеевич, 81 год. “У нормальных людей не должно возникать подобных мыслей”, — считает 35-летний Игорь Александрович. 50-летний Николай Сергеевич предложил отдать деньги, предназначенные на организацию референдума, “бабушкам и дедушкам”. 65-летний инженер-градостроитель Ирина Васильевна думает, что проблему памятника должны решать градостроители. А Елена Ипатьевна Корчагина внесла рацпредложение, как сэкономить деньги: “Будет перепись населения, переписчики пусть зададут этот вопрос, и никаких денег не нужно”. И вообще “хватит нам смешить весь мир. Представьте себе, что французы организуют референдум, надо ли восстанавливать Бастилию” (Геннадий Михайлович, 65 лет).
     Сторонники референдума требуют его проведения потому, что “люди ведь разные” (Николай Михайлович, 75 лет), “он хотя бы на время поставит точку в споре” (Вячеслав Николаевич, 38 лет). “Никто не голосовал за церетелевского Петра, изуродовавшего центр Москвы. А между тем он был возведен. Нужен ли тогда референдум, чтобы вернуть Лубянке Дзержинского, создававшегося под эту площадь и ставшего ее лучшим украшением?” — задает вопрос 25-летняя Ирина. За референдум голосует и 32-летний Александр Жуков. “Но денег жаль”, — признается он.
     Те же, кто не определил свою позицию по этому вопросу, в основном полагаются, как 70-летняя Лидия Андреевна, на Юрия Михайловича Лужкова или доверяют московскому правительству и депутатам Мосгордумы (15 и 21 человек соответственно).
    


Партнеры