КРОВАВЫИ ЧЕТВЕРГ

Боевики взрывают бомбы уже в милиции

12 октября 2002 в 00:00, просмотров: 196
     Судя по всему, перед уходом на зимние квартиры боевики решили “хлопнуть дверью” и всерьез расшатать обстановку в Чечне. Причем не единичным терактом, а хорошо скоординированными акциями. Прорыв отряда гелаевцев к ингушскому селу Галашки, концентрация террористов на дагестанском участке российско-грузинской границы и, наконец, теракт в самом Грозном — взрыв в здании Заводского ОВД — звенья одной цепи.
     
     Взрыв произошел около 17 часов 45 минут в четверг. В это время в кабинете начальника ОВД проходило совещание, в котором участвовали практически все руководители отдела. Кабинет находился на третьем этаже четырехэтажного здания ОВД. На четвертом этаже проводился ремонт. Предположительно, взрывное устройство было заложено непосредственно над кабинетом начальника. Сила взрыва была такова, что рухнули перекрытия с первого по четвертый этажи здания. По предварительной оценке экспертов, мощность взрывного устройства достигала 20 кг в тротиловом эквиваленте.
     По последним данным, погибли 16 человек, в том числе начальник райотдела и руководители основных служб ОВД. Прокуратура Чечни по факту взрыва возбудила уголовное дело по статье 205 — “Терроризм”. Как заявил прокурор Чечни Николай Костюченко, “мы нашли вещественные доказательства присутствия взрывного устройства. Установлено место на третьем этаже, где произошел взрыв. В этой связи следствие считает основной версией происшедшего теракт”. Объявлен план “Стоп-колеса”. Однако поиски преступников пока успехом не увенчались.
     Вице-мэр Грозного Супьян Махчаев также заявил, что речь идет о теракте: “Взрыв преднамеренный. Свои же занесли. Не могли же там чужие люди находиться, поставить взрывное устройство и уйти”, — сказал он. Такого же мнения придерживается и прокуратура. “Взрывное устройство в здание пронесли “кроты” — внедренные в правоохранительные органы боевики”, — считает Николай Костюченко.
     Вместе с тем стало известно, что в отделении сложилась не очень здоровая обстановка и там работала аттестационная комиссия. Стоял вопрос об увольнении ряда сотрудников. Поэтому не исключено, что у кого-то могли быть личные мотивы таким варварским образом свести счеты с руководством отдела. Руководитель администрации Чечни Ахмад Кадыров сообщил, что ранее из Заводского РОВД было уволено несколько человек, которые подозревались в пособничестве одному из известных полевых командиров, но впоследствии “по непонятным причинам” их восстановили на работе.
     Как водится, после любой трагедии принимаются суровые решения. Так, председатель правительства Чечни Станислав Ильясов намерен ужесточить порядок проверки лиц, привлекаемых для работы на постоянной основе в органах внутренних дел республики, а также в других жизненно важных отраслях. По его словам, “проверить надо всех — и в нефтяном комплексе, и в строительстве, и других”. Премьер не исключил, что под видом сотрудников милиции могут скрываться пособники боевиков.
     С обвинениями в предательстве сотрудников милиции категорически не согласен начальник Управления внутренних дел Чечни полковник Саид-Селим Пешхоев. Он назвал такие высказывания “некорректными”. По словам Пешхоева, “отбор в ряды чеченской милиции осуществляется с соблюдением всех норм и правил, установленных руководством МВД России. Более того, я могу со всей ответственностью заявить, что в Чечне предъявляются более высокие требования к кандидатам, чем в других регионах страны”.
     Как показала кровавая практика, боевики наносят свои удары всегда в самых неожиданных местах. Как правило, правоохранительные органы оказываются не в состоянии предотвратить такие преступления. Налицо провалы в работе с получением оперативной информации о замыслах террористов. Отсюда и человеческие жертвы. Однако надо понимать и то, что сама логика противостояния преступников и сыщиков в том и состоит, что преступники идут на шаг впереди.
     Кто бы, например, мог всерьез предположить, что экстремисты решатся взорвать два небоскреба в центре Нью-Йорка и похоронить под их обломками тысячи ни в чем не повинных людей?..
     Такое противостояние может продолжаться очень долго. По крайней мере, в Северной Ирландии бомбы взрываются вот уже на протяжении почти ста лет.

Чужие здесь не ходят

     ОВД Заводского района Грозного, как, впрочем, и любой местный отдел внутренних дел, больше похож на средневековую крепость, чем на современный офис. Здание и внутренний двор окольцованы мощной бетонной стеной, по периметру — вышки для снайперов. Перед въездными воротами несколько полос заграждения, за ними — солдаты с расчехленными автоматами. Казалось бы, здесь готовы к штурму боевиков в любую минуту, и внутрь не то что враг — мышь не проскочит...
     “Не хочу давать никаких интервью! И не смейте меня снимать! Вы не понимаете, как опасно человеку моей профессии жить в Грозном! Не дай Бог, кто-нибудь из соседей узнает, что я работаю в милиции! Для всех знакомых я просто бухгалтер...” — женщина, которая прокричала мне эти слова во дворе Заводского РОВД, капитан милиции. Проработала в органах более 10 лет. Сослуживцы отзываются о ней как о профессионале высокого класса. И тем не менее она панически боится за себя, за свою семью.
     Оснований бояться за свою жизнь у чеченских милиционеров достаточно: только за этот год в Грозном погибло уже более 80 сотрудников органов внутренних дел. Большинство из них погибли, подорвавшись на фугасах, во время операций или... дома. Ночное нападение на семью милиционера — самый популярный вид местного терроризма. Единственное место, где до сих пор грозненские менты чувствовали себя неуязвимыми, был их офис...
     “Все наши живут по соседству, — Вахит, молодой оперативник, показывает на частные дома, окружившие со всех сторон РОВД. — У многих сохранились свои квартиры в других районах Грозного, но они снимают эти хибары за бешеные деньги, лишь бы не рисковать в дороге. Да и спокойнее спать, когда знаешь, что соседи — свои же ребята...”
     Как я потом выяснила, действительно многие коллеги Вахита опасаются ездить через весь город домой и снимают жилье поблизости. Кстати, это еще и удобно: среди рабочего дня можно сбегать домой пообедать, кое-что сделать по хозяйству — ведь с подсобного хозяйства в Грозном кормятся и пенсионеры, и милиционеры.
     Между прочим, постояв полчаса во дворе РОВД, я заметила, с какой легкостью “свои” снуют взад и вперед через проходную. Машину, на которой приехали журналисты, “обшмонали” вдоль и поперек, да и документы проверили с пристрастием, зато “свои” могут тащить мимо вооруженных до зубов часовых здоровые клетчатые баулы — прямо как на рынке, и никто туда даже не заглянет. А может, несут патроны?..
     После взрыва в Заводском РОВД все высшие должностные лица сошлись на одном: “Взрывчатку пронес свой — нужно искать “крота”!” Но сделать это будет крайне сложно. Из-за хронической нехватки кадров в “органы” принимали последнее время всех подряд — и седобородых старцев, которые ушли в отставку еще при советской власти, а сейчас вернулись, чтобы не пропасть с голоду, и вчерашних боевиков, среди которых кто-то на самом деле сложил оружие, а кто-то лишь подсуетился получить на него официальное разрешение...
     



Партнеры