ОСЕННЕЕ ОБОСТРЕНИЕ В МИНЗДРАВЕ (ХРОНИЧЕСКОЕ)

Второе открытое письмо “Детского доктора мира”, известного российского педиатра, профессора Леонида Михайловича РОШАЛЯ

15 октября 2002 в 00:00, просмотров: 187
     В газете “МК” 21 марта 2002 года было опубликовано мое открытое письмо “Весеннее обострение в Минздраве”, в котором я резко критиковал министра здравоохранения и его ближайших помощников за непродуманные решения. После публикации только один раз сняли мой доклад на российской конференции, с работы меня еще не уволили, никуда не вызывали и факты не опровергали. Даже наоборот, статья внесла свою маленькую лепту в общий голос возмущения по поводу объединения Российской детской клинической больницы и НИИ педиатрии и детской хирургии МЗ РФ. Приказ министра был отменен. Но обострение продолжилось и приняло уже неприлично хроническую форму.
     Выступая на последнем Пироговском съезде врачей России, я сказал, что у нашего министра здравоохранения хорошие отношения с президентом, и президент ценит его как хорошего врача, и что это хорошо и плохо.
     Плохо, если министр в частной или иной беседе убедит президента развивать наше здравоохранение по своим или подсказанным ему ближайшим окружением, не обсужденным с медицинской общественностью идеям. Сегодняшние идеи реорганизации здравоохранения министра, с моей точки зрения, мягко говоря, недостаточно аргументированны. Как ни странно, они напоминают мне натиск и напор знаменитого в прошлом Трофима Лысенко, который очень дружил с правительством.
     Следующей идеей министра было создание вместо НИИ педиатрии и детской хирургии МЗ РФ — Научного центра здоровья детей Минздрава России и переименование республиканских, краевых, областных больниц в детские медицинские центры. Это идея громкая по виду, но пустая внутри. Она ни на долю процента не улучшала детское здравоохранение, поскольку сегодня эти больницы, вместе с институтами и кафедрами, уже выполняют функции центров. Нужно укрепить их, а не раздувать штаты за счет создания новых мифических структур только для того, чтобы показать министерскую “симуляцию деятельности”. Мы не такие богатые. Где, в какой стране мира с развитой системой здравоохранения такое есть? Опять мы впереди планеты всей? Да и разве мало нам уже имеющегося в России Научного центра здоровья детей РАМН? Зачем еще один? Для создания конфликтной ситуации?
     К нашей радости, недолго продержался и этот приказ. Его опять отменили, и сегодня НИИ педиатрии и детской хирургии остался, наконец, самим собой.
     К чему привела реорганизация здравоохранения в последние годы и как это отразилось на обслуживании детей, которые живут не только в городах? За примерами далеко ходить не надо. Вместо единой ЦРБ — Центральной районной больницы — увеличили бюрократический штат почти в два раза, создав управления отдельно для города и района из разных источников финансирования. Но это полбеды. Важно, что развалили обслуживание детей района, в том числе села, так как отрезали их от узких специалистов, которые выполняли функции районных и работали в городских поликлиниках (ревматологов, отоларингологов, хирургов и других специалистов). Мало того, если бывший районный детский специалист из городской поликлиники на свой страх и риск захочет поехать и, как раньше, обследовать сельских ребятишек, то эту работу ему не оплатят. Маразм.
     Заниматься нужно практическим здравоохранением, а не мифическими идеями. Общее число педиатров в стране уменьшилось. В 1996 году их было около 64 тыс. Сейчас тысячи на три меньше. Во многих поликлиниках, особенно на территориях, где нет медицинских институтов, да и не только в них, педиатров не хватает. Места пустуют, работают пенсионеры и совместители. Где участковые педиатры, куда ушли, как их вернуть обратно, сколько нужно подготовить новых для того, чтобы заполнить поликлиническую сеть в городе и районе? Поликлиническое педиатрическое звено — а это основа здоровья детей в стране и страны в целом — на грани полного распада. Как укрепить в короткий срок устаревшую материально-техническую базу детского здравоохранения? Какая минимальная доля финансирования консолидированного бюджета в регионах должна идти на здоровье матери и ребенка? Вот о чем министру хорошо бы поговорить с президентом.
     И не только об этом.
     Удивляет, как непродуманно Минздрав одними приказами создает какие-то огромные объединения, а затем другими, через короткое время, ликвидирует их. Суета какая-то. Есть русская пословица: “Семь раз отмерь, один отрежь”. Минздрав имеет дело не с тряпками, а со здоровьем народа, в том числе и детей, которое очень неблагополучно.
     После отмены приказа о слиянии Российской детской клинической больницы и НИИ педиатрии и детской хирургии МЗ РФ Минздрав не успокоился. Теперь витает следующая идея — переименовать Российскую детскую клиническую больницу в Национальный детский клинический центр. Ну скажите, какая разница, если республиканская больница, со сложившимся коллективом и хорошо работающая, станет теперь “национальной”? Что они, лечить станут лучше? Получат какие-то дополнительные льготы? Нет. Вопрос ведь глубже. Новое название — значит, все непокорные уволены, включая отличного главного врача, бывшего заместителя того же Министерства здравоохранения по материнству и детству. Которому мы все говорим “спасибо”, что он не дал разрушить педиатрию и выжить в сложных условиях перестройки, и который воспротивился предыдущему министерскому глупому объединению. Не такой безобидный наш министр.
     Что же, покончив с педиатрией, министр возьмется за другие десятки врачебных специальностей и начнет по подобию детских организовывать такие же структуры и для них?
     Да не возьмется. Уже взялся. У министерства не получилось с созданием еще одного монстра-объединения — уже для взрослых, — который умер, не успев родиться. Министр опять не успокоился. Вовсю обсуждается вопрос о создании Национального пироговского медико-хирургического центра, который опять должен объединить несколько коллективов, естественно, во главе с самим проф. Шевченко, то бишь самим министром здравоохранения. Мало ему создания в Москве никому не нужного Института грудной хирургии ( профильная специальность министра), теперь он создает под себя Национальный центр. И все это за наши с вами государственные средства. (Хочется надеяться, что президент к этому никакого отношения не имеет).
     У министра ничего не получилось и с разрушением Академии медицинских наук, о чем я писал в своей статье. “Ах, вы так, тогда я по-другому”, — обиделся министр. Результат: только еще обсуждается вопрос о новой организационно-правовой форме в здравоохранении — специализированной государственной некоммерческой организации, а уже существует проект указа президента о том, что принять участие в эксперименте должны крупнейшие российские медицинские учреждения, которые относятся, естественно, к Академии медицинских наук: Научный центр акушерства, гинекологии и перинатологии, Институт ревматологии, Научный центр здоровья детей, Центральный институт туберкулеза, Российский онкологический научный центр им. Н.Н.Блохина и Научно-исследовательский институт глазных болезней...
     Только один вопрос: почему опять нужно “экспериментировать” над крупнейшими медицинскими учреждениями России, имеющими мировую известность? А если этот эксперимент не удастся, как быть не только с коллективами, но и с тысячами больных, которые лечатся в них? Вы думаете, спросили об этом Академию медицинских наук, руководителей этих учреждений, тысячи сотрудников? Никогда. Это называется волюнтаризм. И не простой, а опасный. Этот эксперимент таит и еще одну хитрость — переподчинить эти учреждения себе. Это развал Академии медицинских наук, о чем я уже писал, который потомки нам не простят.
     А чего стоит идея превращения бассейновых больниц в крупнейшие объединения — это отдельный большой разговор. Места не хватит.
     Про этические вопросы, связанные с созданием под себя Института грудной хирургии и сейчас Национального пироговского медико-хирургического центра с собой во главе, я уже говорил. Но вот парадокс — на только что прошедшем выездном заседании коллегии Минздрава в Чебоксарах министру присудили высокое звание: заслуженный врач Чувашской Республики. И что интересно, сановник не осадил тех, кто это придумал, а с удовольствием награду принял. И теперь, конечно, в каком бы регионе ни проходило выездное заседание коллегии Минздрава, будьте уверены, появится новый “заслуженный врач”. Разве эра Брежнева еще не ушла? Было бы смешно, если не было бы так горько.
     Мне иногда хочется предложить отправить нашего министра на освидетельствование. Иначе я ничего не понимаю.
     Поговорите не на коллегии, дорогой министр, а так, за чашкой чая, с организаторами здравоохранения, они вам много интересного расскажут про ваши идеи.
     Кстати, не каждый, даже гениальный врач, может быть хорошим министром. На врача — учатся, министром — рождаются.
     Принципиально считаю, что реорганизовывать наше здравоохранение не нужно. Не нужно ломать то, что еще осталось. Нужно помочь и реанимировать то хорошее, что было.
     Россия устала от перестроек и реорганизаций. Нам нужна спокойная, кропотливая, практическая работа без революций и неожиданных потрясений.
     


Партнеры