РЕВЕТ И СТОНЕТ ДЖИП ШИРОКИЙ

3 ноября 2002 в 00:00, просмотров: 880

Вы когда-нибудь ездили на огромном джипе по Москве? Если нет, то наверняка не раз наблюдали, как ведут себя на дорогах владельцы этих машин, считая себя королями, которым все позволено. Они подрезают, мчатся на красный свет светофора, заезжают на АЗС вне очереди, в пробках юлят из стороны в сторону. Владельцев этих мощных машин с тонированными стеклами до событий 23—26 октября на Дубровке побаивались даже гаишники. А после штурма они стали главными врагами людей в погонах, и теперь проехать пост ДПС без проверки и шмона багажника просто нереально.

Речь вовсе не идет о “паркетниках” типа “Honda CR-V”, “Kia Sportage” или “Chevrolet Brazer” елабужской сборки — эти машины к понятию “внедорожник” имеют такое же отношение, как хоккей к баскетболу.

“Имидж джипа постепенно трансформировался в образ дорожного шика”, — эту фразу я украл из речи главы европейского представительства “Toyota” Джеймса Розенштайна на открытии Парижского автосалона. И не могу с ним не согласиться. А если приплюсовать к сказанному выше его заключительную фразу: “Люди покупают эти машины не столько из-за их технических характеристик, сколько из-за имиджа. Ведь каждому хочется выглядеть крутым”, — то прав он на все сто. Корреспондент “Нью-Йорк таймс” Лоуренс Беркли был еще более резок в своих высказываниях: “Любой внедорожник — машина антиобщественная. Она — самое опасное в мире средство передвижения, пробивающее себе дорогу весом, и любой джип, вне зависимости от того, кто сидит за рулем, представляет собой угрозу всему обществу”.

В России мода на джипы началась лет десять назад (хотя в той же Америке или Арабских Эмиратах такие машины давно уже перебили по объемам продаж парк легковых автомобилей). Одним из первых в нашей стране обладателем внедорожника “Nissan Patrol” стал тогдашний лидер “Ласкового мая” Андрей Разин, поменявший его где-то в Грузии на свою “Чайку”. Но именно эта модель почему-то не прижилась тогда в стране, хотя отличалась неплохими внедорожными качествами. А последняя новинка, “Patrol GR”, вообще не пришлась к российскому двору. До сих пор завезенные некогда машины стоят под палящим солнцем и мокрым снегом...

В качестве следующего этапа джипомании на смену “Nissan” пришел “Jeep Grand Cherokee”. Его появление в стране совпало с разгулом бандитизма и началом чеченской кампании. Народ недолго думал и назвал машину “бандитомобилем”. Сегодняшние слова Розенштайна могли бы быть озвучены любым россиянином еще в те годы: никого не волновали внедорожные качества машины (помню, как я хохотал, когда увидел на снежной дороге буксующий “Grand Cherokee”, которого сбоку без проблем по буеракам объехал 41-й “Москвич”). Во главу угла ставились степень обладания крутизной и преимущества над “всякими там лохами”. “Jeep Grand Cherokee” быстро превратился в самый угоняемый автомобиль в связи с тем, что комфорт “американца” и его “спидоносные” качества сильно полюбились чеченским полевым командирам. Сейчас в столице угоняют не более 1—2 машин в неделю, ибо наступили иные времена, иные нравы. Теперь “Grand Cherokee” мало кого интересует, хотя именно он по уровню оснащения остается чуть ли не лучшей машиной в своем классе.

Огромные монстры “Hammer” (моду на него пытались ввести Лисовский и Титомир) у нас тоже не ужились, как и более изысканные джипы от “Lamborghini” (первым обладателем такой тачки был каскадер и продюсер Александр Иншаков).

Зато в конце прошлого века (конец 1999 года) стало модным и престижным быть обладателем “Toyota Land Cruiser 100” и “Mitsubishi Pajero”. Оба “японца” явились народу эталоном управляемости, проходимости, комфорта и отличались скоростными качествами. Ни один гаишник не решался пойти в погоню за этими машинами, ибо на “Жигулях” (да и на “Фордах”-развалюхах) соперничать с ними было просто бесполезно. В начале XXI века таким образом появился очередной “бандитомобиль”. Хотя предпринимались попытки со стороны сильных мира сего склонить чашу весов в сторону так называемых “гюлендевагенов” — “Mercedes” G-класса (получивших, кстати, индекс из-за того, что они все собираются в австрийском городе Гратц) и по ошибке причисленным к этой категории “американцам” М-класса.

Для особо крутых даже предлагался 6-колесный (!) бронированный “Brabus” (газеты типа “Из рук в руки” пестрели объявлениями о продаже этих чудо-авто по цене под “лимон” долларов), но дальнейшая судьба 6-колесника осталась покрыта мраком. После убийства водителя Натальи Ветлицкой 27 марта 2001 г. интерес к “гюлендевагенам” был исчерпан, и богатых потянуло на иные, пусть менее престижные, но качественные марки.

На всякие там “Lexus”, “Nissan”, “Infinity”, “Range Rover” (“паркетники”) и массивные “Honda Pilot” и “Toyota Sequoia” вообще никто не обратил никакого внимания, и пошла мода на “Ford”. Все было бы хорошо, но тут появился первый джип от BMW — т.е. X5, сначала с двигателем 4,4, а потом и 4,6. Главную роль в этой ситуации сыграла раскрученная в России до уровня божества баварская марка, а плюсом к этому стала реклама, что это чуть ли не самый быстроходный джип в мире. Первыми покупателями стали те, у кого оказались лишними “жалкие” 100 тысяч баксов. Поездили, покайфовали и... пошли в “откат” (т.е. стали их распродавать — после сообщений о “самых угоняемых” и “самых криминальных”). Привыкшие к роскоши россияне, успевшие в свое время сколотить капитал на различных финансовых операциях, на все эти разборки мало обращали внимания и обратили взоры опять на made in USA — на роскошные “Cadillac Escalade” и “Lincoln Navigator”.

А более практичные (включая многих известных шоу-бизнесменов) прислушались к голосу разума. Раз в сопровождении руководства крупных банков ходят “Chevrolet Tahoe”, раз у президентской охраны — такие же джипы да плюс к этому и “Ford Excursion”, так почему бы и нам не пересесть на них? Небезызвестный продюсер Юрий Айзеншпис, недолго раздумывая, поменял свой “Ford Explorer” на “Chevrolet Tahoe” и до сих пор ловит кайф (хотя между этими сменами поездил на “Lincoln Navigator”). А все почему? Да потому, что случайно узнал, что именно эти машины сейчас находятся в охране президента Путина, наряду с более агрессивными “Chevrolet Suburban”, интерес к которым со стороны новых русских почему-то никогда не был особенно силен.

И перед тем, как поставить точку в истории джипомании в России, скажем пару слов о машинах, которые никогда ни при каких условиях не станут востребованными в России: это чистокровные “америкосы” типа “Mercury Mountaineer 4,6” и “Buick Rendezvous 3,4”. Про “Opel Frontera” и вовсе речи не идет, как, впрочем, и о корейских штучках, покупаемых только ради экономии денег.

В следующих номерах “МК-Воскресенья” мы продолжим рассказ о джипах. Вы узнаете о начавшейся в США кампании по борьбе с этими “социально опасными машинами” и о том, какие автомобили используются в охранных структурах глав государств ряда стран мира.




Партнеры