БЛИЗНЕЦЫ НА БУКВУ “Б“

3 ноября 2002 в 00:00, просмотров: 372

После штурма журналист одного из телеканалов передал репортаж из Чечни, из обычной многоэтажки, где когда-то жил Мовсар Бараев. На лестницу вышла пожилая чеченка в платке и вязаной кофте. “Как вы оцениваете события в Москве?” — спросил корреспондент. Правильно, мол, сделали ребята, что захватили заложников, сказала она. И продолжила: тут каждый день убивают наших сыновей, и никому до этого нет дела...

Бабушки в платочках, чеченские мальчики с игрушечными автоматами, девушки в черных платьях — они ненавидят Россию и русских. Они и не мыслят о “самокопании”, которое свойственно нашим интеллигентам: дескать, виноваты все и в первую очередь мы сами. Нет — во всем виновны лишь русские захватчики.

Убийства наших военных, отрезанные головы заложников в Чечне, взрывы в комендатурах, зверства Бараева и ему подобных — это для чеченцев “святая борьба за свободу”. Расстрелы боевиков, лагеря, в которых держат арестованных, зачистки — это “беспредел русских оккупантов”.

Знака равенства между преступлениями Буданова и Бараева сторонники свободной Ичкерии не поставят никогда. А многие русские — ставят, считая их “близнецами”. Для многих из нас военные, которые вымогают выкуп за взятых в плен чеченцев, насилуют местных девушек, мародерствуют, ничем не лучше отмороженных полевых командиров. Ведь преступление остается преступлением, вне зависимости от того, кто его совершает и чем его оправдывают — борьбой за свободу народа, кровной местью, личной ненавистью или “тяжелым материальным положением”.

В понимании этого, на мой взгляд, и есть главное отличие патриотов от оголтелых националистов: русских ли, чеченских...

Рефлексирующие сограждане предлагают: необходимо вступить на стезю переговоров. Но мне непонятно: о чем и с кем договариваться в Чечне? Те лидеры, которые готовы сотрудничать, уже работают в местных структурах. Если кто не знает — есть даже чеченский ОМОН. Договариваться с этими людьми не нужно.

Говорить с Масхадовым, Басаевым и им подобными после совершенных ими преступлений, амнистировать и посадить на высокие чеченские посты? Бред.

И потом что за требования могут быть выдвинуты на пресловутых переговорах? “Свободу республике”? “Вывод войск”? Можно себе представить, во что превратится в этом случае “самостоятельная Чечня”. Мы ее уже видели бесконтрольной после Хасавюртовских соглашений. Тогда вдохновленные местные жители могли вдоволь исполнять свои жуткие национальные танцы — и женщины, и мужчины, и подросшие теперь дети.

Наркотики, заложники, бандитизм, убийства... Чем лучше “зверств русских оккупантов”? Тем, что творили их не русские, а чеченцы? Своих соотечественников, которые на тот момент — между двумя чеченскими кампаниями — успели посотрудничать с российской властью, ичкерийцы отлавливали и уничтожали. Слава богу, многие успели убежать — тогда в коридорах зданий на Старой площади, Белого дома и прочих московских “контор” видели немало завгаевцев с дрожащими руками и бледными лицами.

Сейчас нет никакой гарантии, что в случае вывода войск не повторится то же самое. Невозможно вообразить — боевики скажут: мы сдадимся или уедем за границу, а мирную жизнь пусть без нас и без российских войск продолжат налаживать те чеченцы, которые уже налаживают. Почему тогда сейчас полевые командиры и их подчиненные взрывают и расстреливают местных чиновников? Посмотрите ленту новостей: “Убит глава администрации такого-то района...”, “Совершено покушение на такого-то...” Фамилии жертв — сплошь чеченские.

Цель масхадовско-басаевской компании не в спокойной пенсии под пальмами в Саудовской Аравии и получении весточек с родины: “Сбор урожая прошел успешно!”, “Открылось двадцать новых школ!”. Цель — насколько можно судить по их действиям — мстить, нейтрализовать ненавистных русских и по максимуму отработать деньги, поступающие от заграничных покровителей. Покровителям-то Масхадов и Ко нужны, лишь пока идет война...

Мне жаль мирных чеченцев, страдающих от действий наших войск. Но я — русская, поэтому мне в первую очередь жаль русских. Тех, кого взорвали во многих городах России. Тех, кого захватили на “Норд-Осте”. Солдат и офицеров, погибающих в Чечне.

Да, если вывести войска — солдат и офицеров перестанут убивать. Их семьи на какое-то время вздохнут спокойно. А потом на причеченских блокпостах начнутся новые бои, а в наших городах — новые теракты. Если вы не склонны в это верить — просмотрите еще раз кадры, на которых снят Мовсар Бараев. Представьте его за плугом или со строительным мастерком в руке. Получается?

Путин уже однозначно дал понять: никаких переговоров не будет. Но остается другой вопрос: что делать с ненавистью к русским, которая пропитала чеченский народ? И что делать с нашими будановыми?

Ненависть чеченцев, как показывает история, искоренить нельзя. Но ее можно и нужно заглушить страхом. Не перед тем, что завтра ни в чем не повинных людей заберут “чистильщики” и будут вымогать за них выкуп: заплатите — отпустим из ямы, не заплатите — умрут.

А перед тем, что каждый, нарушивший ЗАКОН, будет караться ПО ЗАКОНУ.

Перед тем, что любая фирма, которой владеет чеченец и которая снабжает деньгами боевиков, будет закрыта, а ее владелец — наказан ПО ЗАКОНУ. С конфискацией имущества.

Перед тем, что каждый чеченец будет знать — его контролируют. И нечего вопить, что сбор отпечатков пальцев и фиксация выходцев из Чечни, живущих в Москве, — нарушение прав человека. Если у человека чиста совесть — значит, бояться ему нечего...

Но то же самое я могу сказать и о будановых, которые дают чеченцам повод указывать на “русские зверства”. Такие люди тоже должны наказываться ПО ЗАКОНУ. Чтобы никому не пришло в голову повторять путь полковника, зная, что наказания не последует. Можете назвать мне другие фамилии — тех, кто уже был осужден за военные преступления в Чечне? Вот и я не могу... Наша власть — очень добренькая к “своим”, отличающимся от Бараева только национальностью. Пока это будет продолжаться, продолжатся и призывы сочувствующих русских к переговорам, к выводу войск. А террористы смогут оправдывать свои действия.

Я понимаю, что эти рассуждения — увы, идеализм чистой воды. Так ДОЛЖНО БЫТЬ. Но диких националистов и просто коррупционеров, которые ведут грязный бизнес с чеченцами, отпускают боевиков за взятки и пользуются любым поводом, чтобы содрать деньги с мирного населения, в стране — выше крыши. И поэтому чеченский конфликт не будет разрешен еще очень, очень долго. Дай бог, чтобы хотя бы для наших внуков он стал историей.

“Россия никогда не будет прежней”, — повторяли после трагедии на улице Мельникова аналитики, как их американские коллеги после 11 сентября. Фраза довольно пустая. “Непрежней” Россия становится каждую минуту. Мне кажется, пришло время сказать о другом.

Пора прекратить заклинания: “Еще немного — и мы окажемся в глубочайшем кризисе, но пока еще этого можно избежать”.

Пора наконец признать: не избежали. Только не ясно: самого дна достигла наша страна или еще есть, куда падать. Голодали в начале девяностых и думали, что страшнее ничего нет. Пережили оперный путч 91-го — и думали, что такое не повторится. Но наступил 93-й (кстати, с чеченцем Хасбулатовым в одной из главных ролей). А потом — началась война в Чечне. Раскрылись мерзкие тайны ельцинской “семьи”. Грянул дефолт. Взорвались дома в Москве. Утонул “Курск”. Захватили “Норд-Ост”...

Пора понять: кризис УЖЕ самый что ни на есть глубочайший. Победителей в России сейчас нет — одни проигравшие. Даже если кто-то и ощущает вкус победы.



Партнеры