ДРУЗЬЯ, УЖАСЕН НАШ СОЮЗ

24 ноября 2002 в 00:00, просмотров: 611

Вчера пил пиво и придумал анекдот про Вовочку:

— Что общего между плохим танцором и плохим журналистом?

— Обоим одно и то же мешает.

Смеяться после слова “Вовочка”. Или не смеяться — это кто как себя политически позиционирует.

Я позиционирую себя правильно. Не смеюсь. Да и вам, друзья, не советую.

Не то сейчас время. Весь народ должен сплотиться вокруг. Объединиться на почве. Поддерживать правильный. Одобрять верный. И показывать всем врагам большой. Чтобы знали: если что — будет маленький.

Как показал им наш президент. У кого повернется длинный за это его осудить?


Боже мой, как быстро все изменилось! Наконец прошли годы трагической неопределенности, брожения мыслей и прочей интеллигентской глупости.

Теперь мы все заодно. То есть все как одно. И все вместе идем мочить чеченов. Кто бомбами и зачистками в Грозном, а кто в Москве языком.

Раньше наши интеллигенты морщились при слове “черные”. А сейчас?

Я тут недавно посмел сказать на вечеринке в компании друзей, что чеченцы, в общем-то, тоже люди. И у них тоже бывают дети. И они, кстати, гибнут на войне. Погибло уже как минимум 10 тысяч...

Что тут началось! Меня чуть не забросали солеными помидорами. Не забросали только потому, что помидоров было мало, а водки много.

Мои милые добрые друзья и подруги наперебой стали предлагать варианты урегулирования чеченской войны.

— На них надо кинуть атомную бомбу, — жуя бутерброд, предложила одна.

— Это жестоко, — возразила другая, покуривая “Вог”. — Надо их куда-нибудь выселить.

— Нет, бросить бомбу!

— Нет, выселить!..

Закончилось все тем, что мне пригрозили сделать так же, как наш президент хотел тому журналисту. Прямо на месте, сервизным ножом.

Не знаю, почему пожалели.

“Мы никак не можем привыкнуть жить без войны”, — пел любимый мною в юности “ЧайФ”.

Прав был товарищ Шахрин. Это, наверное, у нас что-то внутри. Впитавшееся с молоком матери и бабушкиными щами.

Раньше нашими врагами были американцы. Сейчас мы их побаиваемся. Не любим, но уважаем.

Мы нашли врагов помельче — чеченцев. Они рядом. И кругом виноваты. Мужчины — все сплошь бандиты. Женщины — камикадзе. Дети — будущие террористы.

В одной из московских школ уже прошел “урок дружбы народов” для третьеклассников.

— Встань, пожалуйста, Зара, — сказала классная руководительница девочке с косичками. — А теперь, дети, я должна вас предупредить. Зара — чеченка. Вы должны это знать!

Да нечего волноваться. Все и так знают.

Раньше было: “Учиться, учиться и учиться”.

Теперь: “Мочить, мочить и мочить”.

Прочувствуйте разницу.

Новое поколение уже прочувствовало. В Москве трое молокососов — девушка и два парня — совершили ритуальное убийство человека. Впрочем, не совсем человека, а кавказца, как их в наших СМИ называют.

Молокососов спросили: “За что вы его?” Они ответили: “Просто хотели проверить себя — настоящие мы патриоты или нет”.

Проверили. Настоящие.

* * *

Если враг у нас один, то друзей пока еще несколько.

“Скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты”. “С кем поведешься, от того и наберешься”. Это старые русские поговорки. Поговорки правильные и мудрые. Русские поговорки вообще всем хороши, кроме одного. Они ничему не учат.

Вот сижу я и смотрю телевизор. А там один политический союзник России в кадре сменяет другого. Один — другого. Прямо рябит в глазах. Впрочем, это быстро надоедает. Потому что настоящих союзников у нас осталось немного.

Лукашенко, Кучма, Саддам, Ким Чен Ир.

Все. Больше не наберется. Остальные хотя нам и улыбаются, но как-то неискренне. Буржуазно. А эти — они как братья. Вот наливаю себе еще рюмку и еще острее ощущаю: свои.

Но наливаю еще одну и думаю: а с какой, собственно, стати?

Лукашенко ворует наш газ. Его политические противники один за другим пропадают без вести. Его таможенники по-братски вымогают деньги у российских туристов. Он продает оружие диктаторам и террористам, с которыми мы вроде как боремся. Он так всех достал, что ему уже не выдают визу, как обычному уголовнику. Но для нас он все равно — друг. Его, обиженного, едет утешать спикер нашей Госдумы. Ему помогают в борьбе с оппозицией наши политики.

Лукашенко всем говорит, что он — буфер между нами и единой Европой. Что он защищает нас от агрессивного блока НАТО.

Но агрессивный блок не ворует газ. А пассивный Лукашенко ворует.

Вот если бы у меня из дома друг чего-нибудь спер, он сразу перестал бы быть другом. А тот, кто ворует у моей страны, — друг. Где логика?

Идем дальше. Кучма. На Украине его — геть. В России — всегда добро пожаловать. Кучма не спит ночами. Нежно поглаживает трясущимися руками свой загранпаспорт и гадает: дадут еще одну визу в Европу или больше не дадут? Уф-ф... Дали. Но неизвестно, дадут ли следующую.

Поскольку Кучма тоже приторговывает оружием. И тоже кому попало, лишь бы платили. И за газ, кстати, тоже платить не любит. В общем, такой Друг-2.

Я даже не знаю, что мы будем делать, если Америка захватит Ирак и уберет нашего самого старого друга — диктатора Саддама Хусейна (наше ТВ любит рассказывать, как его единогласно любит народ).

Кого тогда мы будем защищать? Чьи интересы отстаивать в ООН? Большего политического прохвоста, который, кстати, помогал мировым террористам куда покруче Закаева, в мире не сыщешь.

Впрочем, нет. Остается последний друг — товарищ Ким, который Чен Ир. Это самый поездатый товарищ. Всю Россию на паровозе исколесил. Но мозги на дороге не валяются, даже если она железная. На днях этот недалекий союзник пригрозил США ядерной бомбой. Которой, по словам нашего министра обороны Иванова, у КНДР нет.

Итог. Наш министр выставлен вруном и придурком. А Ким Чен Ир тут же предложил Бушу... подписать договор о ненападении. Между нами, мол, сверхдержавами.

Тут, как говорится, медицина бессильна. И куда записать такого товарища? Некуда больше — в друзья России.

Такая вот великолепная четверка — диктаторы, воры, шизики... В этой компании не хватает людоеда Бокассы — жаль, умер, курилка.

Ну, скажите на милость, почему именно они — друзья моей Родины?

Я не понимаю. Наверное, как-то можно понять. Но я столько не выпью.

* * *

Как не выпью я и столько, чтобы понять, почему у нас так любят футбол. Сам очень люблю и сам же не понимаю.

Есть такая опять же русская народная примета: выпал снег — к решающим матчам чемпионата России.

И вот уже потянулись на эти матчи замерзшие, как суслики, и пьяные, как поросята, фанаты. Чтобы увидеть белое поле, красный мяч и 22 идиота, которые два часа за ним по полю катаются.

Причем особыми идиотами выглядят те 11 из них, которые ни фига не понимают по-русски и которых футбольный бог наказывает жребием играть зимой в России.

Они не понимают: как это — на снегу без лыж?! Ноги у них разъезжаются, сопли текут, глазки слезятся.

В наш красно-белый футбол они играть не умеют. И почти всегда продувают. А мы еще глумимся и закидываем несчастных снежками.

Сейчас Россия претендует на проведение чемпионата Европы-2008. Главный футболист страны Колосков уверен в победе на 80 процентов. А у нас как — где 80, там и соточка. Победу уже почти начали обмывать. Тут уж действительно странно будет, если победят остальные двадцать.

Так вот. В свете сказанного предлагаю провести чемпионат в декабре-феврале. Тогда победа нам фактически гарантирована.

А если хитрые европейцы под каким-нибудь предлогом не согласятся, указом президента возложить ответственность за успешное выступление сборной на тов. Лужкова. Я так понимаю: если наш мэр умеет разгонять тучи, то и пригнать их откуда-нибудь с полюса тоже сможет.

Остальное дело техники, которой у наших футболистов мало. И — снег нам в помощь.

Но это дела грядущие. А об итогах чемпионата страны лучше не буду. Потому что болею за “Спартак”.

Напоследок хочется лишь сказать огромное спасибо родному клубу за удачное выступление в еврокубках. От моей мамы.

Это ж сколько людей не придет на заснеженный стадион и не простоит два тайма при -10°! Сколько нежных и ранимых спартаковских душ не покосит грипп и простуда! В том числе и меня.

Моя мама очень довольна. А в жизни, по-моему, это — самое главное.

Все остальное — фигня.




Партнеры