Небожитель

23 февраля 2003 в 00:00, просмотров: 264

В мире всегда властвовали и верховодили бандиты.

Римские легионеры не были убийцами?

Инквизиция не устраивала казней?

Гитлер не был кровав?

Сталин не был преступником?

Но каким-то образом отдельные, не склонные отнимать жизнь у других люди (назовем их некриминальные элементы) все же выживали, растили детей и даже ухитрялись умирать своей смертью. Непостижимо! Но это так. Зато неизвестно, для какого способа жизни нужно больше сноровки и ума. Когда убиваешь сам, или когда охотятся за тобой? Постоянно охотятся... Слабо прожить именно так — обхитрив убийц?

Почему преступников называют “преступниками”? Потому, что они позволяют себе преступать, попирать то, что другие не могут себе позволить попрать. Позволяют себе быть такими, как им хочется, делать то, что запрещено (той же моралью), — воровать, убивать, насиловать. Через эти границы они и преступают.

Но какой человек более естественен: который себя сдерживает, загоняет в рамки, или тот, который позволяет себе раскрепоститься? Стать таким, каким его тянет быть от природы? Каков из них более настоящ?

Говорят, нельзя судить по рядовым гражданам обо всем народе. А по кому же тогда судить? Я с Петраркой в очереди не стоял, с Эйнштейном чаи не распивал, с Вальтером Скоттом в общественном транспорте не ездил... Напротив, вершинные проявления гениальности, талантливости у различных наций и народов почти неотличимы и сходны — в своей неприземленности, оторванности от подробностей быта, непогруженности в этнические мелочи. О народе надо судить именно по его рядовым представителям.

В жизни надо вести себя так, будто окружен дикими зверями (что соответствует действительности). Ибо человек вобрал в свою натуру хитрость леопарда, жестокость крокодила, небрезгливость гиены, силу льва. При этом он обладает вполне пристойным (с точки зрения ему подобных особей) обличьем. Нет саблезубых клыков, нет когтистых лап, мартышечье лицо изредка освещается способной ввести в заблуждение улыбкой. А сам при этом только и ждет удобного момента, чтобы перервать тебе горло, задавить, уничтожить, воспользоваться твоей слабостью или растерянностью, замешательством или болезнью. Все — как в диких джунглях и прериях. Зазевался — и тебе переломили хребет.

Не надо искать одобрения современников. Надо искать одобрения вечности. Это гораздо более трудная (и точная) задача.

Люди ведут себя ужасно, живут ужасно: склочно, подло, вздорно, мелочно и мелко, а потом льют слезы над своими несложившимися судьбами и еще удивляются, почему несчастливы.

Люди в большинстве своем — мелкие, злобные, завистливые и примитивные существа. Вам крупно повезло, если вы окружены масштабными фигурами (малореальный случай) или обзавелись (вам выпал этот счастливый шанс) хотя бы одним ярким знакомым. Если же такой человек у вас в друзьях, вы с ним близки и можете беспрепятственно и вдоволь общаться — вы уже небожитель.

Человек живет или умирает — весь тот срок, который ему отпущен?

Ну и создадут так называемый Халифат... Что это изменит? Исчезнут бедные и богатые? Негодяи и прохвосты? Только кажется, что отблеск величия могучей империи падает на каждую отдельную судьбу. В реальности: пока империя растет, ей нужны соки ее граждан, потом, утвердившись и привольно раскинувшись на обширных пространствах, она начнет подминать тех, кто, не понимая, что наступил период стабильности и отдыха, продолжит трепыхаться. Ее железная пята придавит каждого непослушного и несогласного. Любого поверившего в провозглашенные цели. Не понявшего, что лозунги были продиктованы моментом, ситуацией, спекулятивной задачей, а вовсе не жаждой обустроить всеобщий рай на земле. Рай — всегда удел избранных. Остальные как были, так и останутся ступенями, половицами, прахом, ступая по которым проследуют к благоденствию единицы. Но и эти не достигнут блаженства. Потому что ад — внутри каждого. Именно на этом адском огне поджариваются души. Надо добавить: если бы каждый держал свой ад в узде и внутри себя, не выпуская его наружу, — тогда и наступил бы покой и, может быть, даже равенство, потому что все бы знали друг про друга и про себя, что они равновеликие грешники, и никто не самопровозглашал бы себя святым. Невозможно ведь примириться, если подлец, про которого ты знаешь и все остальные знают, что он подлец, поучает тебя как жить. Отсюда и проистекают войны и революции. Каждый должен помалкивать в тряпочку — тогда... Но я уже повторяюсь. Я ведь уже сказал в начале: миром всегда правили убийцы. Они повелевали неубийцами. А неубийцы пытались выжить. Вечный круговорот человеческого общества.



Партнеры