Россия подтягивает гольф

25 мая 2003 в 00:00, просмотров: 376

Приятно отметить, что российский гольф уже успел заявить о себе на международной арене, пусть и юниорской. И имена наших гольфисток неоднократно мелькали на страницах иностранной прессы, причем каждый раз с оттенком удивления: мол, откуда в России, где полтора поля на всю страну, могли взяться такие таланты?! Чего стоит один только парный квартет: сестры Ротмистровы, Ульяна и Галина, и сестры Костины — Мария и Анастасия. У всех у них большое будущее и, несмотря на нежный возраст, достойное прошлое. Победы и медали на чемпионатах России, международных турнирах...

О Насте Костиной вообще разговор отдельный. Она стала настоящим открытием прошлого сезона. А в нынешнем она стартовала просто феерически, попав в финал серьезного турнира во Франции. Местная публика была в таком восторге, что стала болеть за россиянку против своей же — француженки...

Ясное дело, из ниоткуда результаты не берутся. Тем более в нашем гольфе, который еще очень юн: ему всего 15 лет. Впрочем, за последние пять лет он значительно окреп. Президент Объединенной федерации гольфа Игорь Малышков взял под свое крыло молодых спортсменов, нашел возможность возить их на зарубежные сборы и турниры. Наши ребята круглый год не выпускали клюшку из рук и приобрели ценный опыт, соревнуясь на чужих полях. Постепенно команда сроднилась, как единая семья. Однако даже семьи распадаются. И в прошлом году чемпионка России Маша Костина улетела в Америку — по приглашению известного тренера Ренди Хенри.

Ренди оказался удивительным человеком: его семья приняла Машу как родную. Вскоре она довольно неплохо выучила язык и поступила в университет штата Вашингтон, за команду которого теперь успешно выступает.

Настю до недавнего времени воспринимали не иначе как “просто сестренку” чемпионки страны. То, что она талантлива, было видно, но, как говорится, нужен результат...

Собственно, он не заставил себя ждать. Открытый чемпионат России-2002 проходил незадолго до первого в нашей недолгой гольф-истории командного чемпионата Европы в нахабинском “Ле Меридиен Москоу Кантри Клаб”. По сему поводу в Москву заранее прилетела сборная Германии во главе с чемпионкой Европы Мартиной Эбер. Перед Европой немки решили заблаговременно освоить новое поле: потренироваться, а заодно — в качестве полезной практики — поучаствовать в открытом российском первенстве. И именно тут впервые так ярко заявила о себе Настя Костина. В первый день турнира она показала лучший результат. Мартина тогда всерьез от нее отстала. Отстала и старшая сестра Маша, которая никак не могла адаптироваться после Америки.

— Как думаешь, Маша тогда ревновала к твоему успеху? Родство родством, но когда сестры становятся соперницами...

— Маша ради меня все отдаст. Конечно, она очень ранима, но я для нее самый близкий человек, она просто не могла за меня не радоваться. Хотя раньше всегда выигрывала Маша, а я — проигрывала.

— ...И вдруг так удачно выступила. Для тебя самой это было неожиданностью?

— Честно говоря, да. Однако, выиграв первый круг, да еще с таким отрывом, я поняла, что на самом деле могу победить. Если бы не мандраж на второй день, из-за которого я сделала столько лишних ударов, — реально бы выиграла. Я ведь и третий круг прошла лучше всех.

— Твой последний успех во Франции, когда ты заняла второе место среди юниоров, непостижим. Ты же всю зиму тренировалась в Москве.

— Сама не знаю. Хорошо, что в Северном Бутове появился крытый Гольф-Центр. Там я и тренировалась всю зиму. Однако во Франции я впервые увидела свежую зелень после московского снега. И даже зрительно с большим трудом к ней привыкала.

— Почему осталась в Москве, ведь все остальные наши ведущие гольфисты все это время играли за границей?

— Просто решила строить будущее самостоятельно. И это было трудное решение. В команде Объединенной федерации я была два года. И считаю, мне повезло. Иначе никогда бы не узнала, что такое гольф. Мне столько раз хотелось подойти к Игорю Владимировичу Малышкову, поблагодарить... Если бы не он моя жизнь сложилась бы совершенно иначе... Никто не думал, что гольф станет для меня делом жизни. Предполагалось, что я буду делать экономическую или еще какую-то “серьезную” карьеру. Меня считали кем угодно, только не гольфисткой. И вдруг — такой поворот...

— Что было труднее — чемпионат Европы у нас или “мир” в Малайзии?

— Несравнимые вещи. “Европа” была командная, к тому же на родном поле, а “мир” — индивидуальный турнир. Это огромная личная ответственность! В первый день я разнервничалась, сделала кучу ошибок, и когда в последнем круге показала хороший результат — все удивились, даже спросили: “Наверное, для тебя такой успех — это шок?” На что я ответила: “Это четыре лишних удара в первом круге для меня шок. А “-1”, — это как раз нормально”.

— Высокая самооценка — это хорошо!

— А я действительно уверена в себе. Дело в том, что у гольфа есть существенная особенность: это глубоко индивидуальный вид спорта. Этим он мне и близок, я имею в виду духовно. Ты проходишь лунку за лункой один на один с самим собой, и никто не может повлиять на твой результат. В отличие, скажем, от того же тенниса (который, кстати, мне тоже очень нравится, но...).

— Не скажи! Сколько было примеров, когда игроки сникали от плохой погоды или от того, что соперник сделал у них на глазах хороший удар...

— Согласна, но опять-таки это личное дело игрока — поддаваться внешним факторам или нет. Лично я могу настолько внутренне сконцентрироваться, что вообще ничего вокруг не замечаю. Меня может выбить из колеи только незнакомое поле. К чужому рельефу, как ни крути, приноравливаться приходится...

— Как же тебе это так быстро удалось во Франции, после нашей-то зимы беспросветной?

— Турнир во Франции — это было нечто удивительное. Когда я вышла в финал, местные болельщики смотрели на меня как на экзотическое существо. А узнав, что я русская, прониклись каким-то щенячьим восторгом: “Ой, надо же, русская вышла в финал!” Что характерно, многие болели в финале за меня против своей же француженки. Потом подошли местные журналисты — стали выяснять, как это возможно, что в России научились играть в гольф... Было так приятно! Тем более что поле на самом деле было сложным, а соперницы — реально очень сильными.

— Что думаешь делать в ближайшее время — ты уже определилась с будущим?

— Сейчас я очень хочу к сестре и, к счастью, наконец-то улетаю к ней в Америку. Просто мне несколько раз отказывали в визе. Только сейчас наконец дали. Теперь я смогу тренироваться вместе с Машей.

— Хочешь уехать в Америку насовсем?

— Есть такие мысли. Во всяком случае, хочу поступить в американский университет. Однако это не помешает мне выступать за российскую любительскую сборную. Уходить в профессионалы я в ближайшее время не собираюсь.

— Ты всегда такая серьезная... Честно говоря, при такой внешности это редкость... Интересно, ты когда-нибудь влюблялась?

— Никогда. И мне так лучше, потому что я смотрю на других девчонок — у них вечно какие-то страдания-переживания. Вместо того чтобы тренироваться — мучаются, о ком-то думают. Нет уж. Я лучше пока отвлекаться не буду. Хотя, может, это и неправильно...

— Ты сейчас где-нибудь учишься или только тренируешься?

— Я учусь в РГУФКе. На факультете индивидуального обучения. Кстати, там же учится Михаил Южный. Несколько раз видела его во время сессий. Знаешь, стала такой теннисной болельщицей! Когда ребята играют, мы всей семьей болеем за них. Особенно за Мишу.

— Ты не боишься, что если уедешь — будешь скучать?

— Но ведь мои родители здесь. Они живут и работают в Нахабино. Кстати, они поддерживают мое решение, а родителям ведь всегда видней, что для ребенка лучше. А для меня сейчас главное — быть поближе к сестре. Что же касается ближайшего будущего, то через месяц мы с Машей прилетим в Москву — чтобы вместе участвовать в чемпионате России.



Партнеры