Роман Березовский: Дядя, помоги материально!

10 августа 2003 в 00:00, просмотров: 580

— Зачастую его игра, особенно в ключевых матчах, мне напоминает игру Яшина... — так о нем недавно сказал в анкете “МК” на тему лучшего футболиста июля знаменитый наш тренер Анатолий Бышовец. И пусть Роман в опросе этом не победил, то, что голкипер “Динамо” — один из самых ярких игроков чемпионата России-2003, сомнений, по-моему, не вызывает.


Березовский при встрече настолько обаятельно улыбается, что сразу хочется перейти на “ты”...

— Рома, недавно Рината Дасаева включили в число ста лучших футболистов мира за столетие. Завидуешь белой завистью?

— Да, если только белой. Мне-то уж точно такого никогда не дождаться — и мечтать нечего, на международной арене я так не засветился. Вот чемпионат России выиграть бы...

— И не жалеешь, что в свое время сборную Армении выбрал? С российской, глядишь, и добился бы чего-то стоящего?

— Тогда, в 96-м, у меня вариантов никаких не было: я же за армянскую молодежную сборную уже заигран. А когда в “молодежку” приглашали, то меня, совсем молодого парня, еще и не знал никто, даже в Питере, где я был одним из запасных вратарей “Зенита”. Какая уж там сборная России... А жалеть — конечно, жалею иногда. Например, когда чемпионат мира смотрел в прошлом году — мысль порой мелькала: а ведь мог бы и я, наверное, в Японию поехать. Но тут же, впрочем, гнал ее от себя: что толку переживать, не судьба, видно...

— Самый яркий матч за армянскую сборную можешь назвать?

— Да, пожалуй, самый первый — с Португалией, как раз в 96-м. 0:0 мы тогда сыграли. Они мне на последней минуте пенальти не забили.

— Фигу бил?

— Нет, Секретариу, кажется. В штангу попал...

— Как вообще человека с фамилией Березовский угораздило в Армении родиться?

— Родители туда по комсомольской линии работать поехали. Строить канал Арпа—Севан. В озере уровень воды падал — вот и решили его соединить с рекой... Вот так работали-работали, потом получили квартиру. И решили остаться.

— В простой армянской школе учился?

— Да. Только на язык армянский нам разрешали не ходить. Впрочем, я и без того его хорошо знаю — во дворе-то на нем то и дело говорили, а в детстве все быстро усваиваешь...

— То есть обороной в сборной по-армянски руководишь?

— Без проблем. Хотя там сейчас уже и в защите-то не одни только армяне — недавно вот аргентинца Билибио натурализовали. А тренирует нас вообще румын Стойкицэ.

— Ну да тебе не привыкать к интернационалу — я про “Динамо” уже. Тут, кстати, проблем с подсказками защитникам не возникает?

— Да уж, полиглотом поневоле станешь: Ганеку надо кричать по-словацки, Батаку и Танасьевичу — по-сербски, Менди — по-французски... Шучу, шучу. На самом деле по-русски им подсказываю. У кого-то, как у Ганека, с языком получше, у Менди вот потяжелее идет, но основные футбольные термины все понимают.

— Ты ведь тоже мог легионером оказаться. Если бы в свое время вместо Левицкого поехал с Сашей Пановым в “Сент-Этьен”...

— ...И ждала бы меня такая же, как Максима, история: тоже за решеткой немножко посидеть бы пришлось. Я ведь почему и отказался тогда от предложения французов — потому что мне дали понять, что будут оформлять греческий паспорт, чтобы я у них легионером как гражданин Евросоюза не считался. Посоветовался со сведущими людьми — спасибо, объяснили, чем это все чревато.

— Вот и здорово, а то вокруг твоего имени и так скандальных историй хватает. Взять хоть отлучение от сборной!

— Тогда — это было три года назад — тренер Сукиасян обвинил меня и еще несколько человек в поражении от Украины...

— То есть фактически — в сдаче игры...

— Так он не говорил, просто заявил, что к следующей встрече, против Белоруссии мне готовиться не надо. А потом вдруг — через некоторое время — опять в сборную позвал. Как раз на матч с Украиной. Я так понимаю, если бы он меня в сдаче игры подозревал, то не поставил бы на еще одну встречу с тем же соперником, правильно?

— Ром, а когда тебе было тяжелее: тогда или в 97-м, когда Сергей Дмитриев, кажется, сказал, будто ты специально пропускал от “Спартака”?

— Очень тяжело было и то, и другое перенести. Хорошо, друзья верные поддерживали как могли в трудную минуту, жена Екатерина, с которой мы еще в Питере познакомились. Ну да ладно... Я всех этих людей, которые делали мне так больно, простил уже.

— Да, о Питере. Давно хотел спросить: как ты там вообще оказался-то?

— Отыграл в первом независимом чемпионате Армении в 92-м, и тут тренер моей команды предложил в Россию поехать, в Петербург. Сказал, что там друзья у него есть, которые помогут.

— После “Зенита” ты переехал в Москву — сначала стал торпедовцем, потом динамовцем. И, кажется, не напрасно. Согласен, что в этом году свой лучший сезон проводишь?

— Нет, не скажу, что лучше стал играть. Стабильнее — это да. Но подожди с выводами, чемпионат-то еще не закончился. Осенью поговорим — лучший это сезон или не лучший...

— В Москве ты в общем-то не так давно. Бытовые проблемы случаются?

— Не то чтобы проблемы... Но вот недавно друг проездом был, попросил видеокамеру помочь купить. Полупрофессиональную, для подводных съемок. Весь город объездил, с ног сбился — толку ноль. А потом заехал на знаменитую Горбушку — и обомлел: видеокамеры — на любой вкус, только выбирай. И, кстати, очень недорого. Теперь в подобных ситуациях всем друзьям по команде я советую отправляться в торговый центр “Горбушка”.

— По-моему, это начинает походить на рекламу...

— Это не реклама, а, скорее, совет, как сэкономить время.

— Скажи, пожалуйста, а тренер “Динамо” Прокопенко чем от других отличается?

— Несмотря на то что человек он уже заслуженный и опытный, взгляды на футбол у Виктора Евгеньевича самые что ни на есть современные. И еще — он в футболисте личность прежде всего видит. Свободы больше дал: скажем, на сбор мы только накануне игры садимся. Доверяет нам — а мы, в свою очередь, стараемся его не подводить... Впрочем, мне вообще на тренеров по большей части везло. Достаточно вспомнить Бышовца, Садырина, Шевченко... Какие фамилии, а?

— Кстати, насчет фамилий... В команде-то часто подкалывают на тему Березовского Бориса Абрамовича?

— Еще бы! Все время спрашивают: “Это, наверное, твой дядя?”

— Если бы ты оказался с ним за одним столиком, как со мной сейчас, что бы в первую очередь сказал?

— “Дядя, помоги материально!” Эх, вот прочитают ребята — точно скажут: “Ну вот, мы же говорили, что ты его племянник...”





Партнеры