ТЭК, ТЭК, ТЭК

1 октября 2003 в 00:00, просмотров: 289

Отношения в данной области регулируются на основе договоренностей первого Российско-американского делового энергетического саммита (октябрь 2002 г., Хьюстон) и совместных заявлений президентов двух стран. Саммит проводится на регулярной основе. В этом году он прошел в Санкт-Петербурге 22–23 сентября. После войны в Ираке российские компании настроены на более тесное сотрудничество с заокеанскими партнерами в нефтяной сфере.
Только за 2002 год наши поставки нефти и нефтепродуктов в США увеличились в два раза, достигнув более 370 тыс. баррелей. В 2003 году Россия вышла на шестое место по экспорту нефти в США, уступая лишь ее традиционным крупнейшим партнерам в торговле нефтью – Саудовской Аравии, Мексике, Канаде, Венесуэле и Нигерии. Тем не менее необходимо учитывать, что в общем объеме российского нефтяного экспорта на США приходится не более 2%.
Администрация США активно поддерживает проект создания Мурманской трубопроводной системы (МТС) с обещаемым потенциалом экспорта от 80 до 120–140 млн. т нефти в год. Инициативу в финансировании проекта проявляют американская Корпорация частных капиталовложений за границей (OPIC) и Эксимбанк США. С российской стороны застрельщиками выступают пять отечественных нефтяных гигантов, готовых гарантировать планируемые объемы поставок экспортной нефти. В июле ими при участии министра энергетики Игоря Юсуфова и президента государственной компании «Транснефть» Семена Вайнштока был подписан специальный меморандум. В соответствии с ним нефтяные компании взяли на себя следующие обязательства: НК ЮКОС должна обеспечить для МТС труботранспортные мощности на 50 млн. т нефти в год и 35,7% расходов по разработке ТЭО; ЛУКОЙЛ – соответственно, 33 млн. т и 23,5%; ТНК – 25 млн. т и 17,9%; «Сибнефть» – 20 млн. т и 14,3%; «Сургутнефтегаз» – 12 млн. т и 8,6%. Всего на 140 млн. т нефти в год.
Первый танкер российской нефти может выйти в США из Мурманского порта уже в 2007 году. Об этом сообщил на энергетическом саммите в Санкт-Петербурге вице-президент ЛУКОЙЛа Леонид Федун. По его же прогнозу, Россия в перспективе способна занять до 13% американского нефтяного рынка.
В стадии реализации находятся такие проекты, как «Сахалин-1» и «Сахалин-2», по изготовлению арматуры для морских нефтяных платформ, совместная работа в рамках строительства Каспийского нефтяного трубопровода, дальнейшее освоение 14 месторождений Тимано-Печорского бассейна.
Кроме того, уже около года активно муссируется информация о намерениях компаний ChevronTexaco Corp. и Exxon Mobil Corp. по покупке 25% акций российского нефтяного гиганта «ЮКОС-Сибнефть», стоимость которых оценивается более чем в $11 млрд. США. Предполагается, что к середине 2004 года эти переговоры обретут уже реальность, даже несмотря на известные политические трудности, испытываемые Михаилом Ходорковским.
Даже нашумевшую сделку ТНК-BP в США склонны оценивать как проамериканскую. По словам посла Соединенных Штатов в России Александра Вершбоу, «в BP достаточно много американской крови после слияния с АМОСО (ведущая нефтяная компания США. – Прим. «ДЛ»), и глава новой компании BP-ТНК является гражданином США».
На современном этапе не исключено появление совместных проектов на территории послевоенного Ирака, на рынках третьих странах, в том числе в Африке и Латинской Америке.
Важную роль в энергетическом процессе играют деловые круги обеих стран. Интересы частных энергетиков представляет Российско-американский коммерческий энергетический диалог (РАКЭД), сопредседателями которого являются Американская торговая палата и Российский союз промышленников и предпринимателей.
Российский нефтяной рынок оценивается американскими аналитиками как более стабильный и цивилизованный по сравнению с ближневосточными партнерами. Также одним из главных факторов привлекательности России является предоставляемая компаниям возможность сменить свои истощенные месторождения – это хотя и очень сложно для растущих компаний, но зато является одним из самых важных показателей их успеха.

...И две тысячи подписей

За последние годы объем взаимной торговли между двумя странами застыл примерно на одном уровне – $8–9 млрд. Около 80% объемов экспорта в США приходится на сырье и полуфабрикаты. Основными группами товаров российских поставок являются драгоценные камни и металлы (25% общего объема экспорта), алюминий и изделия из него (20%), черные металлы (13%), продукты неорганической химии (10%), сырая нефть и нефтепродукты (3%). Удельный вес экспорта российских машин и оборудования в 2001 г. составил 5,7%. Американцы экспортируют в Россию в основном продукцию машиностроения (52%) и продовольствие (14%).
В 2002 г. США лидировали по объему накопленных прямых инвестиций в российскую экономику ($4,2 млрд.), а по общим накопленным инвестициям занимали третье место ($5,5 млрд.) после Германии и Кипра. США также осуществляют программы содействия российским реформам (в 2002 г. – $148 млн.). В 2002 г. товарооборот увеличился на 2,7% и составил $9,22 млрд., положительное сальдо России – $4,43 млрд. ($3,55 млрд. в 2001 г.). Сравнительно невысокий рост объема торговли связан со слабой конъюнктурой на рынках экспортируемой нами продукции, негативными последствиями рецессионного периода американской экономики, обоюдными ограничениями на некоторые виды взаимных поставок.
Американское правительство активно ограничивало поставки на североамериканский рынок отечественной стали. В 1999 году экспорт продукции предприятий черной металлургии в США был ограничен Всеобъемлющим соглашением по стали.
Однако это соглашение не помешало администрации Буша начать очередной раунд антидемпинговых разбирательств против российских металлургов. Российская сторона ответила запретом на ввоз мяса птицы из США, и в итоге в 2002 году были подписаны поправки к Всеобъемлющему соглашению.
В 2002 году Соединенные Штаты наконец предоставили России статус страны с рыночной экономикой. Экспортно-импортный банк США вновь возобновил предоставление гарантий по внешнеторговым кредитам для России. В то же время нерешенных проблем пока гораздо больше. Американские предприниматели хотели бы улучшения инвестиционного климата в России прежде всего в долгосрочных проектах, разумных и предсказуемых налогов, прозрачного лицензирования добычи и экспорта, а также уменьшения огромного бюрократического бремени. Согласно исследованиям, в США среднему американскому бизнесмену при осуществлении проекта в России требуется для согласования своих планов с чиновниками собрать около 2 тыс. разных подписей.
Вместе с тем можно отметить, что американский капитал уже создал достаточно серьезный плацдарм в России в форме инфраструктуры (филиалы и представительства ведущих корпораций и банков, отделения юридических, консалтинговых, инвестиционно-брокерских фирм, торговые палаты и бизнес-центры) для крупномасштабного инвестиционного проникновения в Россию.
США уделяют немалое внимание развитию малого и среднего бизнеса в нашей стране при посредстве Фонда экономического развития Джорджа Сороса. Так, в прошлом году американская правительственная Корпорация частных инвестиций за границей (Overseas Private Investment Corporation – OPIC) объявила о выделении кредита в $30 млн. российскому Банку кредитования малого бизнеса (КМБ-Банк).

МНЕНИЕ

Дмитрий ЯКУШКИН,
исполнительный директор Российско-американского делового совета:
«На мой взгляд, знаковым событием минувшего саммита стало посещение Владимиром Путиным Нью-Йоркской биржы. С одной стороны, это явная демонстрация неизменности курса на рыночные реформы в России, с другой – поддержка тех российских компаний, которые либо уже вывели свои акции на Уолл-стрит, либо только мечтают это сделать. Для американцев, которые традиционно чутко прислушиваются к мнению высокопоставленных лиц, подобное внимание со стороны российского президента – лучшая гарантия, что США имеют дело с серьезными партнерами. Кроме того, такой шаг – еще один удар по негативным стереотипам, сложившимся у американского бизнеса в отношении России.
Из переговоров с Бушем по экономическим вопросам я бы выделил энергетическую сферу. Если амбициозные планы поставлять в США российскую нефть или газ осуществятся, то это выведет наши отношения на принципиально иной уровень. Энергетическая взаимозависимость, естественно, только укрепит и область политических отношений. О том, что мы медленно, но верно продвигаемся в направлении тесного сотрудничества в энергетике, говорят уровень представительства и характер дискуссии на прошедшем накануне саммита в Санкт-Петербурге Второго энергодиалога Россия–США.
В остальных сферах нашего экономического партнерства каких-то существенных прорывов пока меньше, чем хотелось бы. Уровень товарооборота, хоть и увеличился на треть за первую половину этого года, но далеко не соответствует потенциалу двух таких великих стран, как Россия и Америка. Объем торговли американцев с Китаем на таком фоне вообще представляется космической величиной. По-прежнему не столько реально влияет, сколько психологически отравляет атмосферу всем надоевшая, но периодически вытаскиваемая из шкафа поправка Джексона-Вэника. Что касается инвестиций в Россию, то здесь надо понимать, что американский бизнес рационален и по-хорошему капризен: он придет к нам в полном объеме, когда будут соответствующие условия. Поэтому это вопрос скорее к нам, нужно делать конкретные шаги по улучшению инвестиционного климата у нас дома.
Но работать с американцами вместе мы не только должны, но и можем. Ряд наших компаний за последние несколько месяцев сделали радикальные прорывы на американский рынок. Разумеется, они отличаются по своему стратегическому значению, по финансовой составляющей, но, на мой взгляд, являются знаковыми. Я имею в виду покупку «Норникелем» контрольного пакета акций монополиста палладия и платины в США компании Stillwater Mining. В это же самое время как бы на другом полюсе и в другой области – выход на американский шоколадный рынок нашей компании «А.Коркунов». Казалось бы, кто бы предсказал такое развитие событий еще несколько лет назад. И в этой связи я бы обратил внимание на пожелание Путина, высказанное им в Нью-Йорке, видеть участниками российско-американских деловых связей представителей именно малого и среднего бизнеса. В первую очередь это относится к России, потому что на американском направлении действуют преимущественно крупные российские компании».




Партнеры