От кутюр до футбола

15 февраля 2004 в 00:00, просмотров: 545

Чемпион России Иржи Ярошик вовсю готовится в теплых странах к своему второму сезону в ЦСКА. А в московской квартире его возвращения с нетерпением ждет очаровательная невеста Вероника Кубачкова, в недавнем прошлом профессиональная модель. Иржи родился в городе Усти-над-Лабем, Вероника Кубачкова — в небольшом Яблонце-над-Нисоу. Между этими населенными пунктами, расположенными на севере Чехии, всего лишь около ста километров. Но наши герои могли бы так никогда и не встретиться, если бы судьба не занесла обоих в Прагу.


— Как вы познакомились?

Вероника:

— Это очень забавная история. Мы пришли в ночной клуб отметить победу одной моей модели в конкурсе. И там была компания молодых людей. Но я даже не подозревала, что это футболисты.

Иржи:

— Мы с ребятами из пражской “Спарты” пошли в тот день отдохнуть после игры. Она думала, что я профессиональный танцор.

Вероника:

— Я, кстати, танцевала сначала с его приятелем. Но потом подошел Иржи и сказал, что я не с тем танцую, и я весь вечер потом уделяла внимание только ему.

— Вы сразу стали жить вместе?

Вероника:

— Где-то спустя месяц.

— Ты чем тогда занималась?

— У меня уже было свое модельное агентство, но еще я работала в одной фирме и занималась там различными проектами.

— Как ты отреагировала на решение Иржи поиграть в России?

— Я не хотела. Стремилась уехать к морю. А про Россию я тогда уже знала, что там очень длинная зима. До прошлого года я вообще у вас никогда не была.

— Квартиру сами выбирали? (Ярошик с Вероникой живут в весьма скромной по нынешним временам квартире недалеко от Савеловского вокзала.)

Иржи:

— Это Вероника. В первые три дня мы много ездили по городу — смотрели с представителями клуба разные квартиры, но эта Веронике понравилась больше всех.

— Какое, кстати, у вас обоих было впечатление от России?

Вероника:

— Когда я только приехала — не самое лучшее. На улицах снег, грязь... Потом Иржи уезжал на базу, и я была здесь совсем одна. Без русского языка. И очень боялась выходить на улицу. Помню, как зашла в метро и не знала, что делать дальше. У нас в Праге всего три линии, а тут — больше десяти! Я пыталась говорить по-английски, но со мной почему-то никто не хотел вступать в контакт. Еще мне каждый месяц приходилось летать в Чехию, чтобы решить проблему с визой.

Иржи:

— Для Вероники это было очень тяжелое время. Если я был все время с ребятами, то она — совсем одна.

Вероника:

— Еще я очень хотела работать. Я знаю английский и думала, что проблем с трудоустройством у меня не будет. Но оказалось, что это не так.

— Сейчас уже обзавелась подругами?

— Да. Есть одна журналистка, еще одна девушка. Я занималась танцами — там появились знакомые. Сейчас вот начала учить испанский язык.

— А как учила русский? С преподавателем?

— Когда я приехала, мне обещали дать телефон учительницы, но до сих пор я его так и не получила. Так что занимаюсь сама.

— Были у тебя какие-нибудь забавные случаи, связанные с незнанием русского?

— Однажды мы были в ресторане — я хотела заказать куриные крылышки, но не знала, как сказать по-русски. Тогда я замахала руками. А Иржи как-то захотел блинчики. По-чешски это блюдо называется “палачинка”. И он, решив, что может сделать заказ, сказал официанту: “сладкий полотенец”. Тот, естественно, так и не понял, что имел в виду Иржи...

— Что вас больше всего удивило по приезде в Россию?

Вероника:

— Здесь все по-другому. Первое, что бросилось в глаза, — разница между положением мужчины и женщины. Взять даже тех же футболистов. Их жены, как правило, ничего не делают и сидят дома. В Чехии не так. Вот и я привыкла работать и не могу сидеть без дела. Еще в Чехии принято приветствовать женщину рукопожатием. Но когда я первый раз попала в общество мужчин, мне никто не подал руки, и я тогда подумала, что просто им чем-то не понравилась. Еще удивило, что люди пьют пиво в метро.

Иржи:

— Еще нас поразили “пробки” на дорогах и холодная погода.

Вероника:

— Но это из плохого. Конечно, очень многое удивило и с хорошей стороны. Особенно архитектура. Понравились Кремль, дворец у “Динамо” (здание Военно-воздушной академии имени Жуковского. — С.Г.), памятник Петру I, парк Победы...

— Вероника, теперь ты уже определилась с работой?

— Я хочу здесь создать свое маленькое модельное агентство. Набрать небольшую группу молодых девушек, обучить их, чтобы они потом работали только на меня.

— Как проводите свободное время?

Вероника:

— Поначалу очень боялись вообще ходить куда-то. Потом начали выбираться. Летом ездили за город на берег Москвы-реки. Ходили на концерты Мэрайи Кери и Робби Уильямса.

Иржи:

— Еще в зоопарк. За белыми медведями, которых мы никогда раньше не видели, наблюдали около часа. Вероника была в восторге от обезьян.

Вероника:

— Мы бы хотели с ними дружить. В Чехии, например, можно взять шефство над каким-нибудь животным. Быть его спонсором.

— По Москве передвигаетесь на автомобиле?

Иржи:

— Клуб выделил мне “Мерседес”.

— Водители наши тебя не пугают?

— Нет. Я люблю быть за рулем. Так что уже привык. Даже научился общаться с вашими полицейскими. Сразу начинаю разговор с того, что я футболист.

— Ну и как, успешно?

— Большинство отпускают. Кто-то говорит, чтобы лучше играли, а если и берут штраф, то, как правило, небольшой.

— За модой следите? Одежду в семье, наверное, покупает Вероника?

Вероника:

— Ну почему же? Иржи умеет выбирать себе одежду. Иногда, правда, я ему советую в этом вопросе. Я же не гонюсь за модой, хотя регулярно читаю модные журналы и смотрю различные телепрограммы. Для меня главное, чтобы одежда была удобной. Я никогда не пойду в магазин в сапогах на высоких каблуках.

— Какую музыку слушаете?

— Нет какой-то одной любимой группы. Но мне по работе приходится прослушивать множество различных дисков.

Иржи:

— А я люблю дискотечную музыку. Еще мне нравятся группы, состоящие из трех-четырех девушек (при этом напел “Люби меня по-французски”. — С.Г.).

— Иржи, а ты кроме чешского и русского знаешь какой-нибудь язык?

— В школе учил немецкий. Но уже начали с узбеком (футболистом ЦСКА Александром Гейнрихом. — С.Г.) заниматься английским.

— Где отдыхали в этом году?

— В Доминиканской Республике. Фотографий много наделали...

— Вероника, ты дома готовишь?

— Да, и довольно часто. Это в основном чешские блюда. Гуляш, кнедлики... Только, если ты знаешь, для приготовления кнедликов нужна грубая мука, которая в Москве не продается. Поэтому, если кто к нам едет из Чехии, мы всегда просим привезти эту муку.

— Иржи, а что ты любишь есть?

— Я все скушаю. И на базе радует, как нас кормят.

— У тебя есть прозвище в команде?

— Большинство меня зовет Чех. Некоторые — Иржик.

— А в Чехии какое было?

— У нас в Чехии приняты разные прозвища. У меня их было около десятка. Но чаще всего называли Едле. Это у нас такое большое дерево вроде кедра или пихты.

— По прошествии времени можешь ответить на вопрос: почему все-таки ЦСКА проиграл “Вардару” в отборе к Лиге чемпионов?

— С одной стороны, это футбол, и все бывает. Но с другой — в то время, когда начинается квалификация Лиги, в России уже идет пятый-шестой месяц чемпионата. В то время, когда в Европе летом обычно бывает перерыв и футболисты отдыхают. Ну и, конечно, в ЦСКА все — от игроков до президента — думали, что мы легко выиграем у “Вардара”. На самом же деле квалификация намного сложнее матчей группового турнира. Там можно даже проиграть пару раз и занять первое место. А здесь расслабляться никак нельзя.



Партнеры