Семейка изуверов

22 февраля 2004 в 00:00, просмотров: 549

Их заставляли стоять на гвоздях. Рыть себе могилы. Морили голодом. Рассекали руки, ноги, голову, а потом без заморозки — на живую — штопали раны. Саше было 9 лет, а Диме — 8. Старшему брату удалось вернуться к маме, а младший до сих пор числится без вести пропавшим… Нет, это не про фашистские лагеря и не про чеченский плен. Дело было в прошлом году. И маленькие “узники” жили в обычном жилом доме недалеко от Москвы. А мучители их — не какие-нибудь садисты-убийцы. Просто родные дядя и тетя, которым племянников оставили на время, так их воспитывали.

Мальчиков не били только по праздникам

— Опубликуйте его фотографию, — просит следователь. — Мы, конечно, склоняемся к тому, что он умер и они его где-нибудь закопали, но мало ли что… Вдруг еще живой?

В то, что очаровательный пацан со снимка погиб, совсем не хочется верить. Во взгляде мальчишки столько жизни и задора — кажется, что изображение застыло лишь на миг, и через секунду Дима сорвется с места и станет гонять по школьным коридорам. То есть делать то, что так раздражало его дядю и тетю…

У Людмилы Мальцевой, жительницы городка Вятские Поляны Кировской области, было двое сыновей. Мальчики уже ездили вместе с бабушкой погостить к брату их мамы в Ленинский район Подмосковья, в Ватутинки-1. Поэтому, когда в начале прошлого года Людмиле подошел срок рожать третьего ребенка, она не нашла более подходящего варианта, чем оставить детей у брата.

Дмитрий Анисимов — а для детей просто дядя Дима — охотно согласился присмотреть за племянниками, несмотря на то что в семье имелось двое своих детей — 14-летняя Катя и 15-летняя Таня. Мол, в тесноте да не в обиде. Могло ли Людмиле прийти тогда в голову, что, уезжая совсем недалеко — почти в соседнюю область, она добровольно отдает родных детей в лапы садистов?

Нет, поначалу мальчикам было действительно хорошо у дяди с тетей. Глава семейства стал водить Сашу в музыкальную школу в класс аккордеона. К ребятам относились вполне по-родственному.

Все изменилось недели через три. Дядя все чаще стал угрожать детям, что он их “отлупит”. И вскоре за словами последовали действия.

Впоследствии измученный мальчик обстоятельно перечислит следователям:

— Сам дядя Дима бил меня и Диму шлангом. Тетя Оля била меня шлангом, ремнем и веником. Таня и Катя били просто руками. Не били нас только в выходные и праздники.

Что могло вызвать такую резкую перемену в отношении к детям всего семейства? Может быть, мальчишки успели натворить что-то из ряда вон выходящее?

Отнюдь. По словам старшего из братьев, их наказывали за то, что они: бегали в школе по коридорам, не убирали за кошкой, не хотели делать уроки.

Били Анисимовы детей сильно — в кровь. Маленькие раны затягивались сами, а более серьезные приходилось зашивать на скорую руку. Делала это сама тетя Оля. Они ведь с мужем в свое время окончили в Волоколамске ветеринарный техникум. Поэтому врачебные навыки у 33-летней Ольги Анисимовой имелись. Именно таким образом, например, она “заштопала” мальчику висок, распоротый рукояткой веника. И чудовищную рану на затылке, которую “провинившийся ребенок”, с его слов, получил от удара пряжкой ремня. Впоследствии при виде этого рубца даже у бывалых следователей пробегали мурашки по коже.

Школьные учителя, конечно, замечали у мальчиков свежие синяки, ссадины и шрамы. Но на все вопросы Саша и Дима отвечали так, как их научила тетя Оля: “Катались на роликах и упали”, “Подрались из-за снежного комка”…

Однажды, после очередного наказания, Дима все-таки рассказал правду школьному приятелю Жене. Тот — учительнице. А педагог, конечно, сразу потребовала объяснений у той же тети Оли. Зря. Учительницу удалось успокоить, Диме же родственница вручила после уроков лопату и велела “рыть себе могилу”… Потом, правда, наказание свое отменила.

Кстати, такая же участь в свое время постигла и Сашу. В его показаниях так и говорится: “А один раз тетя Оля сказала мне, что закопает меня”.

Было это после того, как Анисимова застала племянника перебирающим свои вещи в ящике. Что-то ей в тот момент не понравилось. И она отправила ребенка на улицу с лопатой. Саша копал себе яму за домом, возле березы. А тетя Оля наблюдала за ним из окна. Могила была уже почти готова, когда до смерти напуганного мальчика позвали домой.

Вообще же фантазия парочки извращенцев не имела пределов. Излюбленным наказанием дяди и тети, как вспоминает Саша, было ставить детей коленями на горох или на гвозди, рассыпанные на полу.

И еще. Со слов старшего из братьев, в течение двух недель тетя Оля делала им “в попу какие-то уколы”. По два в день. Чем именно и от какой болезни она их лечила, женщина им не говорила.

Наказывали ли Анисимовы таким же образом своих родных дочерей? Боже упаси! По уверениям следователей, с Таней и Катей родители никогда не были столь “строги”. Видимо, девочки всегда тщательно выполняли домашние задания, регулярно убирали за кошкой и никогда не бегали по школьным коридорам...



“В ванной спит какое-то чудовище”

В середине декабря прошлого года, когда братья пришли из школы, взрослые обнаружили, что Дима неправильно записал домашнее задание. Как вспоминает Саша, вечером дядя и тетя рассыпали на полу гвозди. Он привычно опустился на колени. Мальчик простоял так всю ночь, а утром пошел в школу. Его сменил Дима.

Когда наказание для младшего брата закончилось, дядя велел ему раздеться, дал в руки шубу и отвел в ванную. Теперь он, мол, будет жить там.

Взрослые запретили всем троим детям разговаривать и даже видеться с маленьким узником. Когда кому-то нужно было умыться, Диму на время выводили из ванной.

Но Саша все же замечал, что постепенно его младшему братику становится все хуже и хуже. Его ноги опухли в коленях. Совсем скоро правая перестала сгибаться совсем, а левую мальчик мог согнуть лишь немного. Дядя пытался выпрямить ноги, но безуспешно. Он сильно злился, обвиняя ребенка в том, что он притворяется. Из горла Димы Саша слышал лишь какое-то клокотание: “Мне удавалось поговорить с ним тогда, но что он говорил, было непонятно”.

На новогоднюю елку 26 декабря Саша пошел один, без Димы. Младший брат к тому времени передвигаться самостоятельно уже не мог. Равно как и принимать пищу. Тетя Оля вливала ему чай в рот из шприца.

А три дня спустя в доме праздновали день рождения одной из дочерей. Пришли гости с детьми, в том числе родственники дяди и тети. Дима был, как обычно, заперт в ванной. Гостям его не показывали. “Если кому-то надо помыть руки, идите на кухню”, — говорили им хозяева.

В конце вечера кто-то из пришедших на праздник детей все же увидел Диму. Ребята прибежали в комнату и в ужасе сообщили присутствующим:

— Там, в ванной, на подушке, спит какое-то чудовище…

На следующий день, вернувшись из школы, Саша обнаружил, что его младшего брата нет… Куда он делся, мальчик так толком и не понял.

А 7 января этого года кузина Таня неожиданно подошла к Саше и спросила:

— Хочешь знать, что с твоим братом? Он умер…



Дядя Дима про похороны пошутил

Первой тревогу забила одна из родственниц Анисимовых. Как-то, при встрече с дядей Саши и Димы, она услышала от него довольно странные слова в адрес мальчиков — он их, мол, ненавидит. Потом — еще пара каких-то тревожных “звоночков”. Короче, в конце января этого года родители ребят приехали за ними. И обнаружили, что Димы нет.

Брат с женой пояснили Людмиле:

— Мальчика сбила машина, и он погиб. Мы его уже похоронили.

Убитые горем родители заявили, что хотят сейчас же увидеть его могилу. Они решили в самое ближайшее время ребенка перезахоронить. Тут Дмитрий Анисимов как-то замялся, стал бормотать, что ребенок вовсе не погиб, что он не знает, где мальчик. Родители кинулись в местную прокуратуру…

Следователи посмотрели на Сашу, поговорили с ним, с его друзьями и школьными педагогами. Картина случившегося стала более чем ясна. Медики, в свою очередь, зафиксировали: “У ребенка обнаружены признаки заторможенности, резко пониженного питания, боли в руках и коленных суставах”. Далее идет перечисление швов и многочисленных шрамов по всему телу. Какие из ран были получены ребенком во время игры, а какие — от бесконечных ударов, сейчас сказать сложно. Но в общем медицинское заключение полностью подтверждает рассказ мальчика, на показаниях которого сейчас основываются стражи порядка.

Но доказательств недостаточно, чтобы обвинить супружескую чету в убийстве или каких-либо действиях, повлекших смерть (тем более что труп мальчика никто не видел). Поэтому под стражу взят лишь 35-летний Дмитрий Анисимов — с формулировкой “истязание”. А его супруга, официально не уличенная в оном, все еще на свободе…

Нельзя не упомянуть о том, какие объяснения дал в прокуратуре дядя мальчиков. Он не стал отрицать, что частенько наказывал ребят. Даже поведал такую деталь: “Я достал гвозди и рассыпал их на полу. Это были гвозди-саморезы с большими шляпками”. За что наказывал? Ответ у дяди Димы такой: мальчики, мол, воровали в школе у товарищей деньги и булочки.

Еще бы! Дети ведь постоянно хотели есть…

Впрочем, рассказ своего племянника мужчина подтверждает лишь частично. Например, случай с раной на голове Анисимов прокомментировал так: летом 2003 года мальчик катался на роликовых коньках и разбил голову. И далее дословно: “Рану на голове ему зашивала моя жена (без применения наркоза), так как она имеет опыт зашивания ран у кошек и собак”.

Похоже, разницы между маленьким человеком и дворовой кошкой, которую можно “проучить”, привязав к лапе консервную банку или пальнув из рогатки, для дяди Димы действительно не было.

Поверить в то, что внешне совершенно нормальные люди в течение многих месяцев издевались над племянниками, действительно сложно. Соседи, например, даже не подозревали, что дом супругов Анисимовых превратился в настоящую камеру пыток. “Мы никогда не слышали ничего подозрительного”, — говорят они…

По словам сотрудников прокуратуры, ни один из местных адвокатов не согласился защищать супружескую чету. Юристы, которым приходилось отстаивать интересы матерых убийц и насильников, в данном случае отказывались, как только узнавали, что речь идет об издевательствах над детьми. “Теперь по закону мы обязаны предоставить им бесплатного адвоката, и он у них будет”, — говорят в прокуратуре.

Между тем выяснить, что на самом деле случилось с мальчиком, до сих пор не удается. Следователи предполагают, что он умер. Дядя продолжает твердить, что ребенок просто пропал без вести:

— Когда сестра спросила меня, куда делся Дима, я сначала действительно сказал, что он умер и я похоронил его рядом с могилой своей тещи. Но потом я объяснил ей, что просто пошутил. Что на самом деле я не знаю, где он.

Вообще же супруги предпочитают все отрицать.

Действительно, очень не хочется верить, что дядя и тетя выполнили свое обещание и закопали ребенка. Прошло уже много времени с исчезновения школьника, но, может быть, Дима все-таки просто сбежал и кто-то его приютил? Всех, кто что-либо знает об этом мальчике, следствие просит звонить по телефону 548-07-19.





Партнеры