Кoроль сериалов

29 февраля 2004 в 00:00, просмотров: 281

“Первый комсомолец страны”... Так Игоря Бочкина стали называть, когда на экраны вышел фильм Сергея Снежкина “ЧП районного масштаба”. Не уверен, что после премьеры этого фильма Бочкина нарекли секс-символом. В СССР секс тогда только-только начинал выходить из подполья. Но что после премьеры Бочкин проснулся знаменитым — это точно. Много тому свидетельств. Ведь фильмы, где Игорь Иванович в дальнейшем снимался в главных ролях, сегодня, извините за банальность, трудно сосчитать на пальцах.

Мы долго договаривались о встрече, на которую Бочкин приехал с супругой — актрисой театра и кино Анной Легчиловой. И Анна приняла самое активное участие в нашем разговоре.


— Игорь Иванович, а ведь мы с вами давненько не виделись. Что нового в жизни?

— Ну что нового, что нового? Вот, с Анной Александровной второй совместный спектакль делаем. “Энергичные люди” называется. По Шукшину. Я к его творчеству очень уважительно отношусь. У меня и в кино лучшая роль, считаю, в картине “Крепкий мужик”. Тоже по Василию Макаровичу.

Только сегодня днем побывал в американском посольстве. Уезжаем на гастроли в США, нужно было визу оформить. У меня даже отпечатки пальцев взяли. Проверяли по линии Интерпола, не совершил ли я чего-нибудь нехорошего.

Что еще? На днях вернулся из Минска. Закончили озвучивать полнометражную картину “Дунечка”. Это совместный российско-белорусский проект. Посвящен памяти Николая Еременко-младшего. В Киеве закончились съемки 16-серийной картины “Пепел феникса”.

Анна: Подожди. Ты еще у меня в кино снялся!

Игорь: Да, точно. Картина “Вкус убийства”. Четыре серии. Анна впервые сидела в режиссерском кресле. Я не ожидал даже, как у нее все здорово получится.

— У вас выходные-то бывают?

Анна: Бывают. В эти дни мы просто спим... Но такие дни выпадают все реже и реже. Чаще отсыпаемся в поездах, самолетах. Когда перебираемся с одной съемочной площадки на другую. На личную жизнь времени вообще не остается. Вот, конкретный пример. Бочкин вчера забирал ковер из химчистки. Над ним там все сотрудники смеялись. Он этот несчастный ковер три месяца забрать не мог! Некогда было.

Игорь: Точно, так все и было. Три месяца забрать не мог. В химчистке меня даже пожалели. Говорят, какие же вы все-таки, творческие люди, по жизни несчастные...

— Я как-то слышал, что вас называют “королем сериалов”. Какой фильм ни показывают — везде Бочкин.

— Нет, неправда. От многих ролей отказываюсь. Не хочу размениваться. Хотя за неделю предложения два-три поступает обязательно. Да и времени не хватает, даже если предложение интересное. У меня, например, до июня сейчас все дни расписаны. Бывает иначе. Посмотрел сценарий и отказался, потому что показалось неинтересно. Потом смотришь на экране и думаешь: а ведь интересный проект, надо было соглашаться. Легчилова в таких случаях говорит: “Отказался, потому что дурак”.

— Раньше, когда жили в другой квартире и с другой женой, то всегда сами на телефонные звонки отвечали. А теперь в основном Анна подходит. Это с чем связано? Неужели поклонниц стало меньше?

— Да?.. Хм, ну я не знаю, что сказать... Знаешь, я вообще-то жене в этом плане доверяю. Она как бы от моего имени может все сказать. Понятно, о чем я?..

Анна: Да, в этом плане я — жесткий человек.

Игорь: И я тоже жесткий.

— Как же уживаетесь под одной крышей? Оба жесткие, оба актеры...

Анна: И по китайскому гороскопу — два Петуха.

— Проще говоря, часто отношения выясняете?

Игорь: Нет, никогда.

Анна: Как это?! Мы с тобой как раз вчера поругались. Я на тебя обиделась.

— Вот здесь подробнее, пожалуйста...

Анна: По телевизору смотрели что-то вроде “Новостей культуры”. Про Марка Шагала. Игорь Иванович сказал: “Я не понимаю, что такого выдающегося создал Шагал!”. А я сказала: “Ты не понимаешь. Шагал — великий художник”. Шагал, если уж на то пошло, как и я — белорус. Я, можно сказать, земляка защищала. И мы поссорились. Типичная для нас ссора. Нет, посуду дома не бьем. Просто некогда...

— Дачей пока не обзавелись?

Анна: Нет, хотя была такая идея. Даже что-то ездили смотреть. Но опять же — не хватает времени. А это такой вопрос, который нельзя никому доверить. К тому же мы очень неприспособленные к жизни люди. Абсолютно. Ладно там, допустим, лампочку вкрутить или гвоздь забить. А вот когда какие-нибудь документы нужно оформить, то это все — мрак... В какую организацию обращаться, к кому конкретно... Нет, мы с Игорем Ивановичем больше по творчеству.

— Тогда вопрос на засыпку. Сколько сейчас стоит одна поездка на метро?

Анна: Игорь Иванович точно не знает. А я еще помню — 7 рублей. Может, уже больше?.. Минутку, на метро мы последний раз ездили 30 декабря 2002 года. У нас в театре был спектакль. Мы ехали на машине и попали в жуткую пробку...

Игорь: Да-да, точно. Деваться было некуда. Вышли и поехали на метро. Помню, я еще спросил: “Легчилова, а как здесь проходить?”.

Анна: Просто мой муж не ездил на метро с тех пор, когда там еще монетки в автомат кидали. Поэтому он просто не знал, что и куда нужно засовывать. И у него был шок. Игорь Иванович опустил кепку на глаза, а я прикрывала его грудью. Со стороны, наверное, было очень смешно.

— Игорь Иванович, по-прежнему обижаетесь, когда вас называют актером одной роли? Это я про фильмы “Горячев и другие”, “ЧП районного масштаба”, “Барханов и его телохранитель”.

— Не то чтобы обижаюсь, но обидно порой бывает. Люди в театры сейчас редко ходят. И не знают, что в театре у меня разноплановые роли. Широкого, так сказать, диапазона. Я из-за этого часто и от интервью отказываюсь. Все одно и то же спрашивают. Одни и те же фильмы вспоминают.

— А зачем вообще этот театр? В кино же куда больше платят.

— Зачем-зачем? Роли хорошие предлагают. Вот и нравится... И все. Театр это театр. Либо в нем играть, либо уходить. Дело не только в деньгах. Без икры можно обойтись. Главное, чтобы на хлеб хватало. Я благодарен судьбе, что никогда не оказывался в ситуации, когда нужно именно на жизнь зарабатывать, выживать. Мешки на вокзале таскать, на машине левачить. Даже больше скажу. Я благодарен судьбе, что даже в елочных кампаниях никогда не участвовал. Не прыгал под елочкой ни лисичкой, ни зайчиком.

— Три самых главных человека в вашей карьере?

— Борис Голубовский. Бывший главный режиссер Театра Гоголя. Он меня взял в труппу прямо со студенческой скамьи. Он меня на сцене увидел. Я играл дипломный спектакль. “Вишневый сад”. Лопахина. Голубовский потом пришел за кулисы и сказал: “Вас многие будут брать. Но считайте, что вы у меня в театре”. На следующий день я принес ему свою трудовую книжку...

Едем дальше. Конечно, Юрий Еремин. Режиссер Театра Пушкина. В кино? Думаешь, я сейчас Снежкина назову? Который снимал “ЧП районного масштаба”? Да, он меня снял. Но ведь именно покойный ныне, царство ему небесное, Виктор Иванович Трегубович настоял, чтобы я в этой картине снимался. Снежкин не хотел меня брать на роль. Но Трегубович настоял на моей кандидатуре. Именно Трегубович сделал меня “первым комсомольцем страны”. Меня так называли, когда картина вышла.

— Почему супруга вашу фамилию не носит?

Игорь: Мы сначала хотели двойную фамилию. Легчилова-Бочкина. Но в загсе почему-то сказали, что нельзя.

Анна: К тому же у Игоря Ивановича уже были жены Бочкины. Да и моя фамилия отчасти состоялась. Боялась, что он меня подомнет под себя. Зачем мне пожинать плоды его славы?..

— Дома тоже по имени-отчеству друг друга зовете?

— Ох, это беда всей моей жизни. В театр только поступил, а уже — Игорь Иванович. Вот честное слово. Мне даже перед партнерами по сцене неудобно было. Да Бог с ним! Это же как кличка, в хорошем смысле слова, я считаю. Нравится меня так людям называть, ну и пусть себе называют. Иногда, правда, просто “Иваныч” зовут. Мы вот недавно с Мишей Ефремовым снимались. Так Мишке очень нравилось, когда я его Олеговичем называл.

— В прошлом, помню, футбол страстно любили. Сейчас как с этим?

Анна: Ты расскажи про свою большую гордость...

Игорь: Точно! Только не про мою, а про нашу большую семейную гордость. Это случилось года полтора назад. Мы в ЦДКЖ играли спектакль “Дура! Это любовь...”. После спектакля, когда я уже переоделся, вышел в коридор, слышу, кто-то спрашивает: “Где Бочкин? Где Бочкин?”. Выхожу на лестницу и вижу... Никита Павлович Симонян! Великий человек! И вот он на меня смотрит и говорит: “Наконец-то!”. Теперь я горжусь, что у нас дома висит вымпел с его 75-летия, на котором Никита Павлович написал: “Выдающемуся русскому артисту Игорю Бочкину”.

Анна: Никита Павлович ходит на все наши спектакли. Вообще на все. Они с супругой обижаются, когда мы не звоним. Обижаются, что какой-нибудь фильм с нами идет по телевизору, а мы не позвонили предупредить.

— Последний вопрос. Производите впечатление человека, берущего от жизни все. Так ли это?

— Обычно, когда я говорю, что мы с женой живем в однокомнатной квартире, что у нас нет одного, второго и десятого, что загородного дома у нас нет и в ближайшее время не предвидится, мне почему-то никто не верит. Ну и что тогда об этом говорить?..



Партнеры