Обжора, попрошайка, ловелас

4 апреля 2004 в 00:00, просмотров: 591

“Пробирается медведь сквозь густой...” Это у вас, батеньки, воображение разыгралось! Ну какой, скажите, валежник в центре Москвы? Дело-то происходит в столичном зоопарке.

Итак, а поутру они проснулись. Утро было мартовское, и это означает, что встали они рано — недели на две, если не на месяц раньше срока. Солнышко пригрело, пора и о завтраке подумать, а там и о любви. Потому что у бурых медведей от первого до второго — один шаг.

Первым среди косолапых обитателей зоологического сада проснулся камчатский медведь — самый роскошный и крупный экземпляр. Он всегда продирает глаза раньше всех — пока самое вкусное из карманов посетителей не успели выпросить сородичи. И сразу к сетке с протянутой рукой: “подайте сколько сможете, а то сами мы не местные...”

Медведь этот заслуживает отдельного эпического произведения: судьба его столь необычна, что с редкой человеческой долей сравниться может. Все началось с раннего детства, когда еще грудного по человеческим понятиям мишку определили в один вольер с другим грудничком — белым. Мишки по молодости лет цветов не различали и весьма между собой ладили. К тому же они неплохо дополняли друг друга. Например, белый отличался плохим аппетитом, а по рациону ему полагалась изрядная порция мяса — такая, которая бурому и не снилась! Белый мясо игнорировал, а коричневый — не пропадать же добру — доедал сперва свою порцию, а затем соседскую. С тех самых пор у камчатского москвича и появилось трепетное отношение к еде.

Вкус к пище развил вкус к жизни. В частности — охоту к перемене мест. И вот уже взрослый, лоснящийся от праздного жирка, изящный и одновременно по-русски тяжелый зверь отправляется в Сингапур — себя показать и людей повидать. “Ах, ему там будет жарко!” — переживали зоотехники столичного зоопарка. Черта с два! Ему было там так комфортно, так мишку обхаживали и баловали, что через полгода, как раз по возвращении, он не смог войти в приготовленный для него вольер! Пришлось специально расширять двери!

Вернувшись к родным пенатам, косолапый сразу объявил войну зоотехникам. А то придумали — вырыли ему берлогу в закрытой части вольера! А как же воскресные перекусы? Медведь желал всю зиму иметь возможность выбираться в хорошую погоду на свет божий и попрошайничать. Он и спит-то из-за этого вполглаза! Битва с зоотехниками продолжалась несколько лет, пока упрямый топтыгин, в очередной раз роя себе берлогу по выбору, не докопался до соседней клетки, в которой обитал тигр! Избежать кровопролития удалось чудом — и зоотехники плюнули на упрямца: место, что он себе выбрал, забетонировали и превратили в уютный зимний дом с удобным выходом наружу.

Короче, люди к медведю — всей душой, а он к ним?

— Неплохой парень, — говорит заведующий отделом млекопитающих Евгений Давыдов. — Мы с ним ладим. Ну, конечно, фамильярности он не терпит. Так, раз одному товарищу подшофе руку по локоть откусил. И демонстративно на нее сел, паршивец, даже обгладывать не стал, как свойственно медведям, просто пренебрежение свое продемонстрировал!

Мужик, конечно, сам виноват был. Мишка сидел в загоне, загороженном насмерть. Дело в том, что раньше там обитал другой медведь с весьма пакостным характером. У того имелся до мелочей отработанный трюк: как только посетители кидали в клетку вкусненькое, мишка всем своим видом демонстрировал, что ну никак не может до подачки дотянуться, и взгляд у него становился такой жалостливый! Конечно, человеческое сердце не камень, и сердобольные граждане спешили угостить топтыжку лично. Итог неизменно был печален: оторванная рука. Ну и загородили зверя наглухо. Этот вольер и достался камчатскому по наследству. Так нашелся сильный и смелый товарищ — и пришел-то не один, с женой и дочерью. Был, правда, в подпитии. Оторвал эту самую доску, да и стал медведя за ухом чесать... Не стерпел Миша такого хамства. То, что достали и отправили вслед за увозящей смельчака “скорой помощью”, уже мало напоминало человеческую конечность — в звере-то весу за 8 центнеров!

А вот жена у него раза в три легче. Но права качать умеет и мужа держит в ежовых рукавицах! Каждую весну супруг огребает от нее по полной программе — по морде с двух сторон! Пощечины, затрещины и подзатыльники так и сыплются на его бурую голову. Только мишка терпелив, защищается деликатно, не дай бог задеть в ответ подругу! Так и без первого весеннего секса, который следует прямиком за первым весенним завтраком, можно остаться! “Ничего, пускай лапами помашет, авось не убьет, а перебесится — попокладистее станет. Ее тоже понять можно — каждую весну эти, не к столу будет сказано, люди медвежат у нее отнимают. (Конечно, не отними — сам же медведь возьмет да и сожрет потомство. В естественных условиях медведица растит детенышей без помощи отца.) Ну конечно, злая она! Ну ничего, отойдет — можно будет и новых детишек наделать, дело не хитрое, но такое приятное!

Медведица в зоопарке всегда начинает брачный сезон с того, что треплет мужа: пусть знает, кто в доме хозяин. Самцы других животных ничего подобного подругам не позволяют — а медведи терпят. Да и отчего, собственно, не потерпеть, когда медведица в два с лишним раза легче?

Пощечины следов не оставят, а косолапые — не гордые, главное — конечный результат. Сексом хозяева леса занимаются демонстративно, в нем — 800 килограммов, в ней — 300, а те муравьи, что за сеткой ходят, пускай смотрят, авось не убудет. Так что — смотрите и завидуйте!





Партнеры