Маленький воин

20 июня 2004 в 00:00, просмотров: 227

Все началось с телефонного звонка…

— Помогите найти ребенка, — голос в трубке дрожал. — Его захватили чеченские террористы.

— Вы не преувеличиваете? — скорее механически спросил я. Мало ли паникеров, да и просто сумасшедших осаждают редакцию.

На другом конце обиженно замолчали. И после паузы:

— Рома отправился в Чечню на поиски отца, офицера-контрактника. Собрал рюкзачок, взял компас, карту, фонарик, игрушечный пистолет, нож и тайком ушел из дома. С тех пор его никто не видел. Приезжайте. У нас об этом знают все...

И я поехал — в глухой поселок Вологодской области. То, что я узнал, не укладывается в голове. Кому-то наверняка покажется, что в этой истории добрая половина — выдумки, но на самом деле здесь чистая правда — от первого до последнего слова.

Местоположение неизвестно

Лишних людей в эту беду родители Ромы посвящать не хотят, поэтому согласились разговаривать только при условии, что мы не станем упоминать их фамилии и название поселка.

— Нельзя говорить о тех, кто воевал в Чечне, и рассказывать, где они живут, — в голосе Алексея, отца отважного мальчика, и печаль, и гнев. — Нам могут мстить — мало ли подонков. А как мне защищать семью?..

Эта семья живет здесь уже много лет. Хозяйка, Елена Борисовна, — преподаватель. По окончании пединститута ее прислали в здешнюю школу. Сразу получила “проблемный” десятый класс, где одним из самых заводных учеников был Алексей. Первое время он буквально изводил молодую учительницу наглыми выходками, да так увлекся ею, что влюбился.

Влюбилась без памяти и сама Лена. Несмотря на пересуды, вскоре они поженились. Алексей устроился участковым милиционером. В этом совершенно нищем месте — очень даже престижная должность. Участковому дают жилье, а раз в три года — путевки на море для всей семьи.

Жильем оказался покосившийся от времени и жестоких морозов барак. Одноэтажный и плохо отапливаемый. Председатель сельсовета подарил новому участковому телевизор “Рекорд” 1967 года выпуска, который через три дня взорвался. Но молодым супругам было не до телевизора: вскоре родился Ромка. Предмет их страстного обожания.



Мы будем Ротшильдами!

Первые годы Ромкиной жизни выпали на самые тяжелые времена новейшей истории России. Задержки зарплат, разваливавшиеся предприятия, разорение стариков, голод и холод. В поселке это сказывалось особо. Даже участковый получал зарплату нерегулярно — иногда задерживали по восемь месяцев. Никаких других источников дохода, кроме официального заработка, у Алексея не было.

Когда обвалилась крыша барака и средняя температура в доме опустилась едва ли не до нуля, Рома начал болеть. Простуда за простудой — в результате это привело к двустороннему воспалению легких. Мать и отец днями и ночами сидели у кровати сына в районной больнице. Выходили.

Алексей залез в долги, но крышу починил. А потом заявил Елене:

— Не могу больше так жить! Здесь я ничего не заработаю — поеду в командировку. Я советовался с ребятами из управления: за год можно неплохо заработать. Построим новый дом, купим хорошую мебель, Ромке — игровую приставку... Мы будем Ротшильдами!

Алексей не решился рассказать жене о том, в какую именно командировку он собирается, — Лена догадалась сама. В прошлом октябре другой участковый уехал в расположение Гудермесского управления внутренних дел Чеченской республики...

Каждую неделю Алексей слал жене и сыну письма. Иногда их приходило по пять штук в месяц сразу: сельская почта работает неважно. Писал: мол, следующей осенью ждите обратно. Не дождались...



За ежиками

Начиная с марта Ромка стал очень задумчивым. Часами смотрел в окно, гладил перед сном папину фотографию, плакал. А в школе вдруг стал интересоваться у учительницы: где находится Чечня, можно ли туда дойти пешком и сколько продуктов надо брать в путь? Учительница не придала значения странным вопросам; сказала, что на Кавказ ездят поезда, но железная дорога от поселка далеко — 50 километров.

У ребят постарше Рома узнал, что можно “срезать” путь до дороги, пройдя через тайгу. 25 апреля он объявил лучшему другу Денису:

— Все, уже тепло, в лесу можно ночевать! Завтра я иду к папе...

Даже Денис не поверил Ромкиным словам. А тот на следующий день собрал нехитрый скарб в рюкзачок, сообщил маме, что идет за ежиками, прихватил овчарку Оскара и деревенскую лайку Джека с собой. Когда его не было уже три часа, Елена Борисовна заволновалась.

Еще через час она побежала в сельсовет — звонить в милицию. Милиция приехала на удивление быстро: обшарили с фонариками окрестности поселка, покричали, посигналили автомобильным гудком. Никто не отвечал. У Елены Борисовны началась истерика.

— Сегодня ничего делать не будем, — сказал ей пожилой майор, — слишком темно, сами еще потеряемся. Поиски начнем завтра на рассвете.

Утром 27 апреля в поселок прибыли почти все милицейские силы района, два автобуса с омоновцами и отряд спасателей. Мальчика искали одновременно 200 (!) человек, на помощь к ним пошли и местные жители. Чуть позже в небе загрохотали вертолеты Центроспаса.

Несколько лет назад в этих местах потерялась целая компания детей, которых нашли только 12 дней спустя — слава Богу, живыми. Но даже тогда в поисках не участвовало столько людей сразу.



Мы все равно его найдем!

Десять дней подряд сотни профессионалов искали мальчика. Постепенно боевой дух у них стал падать: никаких следов. И вдруг...

Группа спасателей подходила к местному болоту — от него совсем недалеко до железной дороги. Шли привычно, колонной из пятнадцати человек, на расстоянии 150 метров друг от друга. И вдруг во всех рациях раздался голос одного из спасателей:

— Ребята, быстро сюда!

Глазам изумленных спасателей предстали... овчарка Оскар и лайка Джек. Собаки выскочили на крики людей. Изголодавшие, измученные, одичавшие. А еще несколько минут спустя люди нашли на весеннем, размокшем от первых дождей снегу следы Роминых сапожек.

Следы вывели спасателей к самому болоту. А дальше растерялись даже специально натренированные псы…

— Он не мог утонуть! — уверяли местные жители. — Здесь очень мелко. Наверняка на другую сторону перебрался.

На другой стороне тоже ничего не было. Снег почти сошел, собаки скулили и не могли взять след. Поиски остановились.

На шестой день после пропажи сына в поселок приехал Алексей. Вместе с Еленой они самостоятельно лазали по тайге. С горя Алексей поседел. Весь испачкан лесной грязью...

Кроме того болота, где нашлись собаки, в этом лесу есть водоемы гораздо опаснее — настоящие трясины. Некоторое время назад туда вызывали водолазов, прочесывали дно, но никого не нашли.

Алексей при упоминании о болотах разозлился и ушел в дом, громко хлопнув дверью. Верить в то, что его единственный сын погиб, он категорически отказывается.

— Мы все равно найдем его! — зарыдала Елена Борисовна. — Он живой, я знаю. Он не мог умереть!..



ПОМОГИТЕ НАЙТИ МАЛЬЧИКА!

Пожалуйста, вглядитесь в фотографию. Может быть, вы где-нибудь видели этого мальчика или слышали что-то о его местонахождении.

Приметы: на вид 8 лет. Рост 130 см, среднего телосложения. Волосы русые, короткие, глаза карие, нос прямой. На правой брови шрам 1 см, на внутренней стороне запястья левой руки — шрам 12 см. Был одет в зеленую вязаную шерстяную шапку с надписью Nolans, черные спортивные брюки со вставками красного и зеленого цвета. Под ними — синие спортивные брюки. Куртка матерчатая зеленого защитного цвета с серо-зеленым капюшоном. Синие резиновые сапоги 21-го размера. Свитер зеленого цвета с аппликацией “собаки-далматины”, белая футболка. При себе имел красный школьный ранец, в котором лежал столовый нож с синей ручкой.





    Партнеры