Прощание с Фрекен Бок

20 июня 2004 в 00:00, просмотров: 712

И даже, как ни парадоксально, боюсь.

А хочется — помощи по хозяйству от домработницы.

На службу ухожу в восемь утра. Прихожу — часиков в девять вечера. Валюсь на пороге с высунутым языком. И вижу, что у этого порога не мешало бы подмести и помыть. А еще ковер пора почистить. И ужин приготовить. И ребенку прочесть “Тараканище” в лицах.

Сил на все это вместе нету.

Притом что достаток в семье не заоблачный — например, есть машина, но “Жигули”, — я готова в ином себе отказывать, чтобы купить хоть немного свободного времени. Главные вопросы: кого позвать в помощницы и как с ними строить отношения?

Изучая опыт знакомых, которые отважились завести Фрекен Бок, я собрала массу поучительных историй.

Моя подруга меняет домомучительниц примерно раз в три месяца. И ее можно понять.

Первая Фрекен Бок, нанятая через агентство, раскладывала носки в идеальные стопки и готовила вкуснейшие щи. Но тетенька забыла выключить газ под щами. Подруга обнаружила раскаленную добела кастрюлю на почерневшей плите.

Вторую Фрекен агентство прислало на замену первой. Прибирала исправно. В том числе хозяйские украшения — подруга никак не могла найти сережки. И вдруг увидела их в ушах у домработницы. “А что такого — ну взяла поносить, — удивилась та. — Думала, что бижутерия”.

Замена номер три, у которой для надежности подруга даже побывала дома и взглянула на ее мужа и сына, убирала без особого блеска. Зато ужины у нее получались — пальчики оближешь! Облизывали до тех пор, пока не отравились котлетками.

В четвертой Бок все было прекрасно, но она захотела больше денег. А когда не дали, ушла, осыпая бывших хозяев проклятиями.Такими жуткими, что помутневшая питьевая вода в канистре навела подругу на мысль: домработница хотела ее отравить! Воду отдали на анализ. Анализ оказался чистым. Но осадочек остался.

Сейчас у подруги по совместительству убирает няня. Но всем понятно, что это — лишь временный выход.

Развитие отношений с домработницей у всех складывается примерно по одной схеме. Сначала она очень старается, а хозяйка не нарадуется котлеткам. Потом либо случается прокол (чаще всего УЖАСНЫЙ прокол). Либо хозяйка так активно радуется, что домработница начинает требовать большой прибавки к жалованью. Исход в обоих случаях один: с Фрекен Бок расстаются.

Говорят, у Аллы Пугачевой есть какая-то суперверная домоправительница. Но для Пугачевой надбавить жалованье, наверное, не проблема...

А еще я думаю: ну как пустить Фрекен Бок в мою неотремонтированную квартиру — пусть лишь на несколько часов в неделю?! Да и доверять ей свое нижнее белье... А если она приберет не так — какими словами ее ругать?

И вообще, эксплуатация человека человеком — это плохо (так меня научили в детстве, и этот проклятый тезис до сих пор сидит в подсознании, не давая завести собственный бизнес).

Кстати, во времена детства моего папы таких комплексов насчет домработниц не было. Папа, его сестра, родители и кухарка-уборщица-нянька в одном лице жили в одной комнате площадью 12 квадратных метров, в коммуналке. И ничего, уживались...

На днях подруга обрисовала мне новую картину на рынке квалифицированной рабочей силы. Теперь она хочет нанять на дачу молдавскую семью. Жену — няней и домработницей, мужа — садовником. Цена услуг по московским меркам смешная.

Молдавская рабсила, оказывается, в большой моде. Она неприхотлива, не капризна и вынослива. Пусть потом у детей образуется небольшой молдавский акцент, но ведь этот язык — почти латынь!

До молдаванок в моде были украинки, но они, как говорят знающие наемщики, “разбаловались”.

Но если разбалуются и гражданки Молдовы, всегда есть надежда на еще менее обеспеченный контингент. Например, из Таджикистана. Пока оттуда едут только мужчины для строительных целей, но могут приехать и женщины для домохозяйственных.

Как бы то ни было, наша сфера домашних бытовых услуг выглядит столь же парадоксально, как страна в целом. И я по-прежнему мою и скребу квартиру с высунутым языком.

Напоследок — хоть одна радужная история. В элитном поселке мальчику лет четырех взяли няню-украинку. Потом родители уехали на Кипр, да так и не вернулись. То ли папу могут в тюрьму посадить, то ли еще что. Деньги присылают, однако, исправно.

Мальчик давно и бойко болтает по-украински, подзабыв русский язык. Его любимое блюдо — вареники. Воспитывают его няня, муж няни — как бы сторож в усадьбе, нянин брат, приехавший за компанию, и украинская бабушка-старушка.

Все они, включая мальчика, счастливые, розовые и толстенькие. Будто Карлсончики.




    Партнеры