Хома сапиенс

18 июля 2004 в 00:00, просмотров: 351

Есть в Москве место, куда, наверное, мечтает попасть при жизни любой уважающий себя грызун. Жизнь там слаще самых сладких орешков и вкуснее самой вкусной морковки. В месте этом всегда тепло, сытно и уютно. Да и заняться есть чем: инертные сони, к примеру, учатся там петь стройным хором, летучим мышам позволено делать мелкие пакости, а хомяки так и вовсе купаются в море ласк и поцелуев.


Грызунский Эдем находится в обычной двухкомнатной квартире 16-этажного дома в московском районе Ховрино. В земном “раю” постоянно обитают около 300 хомяков, ежей, мышей, песчанок и морских свинок разнообразных пород с труднопроизносимыми названиями — типа сикетамус.

Как и положено, у каждого рая есть свой бог. У местного бога имя вполне земное, причем женское — Татьяна. Как давно Татьяна решила заделаться грызунской благодетельницей, она и сама не помнит — говорит, что была ей всегда. Еще с детства они с сестрой Аней постоянно подбирали на улице больных и покалеченных зверьков, тащили их домой, где усердно лечили и выхаживали. По словам сестер, родителей столь ретивое сострадание к братьям нашим меньшим несколько озадачивало, однако те дали девочкам полный карт-бланш. Результатом педагогического невмешательства в дела детей стало создание трех квартирных мини-зоопарков: один дома у Татьяны, другой — у Анны и еще один — в общей сестринской квартире. В общей сложности живут в “райских кущах” более 500 грызунов, пользующихся у сестер особой любовью. Почему грызуны — они и сами не знают: нравятся, и все тут.

— Для меня они вообще смысл жизни, — говорит Татьяна, — я их так люблю, что если вдруг кто-то заболеет, я сама болеть начинаю, так переживаю...

Отношения Татьяны со своими маленькими домочадцами — действительно как с членами семьи. Она разговаривает с ними, поет песни, и со стороны кажется, что животные ее понимают. Впрочем, сама хозяйка уверяет, что так оно и есть. И тут же спешит продемонстрировать интеллектуальные и певческие способности своих питомцев.

— Сонечка, лапочка, спой, вонючечка моя... — воркует Татьяна у клетки с сонями. В деревянном домике, из которого до сих пор торчали лишь пушистые хвосты (сони спали), показывается любопытная мордочка. — Ну, иди сюда, моя сладкая, тши-тши-тши-тши...— переходит Татьяна на непонятный язык.

Соня просовывает мордочку между прутьями, закатывает глаза и начинает тихонечко Татьяне подпевать. Звуки, похожие на перекаты камешков в ручье, становятся сильнее и сильнее, и в конце концов соня в экстазе надрывается на всю квартиру так, что начинают волноваться сидящие в соседних клетках хомяки и мыши. К дуэту решает присоединиться сирийская хомячиха по кличке Масяня. Ритмично цепляя зубами за прутик клетки, Масяня производит звуки, похожие на те, что издают при помощи варгана бурятские шаманы. Клетка вибрирует, уши закладывает от металлического скрежета, но Масяня не отступает.

— Ей это ужасно нравится, — умиляется Татьяна. — Она всегда так делает, когда у нее настроение хорошее или когда есть хочет. Кстати, пришло время ужина! — При этих словах Татьяна берет большую морковку и нож. В многочисленных клетках начинает твориться что-то невообразимое. Все грызуны как по команде берутся лапками за прутья и начинают дергать их, требуя еды и отчаянно пища.

— Сейчас-сейчас, — суетится Татьяна, — успокойтесь, всем все дам!.. Да, грызунам нужно обязательно давать фрукты, — учит она. — Я, например, каждый день даю своим бананы, манго, яблоки; им, как и нам, нужны витамины, а многие люди этого не понимают, думают, корма в клетку насыпал — и достаточно...

Легкая закуска наконец роздана, и квартиру на некоторое время наполняет громкий методичный хруст. Особенно усердствуют морские свинки — Даша, Злата, Морковка и Мандарин. Благодаря стараниям Мандарина все три дамы находятся на сносях. Видимо, осознавая свое интересное положение, свинки лопают “витамины” за обе щеки. Мандарин тоже не отстает — мужчина как-никак, должен быть для подруг всегда в форме, а для этого нужно хорошо питаться.

Первыми заканчивают трапезу песчанки. Им бы отдохнуть после еды, как положено, так нет: начинают усердно приводить клетку в порядок. В разные стороны летят пучки травы, кучки корма и продуктов жизнедеятельности.

— Песчанки такие чистоплюйки! — говорит хозяйка. — Только после их уборки я полдня мусор из комнаты выгребаю, а какашки их в чае нахожу — стоит только чашку рядом оставить. Но я им все прощаю, они же мне как дети!

Все — это мягко сказано. К примеру, предводитель крыланов по кличке Маклауд — так тот вообще обнаглел. Чтобы крыланы почувствовали себя в естественных условиях, Татьяна с мужем Керимом выпускают их ночью полетать по квартире. Те и летают, роняя при этом на спящих кормильцев и компьютер свои экскременты.

Одним словом, Маклауду, как и всем остальным Татьяниным питомцам, можно только позавидовать. Кормят, поят, холят, лелеют. К тому же можно на всех исподтишка гадить, и ничего тебе за это не будет. Не жизнь — малина!



Партнеры