Байкер из мавзолея

Алексей КРАВЧЕНКО: “Мы долго скрывали связь с попсой”

30 января 2005 в 00:00, просмотров: 260

Сейчас мало кто вспомнит, что дебют Алексея Кравченко в кино состоялся в картине “Иди и смотри” легендарного режиссера Элема Климова. Тогда Алексею было всего шестнадцать лет, но актером он решил стать намного позже. Сегодня в его арсенале — роли в фильмах “Мама”, “Досье детектива Дубровского”, “Звезда”, “Спецназ”. Но оказалось, что интересы Алексея не замыкаются только на актерской профессии. Кравченко довольно спокойно согласился на интервью, правда, уточнил, что со временем у него напряженка — много работы, да и беременную жену он не хочет надолго оставлять дома одну.

Двойник Миронова

— Часто вспоминаешь съемки своего первого фильма?

— Наверное, если другого ничего нет, то человек, конечно, будет вспоминать те далекие ощущения. Но когда постоянно в работе... Хотя, когда бываю в Белоруссии, какие-то места мне напоминают о том времени.

— Ты решил, что станешь актером, после этой картины?

— Нет. Хотя, как правило, все дети после съемок в любой картине говорят: хочу стать актером. У меня как-то не сложилось, были другие интересы. После этого фильма я все-таки спал и видел, что буду музыкантом.

Но прошло время, я успел отслужить в армии и только потом понял: если честно, то все мои силы, желания тянут меня в профессию, которую называют “актер театра и кино”. С моего первого киноопыта прошло где-то шесть лет, и я стал поступать в театральное училище.

— Ты много снимался, однако долгое время тебя воспринимали, как солдата у Мавзолея, которому вся толпа громко кричит “помаши маме ручкой” из минутного телеролика. Тогда, кстати, ходили слухи, что тебя пригласили из-за большого сходства с Евгением Мироновым: мол, он от съемок отказался, и тогда режиссер назло ему нашел похожий типаж. Это правда?

— То, что мы с Женькой были одно время очень похожи, это факт. Но даже если его и приглашали, Денис Евстигнеев — режиссер того ролика — не из тех людей, которые будут делать назло. Это я заявляю абсолютно авторитетно. Просто так сложилось: мы похожи. Кстати, несколько позже у того же Дениса Евстигнеева в фильме “Мама” мы с Женей сыграли двух братьев.

А что касается слухов... В свое время вообще говорили, что я сошел с ума.

— Даже так?

— Да, после фильма “Иди и смотри” были такие разговоры.

— Так получилось, что во многих фильмах ты играешь людей в форме. Военная тема в твоей профессии — это судьба?

— Если бы у меня не было других картин на темы, не связанные с оружием, я бы, наверное, говорил: “Да, это мой конек”, — или еще какую-нибудь пургу нес. Но на самом деле у меня есть достаточно ролей, где я совершенно, скажем так, не связан с военным делом. Более того: выходят картины, после которых люди удивляются: “Это Кравченко? Надо же!”.

Реально стоит клеймо “военный человек”, которому в принципе играть-то больше ничего и не надо. Пусть побегает с оружием — и так он всем нравится. Меня это, мягко говоря, немного задевает.

— Ты играешь спокойных, уравновешенных персонажей. В жизни актер Кравченко такой же?

— Нет. Мы все разные в жизни. Я могу быть даже узурпатором, как многие из нас.

— Я слышал, что ты отказываешься сниматься в фильме, если там играют непрофессиональные актеры. Это правда?

— Ну не отказываюсь. Просто в моей практике были ситуации, когда режиссер берет на роли своих друзей-неактеров. Которые — чего греха таить — входят в кадр нетрезвые, которые абсолютно не держат текст. Общение на каком-то таком энергетическом уровне — об этом даже говорить не стоит, его просто нет.

Но всегда бывают исключения. Есть актеры, которые непрофессионалы, но они актеры от Бога. Дано человеку быть таким: смотришь на него и веришь, что он делает все достаточно спокойно, легко. Может быть, он даже не задумывается о том, что он делает, но это у него получается очень органично. С такими работать легко, но таких самородков — буквально единицы.



Фактурное тело умеет петь

— Многие актеры у нас поют, но практически никто не играет на музыкальных инструментах. А у тебя есть своя группа, где ты играешь на гитаре...

— Я, наоборот, не пою. Хотя многие капают мне на мозги: ты должен это сделать. Просто, когда я в свое время пел-пел, мама меня предупреждала: подожди, у тебя ломается голос, не пой. В итоге я его себе сорвал.

Зато я играю. Класса со второго учился играть на гитаре, потом — гораздо позже — учился в джазовой студии, тоже по классу гитары. А дальше — все по поступающей. Организовали команду, с которой я выступаю и по сей день.

— Почему такое странное название группы — “Гуарана”?

— На самом деле многие, кто связан с музыкой, меня поймут: чтобы придумать название группы, нужно голову себе сломать. Мозги кипят — неделю, две, месяц, полгода, ты постоянно ходишь с одной и той же мыслью: как назвать группу?

Так сложилось, что мы с моим товарищем выбрали слово “Гуарана”. Сначала оно понравилось нам по своей мелодике, а потом мы узнали, что оно означает, и в голос сказали: это и есть название группы.

— А что оно означает?

— Есть такое растение-энергетик. Что-то вроде напитков энергетических, поднимающих тонус.

— У тебя есть прозвище в музыкальной тусовке?

— Нет.

— А на выступлениях группы тебя опознают как актера Алексея Кравченко?

— Узнают. Причем некоторых это шокирует — люди не понимают, что мы делаем на сцене. Дело в том, что в нашей группе еще участвует Динамит — Вовка Турчинский. Но уже когда начинаем играть, молодежи все равно: музыка либо нравится, либо не нравится.

— А что Динамит делает в группе, откуда он появился?

— Он появился как второй вокалист. Многие считают: ну уж Турчинский наверняка петь не может. Это не так. Сколько бы мы ни писали в студии, он может поломать стулья, если что-то не получается, но свою партию споет достойно.

А на концертах он ведет себя профессионально. Первое время, конечно, нервничал безумно. Посторонний человек никогда не поверит, что Вовка может нервничать, но он действительно себе места не находил. Но он привыкал-привыкал-привыкал, и дошло до того, что сегодня иногда на концертах он вытворяет чудеса.

Да и по части шоуменства: фактурное тело на сцене, которое еще и петь может в нужное время в нужном месте — почему бы нет?

— С Турчинским разобрались. Теперь вопрос по поводу вашего главного солиста: у вас поет Олег Добрынин, бывший солист “А-Меги” и бывший “фабрикант”. Как это вы спелись? У вас же музыка достаточно тяжелая для представителя поп-лагеря?

— Ох, как долго мы это скрывали! Предложение работать вместе шло с моей стороны — при всем при том, что он ярый попсовик, просто попса попсой.

Из 18 треков, которые есть на данный момент у группы (сейчас будем выпускать долгожданный диск), два трека — его, мы просто подделали их под наш стиль. Чтобы попса была не совсем попсой. Мы иногда слышим от Олега, что ему тяжело, что он волнуется. Все-таки отдает отчет, что работает в попсе, а мы не попса.

Для России мы хотели делать с ним более облегченную версию, а для заграницы — тяжелую. Дело в том, что уже выступали за рубежом, и там нас достаточно хорошо принимали. Удивлялись, что русские играют такую тяжелую музыку. Но потом мы все-таки решили не разграничивать: это — для российского рынка, а это — для заграницы, просто делать все тяжелее.



Адреналин в трусах

— Теперь понятно, что музыкой ты увлекался с детства, а вот увлечение мотоциклами давно появилось?

— Года четыре с половиной назад. Когда меня иногда называют байкером, я говорю, что я не байкер в общепринятом смысле. Просто я могу позволить себе купить мотоцикл, могу позволить купить одежду для езды на нем. Наверное, это ближе назвать такими “покатушками” на байке. Мне в кайф прокатиться с ветерком. Опять же — адреналина полные трусы.

— Какой у тебя сейчас мотоцикл?

— Был Kawasaki спортивный, но, так скажем, семейный совет закрутил мне все гайки, сказав, что байк не нужен. Делай все, что хочешь, покупай себе спортивную машину, делай тюнинг, супертюнинг, только не байк. Поэтому я купил мотоцикл уже для души — у меня сейчас “спокойная” Honda классическая.

— Родные испугались, что на спортивном байке скорости развиваются большие?

— У нас же мотоциклистов не уважают, нет культуры вождения. Хотя на мотоциклах люди все-таки ездят, особенно в больших городах. И с каждым годом их становится все больше.

— Говорят, скоро ты ожидаешь пополнения в семействе. Если не секрет, кого ждете?

— Все говорят по-разному — я так отвечаю.

— То есть заранее ничего не покупаете будущему малышу?

— Зачем? Заранее ничего нельзя покупать.

— Из-за суеверий?

— И из-за этого в том числе. К тому же в магазинах сегодня всего полно, какой смысл затариваться раньше времени.

— А ты вообще человек суеверный?

— Да. Впрочем, как и многие актеры. Смотрюсь в зеркало, если что-то оставляю дома и возвращаюсь. Если еду на машине и вижу черную кошку, стараюсь объезжать. А если такой возможности нет, конечно, переживаю. Как видишь, я мало чем отличаюсь от “простых смертных”.






Партнеры