Мифы по кайфу

Наркомания вылечивается быстрее, чем рассказывают

6 марта 2005 в 00:00, просмотров: 511

Наркотические средства принимали оракулы в Древней Греции, жрецы в Египте, шаманы в Сибири, колдуны в Мексике... Принимали для того, чтобы раздвинуть границы восприятия и познать непознанное. И никогда никто из них в зависимость от наркотиков не попадал. На каком же этапе развития цивилизации появились наркоманы и почему их сегодня в мире несметное число? Почему одни становятся заложниками кайфа, а другие — нет? И верно ли, что у наркомании, в отличие от других болезней, не бывает одной стадии — выздоровления? Ответить на эти вопросы корр. “МК-Воскресенья” попытался с помощью ведущих российских специалистов в области наркологии и физиологии мозга.

Анаша “растет” в башке

— Вы наркоманка?! — ополчились на 30-летнюю Катерину М. врачи одной из московских больниц. Они вот уже три часа не могли приступить к операции, поскольку на женщину абсолютно не действовала анестезия. Доктора вкачали в нее столько препаратов, что слона можно было повалить, а ее даже в сон не тянуло. Оказалось, что мозг необычной пациентки сам вырабатывает огромное количество наркотика, и потому она практически нечувствительна к анестезии.

— В нашем организме постоянно синтезируется большинство известных наркотиков (разумеется, из числа растительного, а не синтетического происхождения), — говорит заместитель директора Института высшей нервной деятельности и нейрофизиологии РАН, профессор, доктор биологических наук Павел Балабан. — В нем производятся даже канабиноды и опиоиды. Все эти вещества необходимы нам для нормальной жизнедеятельности. Так, например, те же канабиноиды помогают головному мозгу, притормаживая (когда это необходимо) работу отдельных нейронов. Поскольку каждый организм индивидуален, у разных людей вырабатывается разное количество наркотических средств. Именно поэтому на одного выкуренный “косячок” анаши не подействует никак, у другого вызовет тошноту, а третий действительно испытает состояние эйфории. То же — с другими наркотиками.

— А если из-за сбоев в работе иммунной или гормональной систем в нужном количестве не вырабатывается определенный наркотик, можно ли его пополнить “вливаниями” извне?

— Скорее всего нет. Ведь недостаток обычно бывает в одном участке мозга, а когда принимаешь наркотик, он поступает не избирательно, а в весь организм. И, подобно компьютерному вирусу, он может привести к сбою во всей “системе”.

— А чем опасны психостимуляторы? Они ведь вроде бы улучшают выработку серотонина в головном мозге и даже увеличивают эффективность нервных связей...

— Внешнее, неестественное восполнение того или иного вещества приводит к тому, что тормозятся внутренние системы его производства. В конце концов организм может разучиться сам его вырабатывать. Кроме того, эффективность нервных связей улучшается лишь на короткое время. Как только действие наркотика заканчивается, мозг начинает работать хуже, чем до употребления зелья. Похожая ситуация — с серотонином (как известно, именно он отвечает за состояние счастья, эйфории). Вначале, “под наркотиком”, его производится очень много, а после — катастрофически мало. Потому-то наркоманов постоянно мучает депрессия.

Амфетаминовый бинджинг

По одним данным, наркомания как массовая болезнь проявилась в XVII веке. По другим — еще раньше. Считается, что первые наркоманы были морфинистами. Затем им на смену пришли кокаинисты. В зависимости от эпохи пристрастия людей склонялись в сторону то одного, то другого наркотика. В начале ХХ века, к примеру, русская интеллигенция предпочитала кокаин, который дает мнимое ощущение собственной значимости и силы, состояния высокой работоспособности.

— Сегодня на первом месте по количеству своих “последователей” занимают опиоиды (героин, кодеин) и их синтетические аналоги, — говорят в одной из московских наркологических клиник. — По нашим наблюдениям, героин употребляют в основном люди от 25 до 40 лет. Второе место занимают амфетамин и его производные. Их предпочитают подростки и молодежь до 25 лет. Есть данные, что на сегодняшний день каждый второй московский подросток хотя бы раз пробовал амфетамин. В последнее время среди студентов стали популярны так называемые амфетаминовые бинджинги (bindging дословно переводится как “кутеж”). Молодые люди в течение двух-трех суток употребляют амфетамин — не спят, не едят, все время находятся “на взводе”. Когда доходят до полного изнеможения (падают в обморок, теряют ориентацию, появляется сильное сердцебиение с перебоями), принимают большую дозу снотворного, сутки отсыпаются, отъедаются и идут на учебу. Через неделю начинается очередной “бинджинг”...

На выбор наркотика влияет не только возраст, но и характер человека. Психостимуляторы больше нравятся людям деятельным, любящим тусовки. Опиаты предпочитают замкнутые личности.

Далеко не все, кто попробовал наркотик, применяют его регулярно. Статистика показывает, что таких всего 15%. Остальные прекращают употреблять зелье без какого-либо врачебного вмешательства только потому, что это не подходит для их образа жизни. Вообще многие наркологи убеждены, что на самом деле наркоман принимает наркотики, поскольку он — зависимый человек, а не впадает в зависимость из-за того, что начинает принимать наркотик. Наркотик — что-то вроде протеза для замены тех личностных качеств или душевных состояний, которые наркоман не научился “вырабатывать” самостоятельно.

— Люди, склонные к наркомании, ранимы, обидчивы, — говорят в Национальном научном центре наркологии Минздравсоцразвития РФ. — У них наблюдаются низкие способности к принятию, осознанию и выражению своих чувств, безуспешные попытки их контролировать и отказ принять себя таким, как ты есть, неспособность позаботиться о себе, заниженный уровень самооценки (как правило, во время приема наркотиков или после него чередующийся с завышенной самооценкой). Подмечено, что такие люди плохо умеют налаживать взаимоотношения и не переносят отказов.

Казнить нельзя лечить

То, что наркомания неизлечима, по мнению многих российских медиков, не более чем миф. И создала его наркомафия, которая не заинтересована в том, чтобы знали правду. Ведь если болезнь неизлечима, то и лечить ее не стоит... Другой миф: от “ломки” испытывают нечеловеческие страдания и даже умирают. Случаев летального исхода от “ломки” не припомнили ни в одной из московских клиник, с которыми мы связались. Вообще состояние при абстинентном синдроме малоприятное. Боль в мышцах спины, ломота в суставах, голова трещит... Но то же самое ведь бывает при обыкновенном гриппе.

— Физическая зависимость лечится максимум за две-три недели, — говорят в Центре наркологии Минздравсоцразвития. — Еще месяц может потребоваться, чтобы полностью восстановить организм человека, наладить работу сердечно-сосудистой системы, почек, очистить печень. Но главная проблема — зависимость психическая. Изменить саму психологию наркомана вряд ли удастся: он всегда будет искать кайф. Но можно сделать так, чтобы он находил его не в наркотиках, а в чем-то другом. Например, в работе, спорте, хобби. Помогают медитация, занятия йогой, психотренинги. Методов и техник лечения много. И общее у них — то, что они помогают наркоману избавиться от страха и угрызений совести, делают его свободным. Ведь человек начинает понимать, что наркотик ему нужен был отнюдь не для того, чтобы обрести себя, а чтобы от себя сбежать...




Партнеры