Боксера делает свита

Владимир ГЕНДЛИН: “России нужен собственный идол”

4 сентября 2005 в 00:00, просмотров: 295

Его голос знаком каждому любителю бокса. Именно комментатор Владимир Гендлин стал один из первых, кто вывел “в люди”, то есть на российские телеэкраны, страсти профессионального ринга. И уже без малого лет десять помогает нам разбираться в поединках мировых знаменитостей. Точнее, как говорит сам Гендлин, “не мешает” пустыми разговорами. Так что беседа у нас состоялась по существу — о самых больших чемпионах, их миллионах и многом другом.

Бокс деньги любит

— Все самые крупные бои происходят в Америке. Почему именно там бокс хорошо развит? Деньги?

— В Америке крутятся самые большие деньги. Бокс лучше там, где больше платят. Хотя, может, я не совсем прав. Потому что в Европе, в Германии, сейчас тоже неплохо платят. Но американский бокс вбирает в себя все самое лучшее.

— Кто из боксеров сейчас больше всего зарабатывает?

— В старые добрые времена это был Тайсон. Один из самых высокооплачиваемых — Оскар Де Ла Хойя… Все зависит от таланта менеджера. Скажем, боец выиграл $10 млн. за бой. Это не значит, что он получит все эти деньги. С него сдерут налоги, в Америке они немаленькие. Потом 33,3% — менеджеру, 10% — тренеру. Но все это после того, как вычли все расходы на подготовку: перелеты, оплата спарринг-партнеров, тренировочные лагеря. Так что чаще всего боксер получает меньше половины суммы.

— Как часто чемпиону надо подтверждать свой титул?

— Раза два в год чемпиону нужно бы драться с претендентом, которого назначает версия. Но эту периодичность редко соблюдают. В промежутке можно хоть каждый день выходить на ринг. Но если чемпион проигрывает такой необязательный бой, то титула он лишается. И опять вернуть звание очень сложно. Косте Цзю, проиграв Винсу Филлипсу, понадобилось года два-три, чтобы получить право на бой за титул.

Чтобы добиться этого права, помимо таланта нужен хороший менеджер, который поможет боксеру обойти все “подводные камни” в карьере.

“Тайсон — человек непредсказуемый”

— На работе человек бывает одним, в жизни другим. У боксеров с этим как?

— Для меня открытием стал Тайсон. Все слышали, что он скандалист, психопат. Правда, я с ним познакомился уже после того, как он в тюрьме побывал. Он, как говорят американцы, в жизни soft spoken — тихий. Очень много знает всего, что касается бокса, у него огромная видеотека старых боев. При всем при этом чувствуется, что он человек непредсказуемый.

Еще Рой Джонс — это человек, с которым три часа можно говорить о пустяках. Он всегда в отличном настроении, веселый такой. И при этом чувствуется, что он человек крайне закрытый.

— В профессиональном боксе часто бывают проблемы с судейством? Как во время боя Котто—Корли, где латиноамериканский рефери подсудил своему — пуэрториканцу Котто.

— Это было выдающееся свинство со стороны рефери. Но в профессиональном боксе такие вещи встречаются реже, чем в любительском. Недавно Международный олимпийский комитет в очередной раз потребовал от Мировой ассоциации любителей бокса навести порядок в судействе: там постоянно какие-то скандалы. Некоторые из них вошли в историю. Например, величайшего боксера за последние два-три десятилетия — Роя Джонса, которого, я считаю, ограбили на Олимпийских играх в Сеуле. Он вчистую выиграл, а его медаль отдали хозяину-корейцу. Про корейца все давно забыли, а Джонс — лучший из лучших.

Кстати, рефери оказал медвежью услугу Мигелю Котто в бою, о котором вы вспомнили. Он парень талантливый и мог выиграть и без подобной помощи.

— Насколько для боксера важен талант шоумена?

— Мне сложно на этот вопрос ответить. По-моему, на ринге с этим перебор. Особенно позерство свойственно черным ребятам. Все эти обмены колкостями, запугивания, бахвальство. Есть бойцы, которые относятся к бою как к личной вражде, драке. А есть те, кто уважает соперника как коллегу по цеху. Более того, в истории бокса есть много случаев, когда самые страшные враги на ринге были друзьями вне его. В старые времена был такой швед Ингемар Юхансон, который стал чемпионом мира в супертяжелом весе, и Флойд Паттерсон — они падали друга от друга не раз. И при этом были друзьями.

Темный талант

— Какой бой вам, что называется, в душу запал?

— Вот в Америке многие считают, что бой Корралес—Кастильо был самым зрелищным за последние двадцать лет. А для меня бой Эрик Моралес — Менни Пакьяо гораздо интереснее. Там было видно, что Моралес думал в ринге, выстроил свою стратегию грамотно, поэтому и выиграл.

— Как сейчас в России с боксом?

— Профессиональный бокс — это деньги и профессионализм тех, кто его организует. До сих пор с этим было туго. Сейчас что-то начинает происходить. А чтобы сказать, что в России с боксом все ОК, нужно иметь своего идола.

— Братья Кличко не годятся?

— Они украинцы. Хотя сами они говорят: мы Советский Союз, для нас нет разницы между Казахстаном, Украиной и Россией. Нам нужен россиянин из России. Для обычного человека сколько ты ни заворачивайся в национальный флаг, если ты живешь за границей — вроде не совсем свой.

— А Роман Кармазин — недавний чемпион в первом среднем весе по версии IBF?

— Ему очень тяжело пришлось пробиваться наверх. Роман начал поздно, ему сейчас за тридцать… Посмотрим, как он себя проявит в качестве чемпиона. В Америке ведь мало быть чемпионом, надо быть популярным чемпионом — когда вы доказываете свое превосходство с сильными противниками. К примеру, Виталий Кличко стал в один момент популярным, проиграв Ленноксу Льюису. Он показал зубы, даже выигрывал до того, как получил рассечение. Конечно, еще такой важный момент: Льюиса — заносчивого типа — там не любят.

Кармазину же не везло. Не то чтобы ему не хватало сил и таланта. Ему всегда нужна была подходящая команда.

— Сейчас его промоутер — Дон Кинг. А ведь вы о нем как-то не очень хорошо отзывались.

— Если б я был один, который так говорил про Дона Кинга. Это человек фантастических способностей, демагог, хитрейший, изворотливейший и свирепый бизнесмен. Такой темный талант. То, что он сделал для мирового бокса, ему зачтется. Как и то, скольких людей он обобрал.

— И звезд?

— Конечно. От Мухаммеда Али до… И при этом он умудрился устроить больше интересных боев, чем другие промоутеры. Да что говорить — человек был осужден за убийство. Его много раз судили за мошенничество в боксе и ни разу не смогли посадить.

Разговоры портят спорт

— Когда в Америку на следующий бой летите?

— Точно буду на двух боях ребят Кличко: 24 сентября у Владимира в Атлантик-Сити. В ноябре у Виталия бой с Рахманом, на Западном побережье. А так стал летать в Америку реже — тяжеловато. И если бы после десяти часов в самолете можно было расслабиться. Так нет: два дня отработать — и назад.

— Сами вы сколько денег выиграли, делая ставки на боксеров?

— Никогда не ставил денег принципиально. Я не азартный человек. Несмотря на то что постоянно бываю в казино.

— В комментировании бокса есть своя специфика?

— Вообще все, что нужно хорошему комментатору: понимать, о чем он говорит, и не мешать людям смотреть. Как покойный Гомельский в баскетболе, как Анна Дмитриева в теннисе, как Геннадий Орлов из Петербурга в футболе… А кто-то пытается сделать зрелище “лучше” за счет собственных разговоров.

— Собственными наградами в боксе похвастаетесь?

— Смешно выпячивать грудь и говорить, что я мастер спорта — если сравнивать с тем, чего люди действительно достигли.

— У вас же и сыновья боксом занимались?

— Да, и старший — Владимир, и младший — Дмитрий. Совсем не хотел, чтобы они были боксерами, ни под каким видом. Мне хотелось, чтобы они были спортсменами. Старшего отдал в плавание, младшего — в легкую атлетику. Зачем я Димку отвел на бой, где его брат выступал? Мы после этого его вместе со старшим отговаривали…




Партнеры