Ткачество для качества

Современные парни осваивают исконно русское занятие

9 мая 2006 в 00:00, просмотров: 249

Наш взгляд равнодушно скользит по бытовым предметам. Но есть вещи, которые заставляют широко раскрывать глаза и восхищенно думать: я бы никогда не смог такое сделать. Искусство уводит человека в новый мир, где рождаются удивительные образы. Потом они воплощаются в бесценные шедевры, известные всему миру.

Но как они рождаются? В школе.

На метро к самому югу Москвы, три остановки на автобусе, пять минут прогулки по тенистым аллеям — и вот школа №657. С виду обычное здание, внутри — цветная мозаика, составленная из обрывков бумаги, на удивление выразительные лица театральных кукол —все это сделанно руками учеников.

Преподаватель секции рукоделия Лихонина Ольга Петровна учит детей вышивать по полотну, рисовать, выжигать по дереву, лепить фигуры из… соленого теста. Но кропотливая работа ткача, пожалуй, интереснее других занятий. Посмотришь на искусно сотканные ковры, которые занимают почетное место на стендах школы, и думаешь: какой-то именитый кудесник одарил учебное заведение своими работами.

Мастер действительно талантливый, но пока не знаменит, и именных выставок в его творческой биографии еще не случалось. Максим Першин — признанный в школе ткач. В этом году на окружном конкурсе “Золотые руки” победила его работа под названием “История хохломы” — ни единой лишней ниточки, точно выполненный рисунок и стильная композиция.

Первый ковер Максим сделал три года назад. Новое увлечение сразу пришлось по душе. Работы восьмиклассника — небольшие полотна, сотканные без сучка и задоринки — изнанку не отличишь от лицевой стороны. Сюжеты его изделий не повторяются: на мини-ковре может красоваться как традиционная русская гжель, так и красный “Феррари”.

— Максим, ты сам придумываешь рисунок?

— Да, я всегда сам думаю, что будет смотреться интереснее. Ведь если то, что ты ткешь, тебе не нравится, то и сам процесс теряет всю свою изюминку. Найти хорошую “картинку” порой сложнее, чем соткать ее.

— Сколько времени у тебя уходит на один ковер?

— В среднем полтора месяца. Более объемные работы вообще могут занять полгода. Конкурсные изделия чаще всего делаю в спешке, могу даже управиться за 3 недели.

Действительно, ткачество —процесс долгий. Нужен вагон терпения. Сначала эскиз ковра выполняется на бумаге. Потом он переносится на полотно, натянутое на станок. Затем ткач уже иголкой выполняет контуры. Только тогда на материи начинают вырастать причудливые узоры. Ткачество, как и любое искусство, очень капризно. По словам Максима, за работой просто не получается думать о чем-то, кроме процесса, — никакой “рукодельной” философии. “Руки и воображение должны действовать сообща, будто на одном дыхании. Только тогда качество обеспечено”, — говорит юный мастер.

— Сверстники не дразнят тебя словами: “Рукоделие — удел женщин”?

— Изначально это был удел мужчин. На Руси ткали ковры и вязали лапти исключительно главы семейств. Такая работа вообще лучше получается у представителей сильного пола, здесь нужны мастерство и довольно крепкие руки.

“Из Максима растет хозяин что надо”, — говорит директор школы Вероника Маратовна Дроздова. —У него действительно золотые руки. Все получается, за что ни возьмется. На мой взгляд, его увлечение очень хорошо сказывается и на учебе. Максим любит математику и физику”.

Процесс работы над ковром не менее красивый, чем результат. Множество ярких нитей в руках Максима скользят сквозь полотно, сливаясь в цветной диалог. Сам парень за станком очень молчалив, ловко проворачивает каждое движение иглы, сосредоточенно прищуривая глаз. Сейчас Першин ткет ковер, название которому уже придумано — “Городец”. Это будет одно из самых больших его полотен. “Городец” поедет на городской конкурс, и победа уже сейчас ни у кого не вызывает сомнений.




Партнеры