Стальная схватка

1 июля 2006 в 00:00, просмотров: 221

После долгих закулисных маневров и консультаций крупнейший российский металлургический холдинг «Северсталь» объявил о помолвке со вторым в мире сталелитейным конгломератом Arcelor. Счастливому браку по расчету и сейчас могут помешать – претендент на покупку Arcelor Лакшми Миттал будет бороться против сделки до последнего

По плану слияния Arcelor и «Северстали» новая объединенная компания станет крупнейшей в мире сталелитейной корпорацией с годовым объемом производства в 70 миллионов тонн металла (6 процентов мирового рынка), оборотом в 46 миллиардов евро и чистой прибылью в 9 миллиардов евро.

Даже «знаковые» слияния испанской Aceralia, французской Usinor и люксембургской Arbed в 2001 году, породившие нынешнюю Arcelor, и объединение голландских Ispat International и LNM Holdings NV с International Steel Group, давшее лидера глобального рынка металлов Mittal Steel в 2005 году, не сравнятся с грядущим суперальянсом с участием российского олигарха Алексея Мордашова.

Вероятность того, что сделка состоится, велика. Но серьезны и обстоятельства, которые могут ей помешать.

Так, по существующим правилам предварительные договоренности должны получить одобрение у половины акционеров Arcelor (собрание планируется на момент выхода этого номера. – Ред.). В случае одностороннего отказа «Северстали» или Arcelor от завершения сделки предусмотрен штраф, равный 140 миллионам евро.

Впрочем, намерение соединить воедино российскую и люксембургскую компании не встретило всеобщего одобрения в отрасли. Ведь, как и положено богатой невесте с завидным приданым, у Arcelor помимо «Северстали» были и другие ухажеры, не менее привлекательные и амбициозные, чем российский олигарх.

Индусский мультимиллиардер Лакшми Миттал, владелец Mittal Steel, крупнейшей в мире сталелитейной империи, не на шутку разобиделся и поклялся сорвать слияние активов Arcelor и «Северстали».

Как в руководстве люксембургской компании, так и в отрасли в целом не скрывают того факта, что сделка с «Северсталью» необходима не от хорошей жизни. Это вынужденный шаг, напоминающий брак по расчету. Иными словами, она направлена на защиту от реальной угрозы недружественного поглощения со стороны Mittal Steel.

Впервые Миттал выразил желание прибрать к рукам сталелитейный конгломерат еще в январе нынешнего года, когда предложил 18,6 миллиарда евро за 51 процент акций компании. Arcelor проигнорировал предложение, назвав его «недостойным обсуждения». Четыре месяца спустя, накануне объявления сделки с «Северсталью», Mittal Steel увеличила ставку уже до 25,8 миллиарда.

Понять топ-менеджеров Arcelor, держащихся за свои хлебные места, безусловно, можно. Приход Mittal Steel, которая традиционно проводит радикальную чистку кадров в приобретенных ею компаниях, поставил бы точку на их дальнейшем карьерном росте.

В Mittal Steel не стесняются в выражениях, говоря о намеченной сделке с Мордашовым. «Выбирая эту второсортную сделку, руководство Arcelor лишает своих акционеров выбора и возможности получить лучшую цену за свои акции», – официально говорят в компании.

«Мы намерены получить контрольный пакет Arcelor и уверены, что добьемся своего, особенно с учетом предлагаемых нами лучших условий сделки», – заявили в Mittal Steel.

Шумно отреагировали также аналитики и инвестфонды, которые представляют интересы миноритарных акционеров Arcelor. Например, в Commerzbank, втором по размеру немецком инвестбанке, считают сделку не лучшей из имеющихся альтернатив. «Мы считаем комбинацию Mittal Steel–Arcelor лучшей, чем альянс «Северсталь»–Arcelor», – отметили аналитики банка в записке инвесторам сразу после объявления сделки 26 мая.

Аналитик Exane BNP Paribas Сильвейн Брунет полагает, что «несмотря на имеющуюся логику этой сделки, мы уверены, что у акционеров Arcelor обязательно возникнут вопросы насчет огромной доли, передаваемой «Северстали», что грозит риском потери контроля над Arcelor и изменением в процедуре голосования в компании».

Другие эксперты указывают и на особую приближенность руководства «Северстали» к Кремлю, а в качестве примера приводят встречу Мордашова с президентом Путиным накануне объявления сделки. Такая близость, которая бесценна сегодня, по их мнению, может обернуться большими неприятностями для Мордашова, а через него и для Arcelor, особенно с точки зрения грядущих президентских выборов в РФ в 2008 году, когда новый человек займет президентское кресло.

«Самое отвратительное в этой сделке, – подчеркивает председатель хеджкомпании Centaurus Capital Бернард Оппетит, – это то, что кто-то по дешевке получит контроль над Arcelor, так как активы, передаваемые Мордашову, ценнее тех, которые он принесет компании. Я уверен, что предложение Mittal Steel заслуживает большого внимания».

Переходя от риторики и словесного выпада к более решительным действиям, главный финансовый советник Mittal Steel инвестбанка Goldman Sachs выработал план по саботажу сделки, суть которой заключается в сборе до 20 процентов подписей акционеров Arcelor, необходимых для созыва внеочередного общего собрания акционеров.

Там, по замыслам Goldman Sachs, Mittal Steel сможет уговорить рядовых акционеров изменить условия одобрения сделки – от 50 до 66,7 процента голосов, – что окончательно торпедирует сделку.

Усилия Mittal Steel через какое-то время начали приносить плоды. Несколько групп акционеров выразили желание поставить подписи под планом Goldman Sachs.

«Все это время руководство Arcelor аргументировало свой отказ от предложения Mittal Steel недостаточной прозрачностью предложения Миттала, – заявила она в интервью Dow Jones Newswires. – Я лично сомневаюсь, что корпоративное управление в «Северстали», акциями которой торгуют только на Московской бирже, лучше, чем система корпоративного управления, созданная в компании, акциями которой торгуют на биржах Нью-Йорка и Амстердама, известных более строгими требованиями».

Второе июня стало знаковым днем для Mittal Steel – помощь пришла откуда не ждали – и может стать переломным моментом в этом деле. В этот день Еврокомиссия, несмотря на намерение «Северстали» и Arcelor, одобрила предложенные Mittal Steel условия приобретения компании Arcelor, посчитав их, по словам пресс-секретаря Еврокомиссии по конкуренции Джонатана Тодда, «не представляющими угрозы для добросовестной конкуренции на европейском рынке металлов».

Если Mittal Steel удастся консолидировать всех недовольных планируемой сделкой с «Северсталью», то она может поставить жирную точку на судьбе «сделки века» и, вооружившись одобрением Еврокомиссии, опять станет «женихом» Arcelor. Тогда Мордашов может остаться с носом.

БОЛЬШЕ НЕ ПЕРЕДУМАЮТ?

В 20-x числах июня Алексей Мордашов, столкнувшись с противодействием миноритариев, изменил свое предложение Arcelor.

Он согласился получить в результате слияния 25 процентов Arcelor (по прежним условиям он получил бы при закрытии сделки 32,2 процента), отказавшись при этом от денежной составляющей в 1,25 миллиарда евро. Помимо этого он предложил не создавать комитет по стратегии при совете директоров Arcelor.

Взамен г-н Мордашов рассчитывает получить право голосовать своим пакетом в соответствии с обычной акционерной практикой.

Кроме того, он захотел отменить обязательства, которые он готов был принять ранее, – не менять свою долю в Arcelor в течение четырех лет и не продавать акции в течение пяти лет.




Партнеры