Практическая магия

Геннадий Малахов: “Весь негатив я снимаю теплым душем”

20 августа 2006 в 00:00, просмотров: 238

Народный целитель Геннадий Петрович Малахов в роль ведущего программы Первого канала “Малахов +” входил трудно. Азам учился прямо на съемочной площадке. Прошло время, и сейчас гуру самолечения чувствует себя увереннее. Правда, перед нашей встречей он обжег ногу, показывая телезрителям, как снимать судороги горячей картошкой.

Заставляют блестеть глазами

— И часто с вами такие инциденты случаются?

— Первый раз. Хотя я и раньше иногда делал что-то рисковое. Пощипывает хорошо! Но вроде не сильно обжегся… До завтра пройдет.

— Вам ведь еще одна запись предстоит. Тяжело без подготовки по три передачи в день вести?

— После съемок такое впечатление, будто ты мешки тягал целый день. Ноги устают, аж гудят. Еще и соображать нужно, с людьми разговаривать. Это сильный стресс для организма. Я же никогда не был на телевидении, не знал, что это такое, какие требования. Часто ошибался, не так ударения ставил, не соблюдал темп речи, не улыбался.

— Сейчас привыкли, опыта набрались?

— Все передачи разные. И на каждой нужно отдавать свою энергию. Зрителям интересно смотреть на человека, когда он в радости. Кому нужен плачущий ведущий? Иногда мне говорят — энергетики, мол, не хватает. Все время должны глаза блестеть. Ну… стараемся.

— Что еще хотели от вас телевизионщики?

— Они меня, как мать ребенка, учили правильно стоять, говорить, вести себя, всему-всему-всему. По ходу съемок требования росли, еле успевал приспосабливаться. Если бы я с самого начала знал, какая это нагрузка, наверное, не пошел бы на передачу… Я же практически перестал книги писать…

Проклова прикрывает телом

— После ухода Андрея Малахова сложнее стало передачу вести?

— Ничего особенно не изменилось. Мне очень приятно работать с Леной Прокловой. Она молодец. С самого начала я думал, что одному было бы легче. Но потом сообразил, что всю работу пришлось бы делать самому. Лена выполняет роль хозяйки, представляет гостей. Спасает меня от полнейшего истощения. (Улыбается.)

Кстати, в Останкино телеведущих кормят! А аппетит на съемках зверский просыпается, потому что колоссальное количество энергии через разговор уходит. Пришел на съемку сытым, чуть-чуть поговорил, и уже так есть хочется!

— Наверняка вы слышали, что программа вызвала неоднозначную реакцию среди зрителей, журналистов…

— Ну и пусть вызвала! (Смеется.) Меня пригласили, как могу, так и веду. У меня есть свои достоинства, свои недостатки. Я ничего не пытаюсь скрывать — зубы вставлять или лысину прикрывать. Пожалуйста, пусть каждый оценит передачу и возьмет то, что ему будет полезно.

Зачистка семейства

— В Москву вы так и не переехали?

— Нет. Живу в Каменск-Шахтинске в Ростовской области. Там небольшой дом, хозяйство.

— Но у вас же съемки неделями…

— Приходится по полмесяца жить в Москве — в однокомнатной квартире неподалеку от Останкино.

— Хозяйство без присмотра осталось?

— Мне по жизни везет, женщины попадаются очень хорошие. Как Лена Проклова меня прикрывает на передаче, так жена — в быту. Все хозяйство на ней: дом, уборка, собаки. За дочкой Катей присматривает. Ей уже девятнадцатый год идет… или двадцатый? Она с 87-го года…

— Девятнадцатый. А сын с вами не живет?

— Он сейчас в армии служит.

— Дети здоровые растут? Слушаются ваших советов?

— В целом они здоровы. Но образ жизни ведут не совсем правильный. У дочки недавно проблемы с кожей начались. Стала принимать керосинчик, который способствует очищению, и все наладилось. Жена тоже принимала. Хотя строго они всем процедурам и режиму не следуют.

О пользе самолюбования

— Закончится сегодняшний день, придете домой, как будете стресс снимать?

— Обычно я смываю всю негативную энергию и усталость под теплым душем. Потом какую-нибудь передачу смотрю. Перед сном слушаю расслабляющую китайскую музыку — альбом называется “Спокойный сон”. Сегодня, кстати, просыпаюсь, чувствую, у меня что-то в ушах — а это наушники! (Смеется.) Прямо с ними отключился.

В перерывах между записью передач тоже отдыхаю: сажусь в кресло, расслабляюсь, придремну чуток, и тогда — хоп! — свеженький на следующие съемки пошел.

— Слышала, вы недавно стали песни писать. О чем?

— Про собаку, например, есть песня. Я даже музыку к ней сочинил на компьютере. Ничего получилось. Еще несколько стихов написал.

— Что вас на творчество сподвигло?

— Я тогда одну методику применял, после которой творческие способности открываются. Могу тебя научить.

— Давайте!

— Нужно взять лист бумаги, ручку и подробно описать, какой ты хочешь быть. Допустим, пиши: я красива, я успешна, я счастлива, я стройна… Или можешь так: у меня красивые волосы, у меня прекрасные глаза, мои глаза замечательные. Чем больше слов таких напишешь, тем лучше будет. Я примерно слов двести написал.

— Что писали?

— Мне свойственна ласка, свойственна любовь, успешность… что-то такое. И вдруг неожиданно — раз! — и стихи получились. Вот это да, думаю.

Знак в студии

— На телевидение вы не после этого тренинга попали?

— Мне сны приснились. В первом я нашел удачу. Это был какой-то предмет. Я его спрятал быстро, чтоб никто не отобрал. Потом еще один сон приснился. Хотел его как-то на передаче рассказать, только рот открыл… а в студии ребенок маленький сидел. Он вдруг на пол упал и как закричит! Я сразу понял, что это знак — не нужно сны рассказывать, пока они до конца не реализуются.

— Как домашние отнеслись к вашей резко возросшей популярности?

— Интересно им, конечно. Жена надо мной подшучивает. А мне иногда даже страшно бывает. Иду по улице, думаю: “Что это они все на меня внимание обращают?! А! Да я ж в передаче снимаюсь!” Вот так получается.

— Чем больше всего дома заниматься любите?

— Книги писать. Мне от этого спокойно, хорошо. Еще порыбачить иногда люблю. В этом году не получилось, зато в прошлом сазана на шесть килограммов поймал. Правда, отпустил потом. Мне и червяка на крючок насаживать жалко.




Партнеры