Киномани в кармане

Как заработать на “фабрике грез”

8 октября 2006 в 00:00, просмотров: 1047

Для того чтобы оказаться по ту сторону экрана, достаточно набрать номер телефона. И вот он — чарующий мир софитов и рамп. Людей с улицы, вопреки ожиданиям, он принимает с распростертыми объятиями. Сколько получает профессиональный зритель и почему возмущается московская массовка, узнал корреспондент “МК-Воскресенья”.

Бесплатно хлопают лишь новички

Московская телекухня предлагает на выбор целый веер программ, которые нуждаются в зрителях. А поскольку на голом энтузиазме стабильно собирать полные студии не получается, аудиторию стимулируют деньгами.

— Однажды я наткнулась в газете на объявление: “Приглашаются зрители в ток-шоу”. Созвонилась и попала сначала на одну программу, потом на другую, — рассказывает профессиональный зритель Татьяна. — Потом случайно услышала, что из чистой любви к телеискусству там сидят только новички. Оказалось, что более искушенным участникам массовки бригадиры платят гонорары. Пусть немного, но хоть какая-то прибавка к семейному бюджету.

За то, что ты не жалеешь ладошек и щедро расточаешь улыбки, дают всего 150—200 рублей. Изъявишь желание высказать “свою” точку зрения, рассказать историю или поделиться рецептом — дадут 400—500 рэ. Напрягать мозги не надо: большинство зрительских пассажей — будь то замечание, вопрос или случай из жизни — сочиняют сценаристы. Активистов просто обеспечивают заготовками. Есть, правда, одна тонкость: события в студии могут развиваться совсем не так, как это было запланировано изначально, но обещанные денежки получает лишь тот, чья реплика все же прозвучала в эфире.

Самые каторжные условия на тех проектах, где одним махом снимают сразу блок программ.

— Мы сидим в студии с 11 утра до 12 ночи. В помещении духота, жара под сорок. За это время нам дают всего два-три небольших перерыва, — возмущается Елена Григорьевна. — Едва хватает только на то, чтобы сходить в туалет и перекусить. Были случаи, когда люди падали в обморок. Дают нам за это удовольствие по 400 рублей. Обращались к ведущей, спрашивали, почему так мало.

— Я плачу каждому из вас по 900 рублей. Разбирайтесь с бригадирами, — “отрезала” претензии миловидная дама.

Существуют на отечественном TV и поистине лакомые проекты. Так, в одном из шоу на тему судебных перипетий герои — истец и ответчик — зарабатывают по 1200 рублей на брата, а так называемый свидетель получает бонус в размере 900 рублей. Сниматься можно не чаще одного раза в полгода. В другой программе тарифы еще больше будоражат воображение: 180 долларов за участие в качестве главного персонажа!

Бич съемок — папарацци

Актеру массовых сцен совсем не обязательно быть Аленом Делоном, хотя яркие, нестандартные лица ценятся. И все же массовка — епархия, в которой властвует человек с улицы.

— Востребованные типажи — это люди средних лет с нормальными лицами. 30—45-летние с головой погружены в работу и на съемки заглядывают редко, — объясняет кастинг-директор Наталья. — Иногда возникают проблемы с детьми. Зато пенсионеров и молодежи у нас очень много.

— Я поделил для себя массовку на четыре группы, — делится своим наблюдением актер массовых сцен Муслим. — Одни приходят сюда за опытом, другие — на заработки, третьи, в основном это молодежь, просто жаждут развлечься. А вот четвертую группу влечет на площадку чистое любопытство. Как же, ведь здесь можно поглазеть на какую-нибудь звезду! И даже, если повезет, сфотографироваться с ней! Каждый второй приходит на съемку с фотоаппаратом и начинает играть в папарацци.

Самый непредсказуемый контингент — маньяки съемок. Они мнят себя выдающимися актерами и буквально преследуют ассистентов режиссера и бригадиров.

Заявить о себе как о потенциальном актере массовых сцен достаточно просто. При киностудиях, агентствах и у бригадиров есть специальные банки данных, в которых хранятся анкеты непрофессионалов. Помимо точных сведений о себе — рост, вес, размер ноги и одежды, род занятий и возможный послужной список — необходимы фотографии. Лучше, если это будут три-четыре разноплановых фото, включая портретную съемку. В одних местах вас разместят “за спасибо”, в других попросят от 500 до 2000 рублей. Некоторые киностудии принципиально отсеивают дилетантов. Исключение делается только для типажей с изюминкой: странное лицо, гигантский рост, необычная мимика.

А вот вашего умного пса или чрезмерно сообразительного котика протолкнуть на экран будет куда сложнее. Частенько бригадиры заполняют вакуум за счет своих питомцев. Хотя вы вполне можете попробовать закинуть в базу фото своего животного с краткой характеристикой: чем славен и что умеет делать. Кто знает, что взбредет в голову Фортуне?

Массовка затмевает звезд

Массовка — это чернорабочие от кино. Их приглашают на площадку раньше всех. На них покрикивают. С ними никто не церемонится. Если обычный съемочный день длится 12 часов, массовка может “загорать” на площадке по 14—16 часов. Хорошо, если бригадир начислит сверхурочные и позаботится о рабочем месте.

— Как-то зимой нас снимали на Павелецком вокзале, — вспоминает Галина. — Так мы в течение 10 часов стучали зубами и переминались с ноги на ногу. Далеко от площадки не уйдешь, а посидеть негде. Никто даже не подумал заказать нам какой-нибудь автобус.

В среднем один рабочий день актера массовых сцен стоит 400—500 рублей. Ночная съемка оплачивается в полтора-два раза дороже.

— Меня и всех моих коллег волнует один вопрос: почему нам так мало платят? Ведь сейчас вся кино- и телеиндустрия держится на нас — актерах массовых сцен, — сердится Лариса. — Стоит заикнуться о материальной стороне, как с тобой тут же распрощаются.

В удачные недели опытные массовики с налаженными связями могут делать по 2—4 тысячи рублей. Что и говорить — негусто, поэтому хвататься приходится за любую возможность. К примеру, иногда киношники доплачивают за реквизит. И если на съемку в аэропорту ты привезешь с собой большой чемодан, тебя поощрят (50—200 рублей).

По идее, в бюджет фильмов закладываются расходы на питание актеров. На практике массовку приучают жить по-спартански. Поэтому бутерброды приходится возить из дома.

— А сколько раз нам не то что чаю — воды не предлагали, — откровенничает Алексей. — Основному составу привозят еду. Если бригадир душевный, то после актерского застолья подходит к нам и предлагает доесть супчик. Кто-то соглашается. Правда, бывает и другой подход, когда тебя обеспечивают чаем-кофе и угощением, а если съемка затянулась до ночи, отвозят домой на такси. Но такое отношение нынче — на вес золота.

— Как будут принимать массовку, какие ей создадут условия, во многом зависит от бригадира, — убежден фотограф Сергей. — Есть бригадиры, которые ни за что не поведут своих людей в низкооплачиваемые проекты, другие, наоборот, готовы к любой конъюнктуре.

Ожидание самой съемки, которая длится от силы полчаса-час, может растянуться на весь день.

К слову, массовые сцены из кинофильмов нередко вырезают.

— Мне говорили, что если актер массовой сцены выглядит лучше, чем звезда, он обречен. При монтаже его уберут из фильма, — уверяет меня Дарья.

Когда в кадре до 10 человек, это уже не массовка, а групповка (отобранные ассистентом режиссера типажи). Те, кто совпадет “по тематике” и образу с режиссерским видением, получают пусть призрачный, но все-таки шанс “засветиться”. При этом съемочный день приносит участникам групповки по 700—800 рублей.

Из черни в князи…

Есть среди актеров массовых сцен особая категория — кочевники. За годы работы у них в активе набирается по 30—40 фильмов.

Валентина — кочевник с пятилетним стажем. Пенсии хронически не хватает, вот и пришлось увлечься кино.

— Сначала нужда привела, а потом не заметила, как втянулась, — смеется женщина. — Просто так нам с неба ничего не падает. Каждый день приходится хлопотать, обзванивать работодателей и интересоваться, нет ли какой-нибудь халтурки на завтра. Много среди нас людей, оказавшихся в сложных материальных обстоятельствах. На съемках ухо надо держать востро. Случается, коллеги мобильники воруют и деньги из кошельков вытаскивают.

Чтобы перескочить в иной ценовой регистр, надо попасть в категорию актеров-эпизодников. Максиму помог фактурный внешний вид.

— Вообще-то я профессиональный спортсмен, — рассказывает Макс. — Три года назад попал в кино. Довольно быстро из массовки перешел в эпизоды. Мой типаж — телохранитель, бандит, секьюрити. Мужчин в принципе на съемках не хватает, а тех, кто мог бы убедительно сыграть того же охранника, и подавно. Со временем у меня появилась возможность выбирать роли. К актерам эпизодов в отличие от массовки относятся как к белым людям, с уважением. Да и в зарплате явный выигрыш.

Эпизод, кстати, начинается от 50—100 долларов за съемочный день и подразумевает, что человек скажет в кадре несколько слов. По словам Максима, люди с неординарной внешностью или редкими способностями могут договариваться на 500—600 долларов за съемку. Недавно его друг — бывший военный — блеснул знанием афганского языка и в итоге получил хороший эпизод.

— Конечно, они питают какие-то иллюзии, надеются на то, что однажды их заметят. Но вряд ли массовка может стать трамплином к главным ролям, — с грустью замечает фотограф Сергей. — Непрофессионалы из массовки могут прорваться на олимп либо по великому блату, либо при помощи собственной гениальности. Для остальных потолок при удачном раскладе — роль актера второго плана.

“Мертвые души” российского кино

Именно бригадир является тем кукловодом, в руках которого сосредоточены все ниточки от массовки. И дергает он их сообразно своим симпатиям. С ним дружат, его боятся, ему угождают и при случае всячески задабривают. Откажешься от съемки — твой личный рейтинг тут же упадет до нуля.

Бригадиров на всю Москву около 120 человек, но работают на постоянной основе лишь 40—50 человек. У каждого своя база — от 200 до 600 непрофессиональных актеров. Впрочем, в разных базах встречаются одни и те же лица, поскольку массовики предпочитают сотрудничать сразу с несколькими бригадирами.

К слову, бригадирская нива — сущий чернозем. Чем больше связей в кругу помрежев, тем к более выгодным проектам ты получаешь доступ. Помощники режиссера просто физически не успевают подбирать массовку, особенно если требуется 50—100 человек. И тут на выручку приходит бригадир. Бюджет расписывается заранее и зависит от того, сколько сцен с участием непрофессиональных актеров требуется снять. Работают, как правило, “по-черному”.

— И в кино, и в телепроектах, мы расписываемся в пустых ведомостях, — с грустью замечает актер массовых сцен Галина. — Сколько нам должны заплатить на самом деле, всякий раз остается за кадром. Любой намек на бунт или излишнее любопытство, как тебя вообще перестанут куда-либо приглашать. Однажды нам за эпизоды заплатили по 100 долларов, а чуть позже мы узнали, что кинокомпания выделила каждому по 250 долларов.

В итоге самые проворные бригадиры при средней зарплате в 500—800 долларов умудряются за месяц добывать по 2—3 тысячи “зеленых”.

— Допустим, массовка прибыла в неполном составе. В списке заявлено 25, а на площадке только 20. Вряд ли кто-то будет скрупулезно пересчитывать присутствующих. Как будет освоен бюджет, зависит от порядочности бригадира. Одни складывают прибыль от “мертвых душ” в свои карманы, а другие делят деньги на тех, кто пришел, — раскрывает одну из популярных схем мой собеседник Сергей. — Бывало и такое, что шефы массовки сбегали вместе с ее зарплатой.


кстати

Осторожно! Дедовщина!

Ночная съемка в одном из крупных столичных супермаркетов. По сюжету требовалось отснять покупателей. Массовке выдали тележки, и она разбрелась по магазину — наполнять тару продуктами. Охрана расслабилась и потеряла бдительность. И тут один мужичок не справился с соблазнами на полках и стал осторожно откупоривать и пробовать дорогие хмельные напитки.

После энной по счету дегустации на смену осторожности пришло удальство, и массовик, разогнав и на ходу “оседлав” свою тележку, помчался на всех парах к огромному аквариуму, где плескались живые раки. С трудом припарковавшись, на глазах изумленных товарищей он попытался нырнуть за закуской. Финальная сцена оказалась трагикомичной. Утомившись от рыбалки и сомлев, мужчина притулился прямо на голом полу. Под голову положил мокрый пиджак и заснул богатырским сном. Рядом с ним стояла тележка, на дне которой валялась початая бутыль беленькой и надкушенный батон колбасы. Наутро за продуктовые подвиги горе-актеру пришлось отдуваться деньгами.

Чтобы хоть как-то убивать время на площадке, актеры массовых сцен любят развлекать себя розыгрышами. “Старички” сразу выделяют из общей массы новобранцев. Могут подойти к новичку и с упреком сказать: “Где ж ты бродишь? Тут режиссер про тебя несколько раз спрашивал, хочет дать эпизод со словами”. Обычно человек шалеет на глазах и опрометью бежит на ковер к кинобоссу.

— Это я, Сан Саныч! Я! Вы меня искали??? — с надеждой в голосе взывает массовик.

А Сан Саныч на все это только недоуменно хлопает глазами, а потом — в меру своей деликатности — растолковывает, что произошла ошибка. Еще более суровый вариант дедовщины, когда неопытного актера массовки заставляют выучить слова якобы обещанной ему роли. И тогда бедолага, бросаясь с места в карьер, не только нервирует режиссера неуместными самопрезентациями, но и тут же с волнением устраивает свои собственные пробы. Увы, уже на втором-третьем предложении декламатора прогоняют с глаз долой.


На какие гонорары рассчитывать?

Участие в программах, ток-шоу в качестве зрителя - 0—400 руб.

Участие в качестве героя (непрофессиональный актер) - 500—5200 руб.

Массовка в кино - 300—500 руб. за съемочный день

Групповка в кино - 700—900 руб. за день работы

Актеры эпизодических ролей - 1500—15000 руб.

Размещение в актерской базе - 0 — 2000 руб.

Участие в политической демонстрации, митинге - 100—300 руб.




Партнеры