Королева джаму

1 ноября 2006 в 00:00, просмотров: 345

Что такое SPA, знают все. Джаму в Индонезии называют изготовленные в соответствии с традиционными рецептами смеси истолченных трав, корней, коры, цветов, пряностей, овощей, фруктов, ягод и т.д.

Джаму лечит рак (хотя и не всегда) и диабет (на ранних стадиях), омолаживает и дезинфицирует организм. И по сей день четыре пятых из двести сорок миллионов обитателей крупнейшего архипелага планеты отдают этим смесям, секреты составления которых передаются из поколения в поколение, предпочтение перед современной фармакопеей

Марту Тилаар, которая в следующем году празднует свое 70-летие, в Индонезии называют королевой джаму и SPA. Она родилась в городе Кебумен (Центральная Ява) в 1937 году в семье учителя и мелкой предпринимательницы. Ее дед, этнический китаец по национальности, был средней руки торговцем, впрочем, довольно состоятельным по меркам яванской глубинки.

После пожара семья перебралась в столицу Индонезии Джакарту, и в 1963 году Марта окончила там колледж подготовки учителей по специальности «История». Через несколько лет она уехала в США вместе с мужем, которого отправили туда на учебу. Начала учиться и она. На этот раз в Академии культуры красоты в Блумингтоне. А по возвращении в Джакарту, в 1970 году, открыла свой первый салон красоты – на веранде родительского дома площадью четыре на шесть метров.

Сейчас она владеет одной из самых крупных в Индонезии групп компаний, в которую входят производитель косметики «Мартина Берто» (торговая марка «Сариаю» – «Суть красоты»), традиционные лекарственные средства (торговая марка «Сад джаму»), цепи салонов красоты и SPA.

Как же девочка из провинциального городка, начав с нуля, смогла создать в мусульманской стране гигантский конгломерат компаний? Таким был к ней мой вопрос.

– Наш отец был очень мудрым человеком и воспитывал нас в духе ответственности перед обществом, – вспоминает Марта. – Это были очень трудные времена: сначала власть голландских колонизаторов, потом японская оккупация, затем война за независимость. Но все время, пока мы жили на Центральной Яве, каждый день ровно в два часа дня, вернувшись из школы, мы выносили продукты для уже ожидавших помощи – яйца, овощи, рис. Так я получила первый серьезный в жизни урок: надо делиться!

Второй урок она получила от матери.

– В детстве я была очень непослушной девчонкой, – рассказывает Марта. – Обожала сладкое и постоянно таскала у мамы деньги. Но знаете, что она сделала, застигнув меня на месте преступления? Сказала: «Я тебе дам в два раза больше денег, но ты их потратишь на дело. И никогда больше не воруй». А потом научила, что надо делать.

На следующий день я пошла в соседний продовольственный магазин и купила там большой торт. Разделила его на небольшие порции и стала торговать ими у школы. Прибыль была уже моей, и вот ее-то я могла спокойно тратить на сладости. Мне тогда было лет семь- восемь.

Мать же подсказала Марте делать бусы из семян тропических растений: накладных расходов никаких, только на нитку. «Одни продавай за один сен, двое – за два, а вот три уже за два с половиной», – учила она.

Слова матери «никогда больше не воруй» Марта вспомнила в 1997 году.

– Тогда во время азиатского финансового кризиса объявили дефолт чуть ли не все крупные индонезийские компании, я тоже не могла вернуть сингапурскому банку крупный заем. Все друзья и знакомые советовали и мне объявить об отказе от выполнения обязательств.

Я прилетела в Сингапур, пришла к главе банка и сказала: «Сейчас я не могу вернуть долг, но буду выплачивать его до последний капли крови!»

И знаете что? Он поверил, реструктурировал долг, и через пару лет я смогла его погасить. И теперь, если мне нужен кредит, то проблем обычно не бывает.

КОЛДУНЬЯ

Самый первый салон красоты – тот, что Марта открыла на веранде родительского дома, – научил ее во всем соблюдать баланс. Он был обставлен в национальном стиле легкой ротанговой мебелью. Но уже тогда они имели кондиционер и собственный генератор на случай перебоев в энергоснабжении. Не экономила Марта и на рекламе. В результате уже через три месяца места перестало хватать. Пришлось договориться с отцом, что под салон будет занят весь дом.

– Когда я пробивалась со своей продукцией в самые престижные столичные торговые центры, сначала меня просто не хотели туда пускать. «Что ты тащишь к нам свою местную дешевку? – говорили там.

– У нас торгуют дорогой французской косметикой». Они не могли поверить, что косметика того же качества, что и у «Элизабет Арден», может стоить в десять раз дешевле. «Знаете что, – отвечала я, – я к вам не бесплатно прошусь, а буду платить за аренду не меньше, чем все остальные. Даже с продаж «местной дешевки».

Вскоре оказалось, что «дешевка» работает совсем не хуже французской косметики.

– Проблема в том, что голландские колонизаторы учили нас, что все с Запада – лучшее, – считает Марта. – Я и сама так думала, пока не пожила в США. Теперь я точно знаю, что это не так. Я изучала историю, а затем стала косметологом. И потому к красоте я тоже подошла как к проблеме, требующей исследования. На Западе говорят, что каждый рождается красивым, что надо лишь научиться стать красивой: как сидеть, как говорить, как одеваться. Но это лишь внешняя красота. Я не хотела копировать опыт Запада, я хотела понять, что такое красота для Востока. И оказалось, что на Востоке красота – это гармония между внутренней и внешней красотой.

Путь к джаму не был для Марты безоблачным. Когда она только начинала заниматься джаму, ей часто говорили: «Ты колдунья!», «Ты ведьма!» В Индонезии такое обвинение не шутка. Но она не слушала и шла своим путем.

Люди удивлялись, что она училась в Америке, а начала заниматься джаму. Но у нее были для этого все основания: она изучила действие джаму на собственном опыте.

– Врачи считали меня бесплодной, и хотя я обращалась к специалистам в Швейцарии, Нидерландах и Америке, все они говорили, что у меня не может быть детей, – рассказывает Марта. – Когда мне исполнился сорок один год, у меня прекратились «критические дни». Я пошла к специалисту, и он сказал, что это предвестник менопаузы, что у меня не может быть детей. Я заплакала и сказала мужу, что он может жениться на другой женщине, так как я не могу родить. Они привел меня в библиотеку и ответил, что у него уже есть вторая жена – его книги…

Именно тогда ее 97-летняя бабушка, которая была яванской травницей, рассказала Марте о джаму.

И Марта решила: почему бы и не попробовать? Она начала пить джаму и втирать традиционное средство себе в живот, а два раза в неделю бабушка делала ей массаж. Вскоре она снова сходила к врачу, и он поздравил ее с беременностью. Не забыв добавить, что поскольку роды очень поздние, ребенок может оказаться больным.

– Я вспомнила эти слова, когда плакала от счастья, присутствуя на вручении дочери диплома с отличием, – улыбается Марта. – И второй раз – когда такой же диплом получал в Гарварде сын, которого я родила в 46 лет.

Сегодня Марта Тилаар сама считается одним из ведущих экспертов в области традиционного джаму и травяных смесей. И дома, и за рубежом ее называют матерью национальной индонезийской косметики. А на ее предприятиях по производству травяных лекарственных средств и косметики работают шесть тысяч человек.

– Мы стараемся, чтобы наша группа компаний была максимально прозрачной, – говорит Марта. – Кстати, в отсутствии такого стремления и заключается одна из основных бед индонезийской экономики. Коррупция и закулисные сделки приводят к тому, что никто не испытывает к ней доверия. Еще одна серьезнейшая проблема – отсутствие долгосрочного видения. В отличие от соседней Малайзии, которой на протяжении десятилетий управлял делавший упор на долгосрочные программы Махатхир Мохамад, у нас идет постоянная чехарда президентов и министров. В этих условиях невозможно разработать программу и реализовать ее.

Успех открывает перед Мартой новые возможности. Сейчас ее то и дело зовут заняться, например, гостиничным делом. Но она не идет.

– Я с самого начала решила, что наша группа компаний будет такой, как сейчас, – уверят она. – Никогда не надо разбрасываться. Гостиницы – это не наше.




Партнеры