КСО ответит за базар

Пиар на социальных проблемах – беспроигрышная вещь

1 декабря 2006 в 00:00, просмотров: 386

Нет смысла повторять, что нефтяной профицит уходит в Стабфонд, что бесплатных социальных услуг становится все меньше, что Интернет и газеты заполнены мольбами о помощи тяжелобольным детям. С таким же успехом можно рассуждать о грядущей финансовой нестабильности, о фискальном гнете или коррупционном беспределе. По нынешним временам это общие места.

Хорошо тем, у кого родственники твердо стоят на ногах и могут себе позволить регулярно помогать близким. Тем, у кого такого источника средств нет, остается рассуждать о несправедливости бытия и считать копейки до очередной государственной подачки. А между тем и первые, и вторые – это наши с вами сограждане. Как говорится, патриотизм – это не только флаг перед офисом.

Во все периоды российской истории забота о малоимущих и больных, малых и старых, сирых и убогих имела государственное значение. То, что происходит сегодня, – явление в любом случае временное. Или в недалеком будущем ситуация кардинально изменится, или еще 10–15 лет такой жизни – и о сохранении государственных традиций можно будет забыть. Некому будет сохранять, слишком велика станет демографическая яма.

Казалось бы, выхода нет. Но это не так. Выход – в создании параллельной системы социальной помощи, во всем мире именуемой корпоративной социальной ответственностью, или КСО. Параллельной – не значит альтернативной, в нашем случае параллельная – это независимая, не более.

КСО – это добровольные отношения между работником, работодателем и обществом, направленные на развитие социальной защиты работников, поддержание социальной стабильности в окружающем сообществе, совершенствование социальной и природоохранной сфер на национальном и международном уровне. В российских условиях КСО не может существовать только на американских филантропических началах или на европейских принципах этической ответственности бизнеса за социальное положение собственных работников и местное население. В современных российских условиях принципы этики и филантропии должны дополняться патриотической ответственностью за будущее своей родины и идентификацией национальной принадлежности своего бизнеса к российскому государству. Иначе никак.

ЗЕРКАЛО СОЦИАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ

Вы помните, как аргументировалось снижение с 2005 года Единого социального налога (ЕСН)? «Заботясь» о бизнесе, госуправленцы надеялись увеличить инвестиционную активность предпринимателей и вывести зарплаты из «тени». Реальность похоронила надежды и дала понять, что к стимулированию инвестиционной деятельности и «обелению» доходов нужно подходить с другого бока, с какого – в данном случае неважно, но с другого. Если в 2003 году инвестиции в основной капитал выросли на 12,5 процента, в 2004 году – на 11,7 процента, то в 2005 году, в первый год снижения ЕСН, – лишь на 10,7 процента, а за первое полугодие этого года – и вовсе на 9,4 процента. Средняя зарплата в стране, конечно же, растет, но кто поверит в то, что в прошлом году в реальности она составила 8550 рублей?

Зато благодаря этому шагу в социальных внебюджетных фондах, куда мы перечисляем часть доходов, возник и развивается дефицит средств. До 2005 года ставка страхового взноса по обязательному медицинскому страхованию (ОМС) составляла 3,6 процента, а с 2005 года была снижена до 2,8 процента. Расходы территориальных фондов ОМС составили в 2004 году 189,5 миллиарда рублей, в то же время совокупные расходы на здравоохранение потянули на 430 миллиардов рублей! Иными словами, на содержание и развитие российской системы здравоохранения было израсходовано средств в 2,2 раза больше, чем собрано по ОМС! Сегодня на лечение одного американца в бюджете США предусматривается 2 тысячи долларов в год, в российском бюджете – 155 долларов в год.

Масла в огонь подлил недавний скандал вокруг Федерального фонда ОМС. Мало того, что средств не хватает, так оказалось, что часть из них тратилась, мягко говоря, не по назначению. Если раньше руководство фонда осознавало свою ответственность перед малоимущими, то в какой-то момент получение результатов от контроля над финансовыми потоками полностью ее затмило.

Реальный дефицит средств Пенсионного фонда России (ПФР) в 2005 году составил около 300 миллиардов рублей, или четверть всех расходов фонда, хотя в прессе нас успокаивают более скромной цифрой приблизительно в 100 миллиардов. Ныне из федерального бюджета покрывается около 60 процентов расходов ПФР. Если отрицательный тренд на нефтяном рынке окажется устойчивым, мы снова окажемся в 90-х: опять пойдут задержки выплат, пенсионеры снова будут штурмовать отделения ПФР, а государственные мужи – искать все новые оправдания. Только в отличие от тех лет в наши дни благодаря «мудрой» социально-экономической политике пенсионеры зачастую являются единственными кормильцами в семьях.

Еще одним последствием снижения ЕСН стало введение с 2005 года порядка, по которому первые два дня больничного должен оплачивать работодатель, и только с третьего дня – Фонд социального страхования. Распространенная в мире практика в наших условиях привела к тому, что в 2005 году количество выписанных листков временной нетрудоспособности резко сократилось. Нет, люди не стали меньше болеть, просто при незначительных недомоганиях администрации больше не настаивают на врачебном подтверждении. Да и не больно-то оно нужно: неважно, какая у тебя зарплата, неважно, что налоги платишь в полном объеме, – в 2006 году все равно больше 15 тысяч не компенсировали.

А мы говорим о нацпроектах и повышении качества жизни.

Причина происходящего в том, что стиль сегодняшнего управления страной не государственнический, а коммерческий, корпоративный. Запускается, поощряется и поддерживается все, что приносит только быстрый материальный эффект. Потому в бюджете-2007 на фоне увеличения расходов по наиболее прибыльным для чиновников всех рангов статьям (общее увеличение бюджетных расходов составило 38%) денег на социалку опять не хватило.

Если наше «социальное государство», как оно названо в Конституции, год за годом самоустраняется от выполнения своих прямых обязанностей, кто на ближайшие годы должен взять на себя всю тяжесть социальной ноши? Частный сектор, больше некому. И основная задача состоит в убеждении всех бизнес-сословий в необходимости скорейшего внедрения КСО в хозяйственную практику, потому что в противном случае скоро будет наблюдаться не только голод на умные головы, но и голод на потребителей.

КСО ДЛЯ КОМПАНИИ

Модель КСО в масштабах компании могла бы состоять из двух частей.

Первая часть – это социальная защита собственных работников, то, что в просторечии именуется социальным пакетом. Задача не в расширении входящих в него программ, а в повышении их качественного содержания, прежде всего в развитии добровольных страховых услуг в дополнение к обязательным и социальным программам, в основе которых обоюдная заинтересованность и работника, и работодателя.

Начнем с добровольного социального страхования. Все мы, к сожалению, социально уязвимы, все мы можем заболеть, с каждым может произойти несчастный случай, да и моложе мы не становимся. Социальная защита работников – это не столько повышение зарплат или проведение корпоративных вечеринок (хотя это тоже важно), сколько минимизация потерь, вызванных наступлением тех или иных социальных рисков.

Обязательное социальное страхование со своей защитной функцией не справляется, но страховая практика знает немало способов уменьшить материальные потери путем добровольного социального страхования. Конкретный пример – страхование тех самых дней ожидания выплат при больничном, а также сумм утраченного дохода при временной нетрудоспособности. Расчеты говорят о том, что страховой тариф будет невелик – в пределах 1,5 процента от фонда оплаты труда. Предложите этот страховой продукт своим страховщикам, пусть подумают. Уверен, они вернутся к разговору.

Другой пример – добровольное пенсионное страхование. На многих крупных предприятиях работодатели доплачивают к добровольным взносам своих работников в негосударственные пенсионные фонды или управляющие компании эквивалентные и даже более значительные суммы. Все большей популярностью пользуются схемы накопительного страхования, когда руководство компании покупает своим работникам страховые полисы на случай какого-либо события в жизни сотрудников: свадьбы, рождения ребенка, юбилея.

Нестраховые социальные программы в принципе не новы и заключаются они в помощи своим работникам при решении тех или иных социальных проблем. Самый яркий пример – коммерческое социальное кредитование для приобретения жилья теми сотрудниками, в долгосрочной работе которых предприятие заинтересовано. Мировая практика говорит нам о том, что такие кредиты выдаются на срок от 10 до 20 лет и равномерно погашаются компанией каждый год. Если человек увольняется раньше срока окончания кредита – пусть возвращает вложенное.

Если свободных средств в таком объеме нет, что, согласитесь, обычное дело, предприятия внедряют другую программу, в основе которой – погашение за счет предприятия процентов по банковскому ипотечному кредиту, а также оплата страховки, обязательной при заключении договора. Скажете, что это из области фантастики? Поверьте, подобным образом отношения со своими сотрудниками выстраивают не только корпорации, но даже государственные вузы. Кстати, идея материнского капитала также во многом заимствована из бизнеса.

Вторая часть КСО для компании основана на социальных мероприятиях для окружающего сообщества. Это самое интересное, потому что среди бизнес-людей укоренилось мнение о социальной ответственности как о чем-то безвозмездном и благотворительном. Справедливости ради скажем, что становлению таких взглядов отчасти способствовали наши доблестные госуправленцы, когда в начале первого путинского срока под видом КСО пытались сверху административно ввести некое подобие дополнительного социального налога, расходуемого в соответствии с их чиновничьими наставлениями. Очень быстро, почувствовав сопротивление бизнеса, «КСО по-путински» заглохла, и последним гвоздем в крышку ее гроба стала история с ЮКОСом, имевшим одну из наиболее продвинутых корпоративных социальных программ. Впрочем, вопрос «зачем это надо, если и так все отберут» до сих пор остается без ответа.

Вопреки сложившемуся мнению КСО – это не работа себе в убыток. Скидки пенсионерам и инвалидам в магазинах, дисконтное обслуживание горожан на предприятиях общественного питания в дни государственных или муниципальных праздников, льготные программы для детей и многое-многое другое на деле оборачиваются по крайней мере двумя положительными сторонами: увеличением товарооборота и созданием благоприятного социального окружения. Потребители начинают отдавать предпочтение товарам и услугам социально ответственной компании, пренебрегая продукцией той, где стремление урвать по максимуму превалирует над патриотической и национальной идентификацией.

Можно привести в пример десятки крупных и средних компаний, где базовые принципы КСО уже внедрены. К такому развороту топ-менеджмент подталкивают не только обязательность социальной отчетности при выходе на внешний, прежде всего фондовый, рынок, но и вполне прозаические причины – от стремления сгладить негативное отношение в обществе к итогам приватизации до желания сохранить умные головы; а что такое интеллектуальная собственность, объяснять не надо – в современном автомобиле она составляет до 70 процентов стоимости.

ПРЯМАЯ НЕЯВНАЯ УГРОЗА

Сегодня мы слышим все больше разговоров об объединении для решения каких-либо грандиозных социальных задач. Одной из немногих платформ, на которой могла бы состояться консолидация, является КСО. Существующие на этой почве эпизодические союзы основную задачу, а именно объединение бизнес-сообщества, не выполняют. А время идет.

Необходимо объединяться, причем объединяться не против кого-то, а для выполнения своей патриотической миссии – сохранить страну и оставить добрый след в умах людей. КСО, имеющая значительный опыт на Западе, является лучшей платформой для объединения. Кроме того, внедрение новых социальных программ станет еще одним фактором для развития конкуренции между предприятиями.

Технология создания новой системы соцзащиты проста. На первом этапе нужна инициатива, информационный ресурс, которым может стать интернет-портал, добровольное, без вступительного взноса, вступление в некоммерческую ассоциацию социально ответственных компаний и демонстрация примеров программ помощи своим сотрудникам и местному населению. КСО станет еще одним нематериальным активом, способным существенно повысить капитализацию компании.

Информационные спонсоры появятся быстро, не зря же английская «Таймс» на протяжении многих лет публикует еженедельные рейтинги социальной ответственности бизнеса. Многие российские издания также эпизодически освещают примеры «добрых сторон» деятельности российских предприятий, однако до сих пор эта практика не стала системной.

Когда социально ответственных предприятий единицы, с ними можно не считаться, но когда их будут тысячи – это заставит власть задуматься. В бизнесе начнет меняться нравственный климат, поскольку чем больше предпринимателей станет жить по общественно необходимым законам, тем больше будет отторжение тех, кто изменения в бизнес-сознании игнорирует. А те представители бизнес-сообщества, которые не признают необходимости действовать ради сохранения собственного народа, должны знать, что судьба рано или поздно спросит и с них, и с их наследников. Так уже много раз случалось в истории.




Партнеры