Челночная любовь

Форвард сборной России по баскетболу Татьяна Щеголева: “Мщу своему бойфренду уже семь лет”

17 декабря 2006 в 00:00, просмотров: 931

С форвардом московского “Динамо” и сборной России Татьяной Щеголевой можно говорить до бесконечности, а время все равно пролетает незаметно. В этом я убедился лично, хотя еще раньше знал, что и школу Таня закончила с медалью, и в серьезный институт поступила сама. Но ведь не все медалисты на школьной скамье выигрывают медали чемпионата мира, как это недавно сделала моя собеседница! Об этом и о многом другом мы говорили после матча, в котором ее клуб одержал важную еврокубковую победу.

“Я недолго пробыла умной девочкой”

— Семья у меня изначально спортивная, — начала свой рассказ Таня. — Папа в волейбол играл, мама — в баскетбол. Каждый из родителей хотел, чтобы я по их стопам пошла. Выходит, что мама выиграла это соревнование.

— В какой момент игра перестала быть просто увлечением?

— Мне, наверно, очень повезло, потому что важно, к каким тренерам ты в руки попадаешь. Поначалу два раза в неделю занимались, потом чаще. И сама не заметила, как оказалась в молодежной сборной. В 15 лет. Это, наверное, как наркотик для меня стало. Но мне папа тут говорит: “Тань, ты со своим баскетболом вообще забудешь, как учиться!” А мне хотелось ему доказать, что кое-что в головке осталось, — и поступила в МГТУ имени Баумана.

— Ничего себе! На какой факультет?

— На два. Сначала — на лазерные технологии, затем на экологию. Бросила баскетбол, решила, что буду умной девочкой (улыбается). Полгода спокойно проучилась, и тут меня позвали в национальную команду. Но вы же знаете, что Бауманка не прощает долгого отсутствия. Пришлось переводиться — пошла по профилю, в спортивный вуз.

Удачный спад

— Как в “Динамо” у вас игра складывается?

— Второй год я здесь. Очень довольна: именитый клуб с хорошими традициями. У нас недавно сменился тренер (команду возглавил Айнарс Звиргздиньш. — Авт.), прибавляем от игры к игре, лучше друг друга узнаем. Так что к концу сезона ожидаю больших побед.

— Прежде всего нацелены на...

— Чемпионат и Кубок России, ну и Кубок ФИБА тоже. Надо все делать по максимуму, играть только на победу. Какая бы ни была команда — слабая или сильная.

— Похвально. А никогда в душе вакуум не наступал — мол, победа есть — ну и что дальше?! Словом, болезнь альпинистов, на которую Владимир Высоцкий справедливо указывал.

— Ну хотя бы взять Олимпийские игры 2008 года. Которые надо выиграть — снова победить Америку, Китай, Испанию, Бразилию, Австралию. Словом, всех. Конечно, небольшой спад возникает, особенно когда играешь на всех фронтах. Хорошо, когда он не приходится на решающие встречи.

Америке досталось за того парня

— На недавнем чемпионате мира в Бразилии именно ваша, динамовская троица — Рахматулина, Щеголева и Водопьянова — принесла победу над США, которую ждали больше 10 лет...

— А еще Артешина, Степанова, Корстин. Не будь их в тот день на площадке... Да, с трибуны если смотреть, то видишь, что у кого-то “не идет процент”, вроде не его день. Но для нас этот человек необходим.

— Доводилось слышать, будто утром в день финала команда проснулась с ощущением: “Ну вот, неужели еще один матч играть!”

— Да, мы очень сильно выложились в полуфинальной встрече против Америки. Настолько этой игры оказалось достаточно, что восстановиться морально не успели. Австралийкам в другом полуфинале с бразильянками не так туго пришлось. Попадись им тогда США — и они бы попотели.

— Перед полуфиналом с США вы нарисовали огромный плакат, на котором расписали подробно, за кого и для кого будете играть. Как пришла идея?

— Спонтанно. Сидели в раздевалке, и одна из девушек говорит: “Знаю, что в Омске будут не спать всю ночь, за нас болеть”. Я отвечаю: “И в Улан-Уде тоже”. И мы решили написать, за какие города, за кого персонально будем бороться. Как сейчас помню, там было: “За Россию”, “За родителей” и даже “За того парня!”.

Разорительная разлука

— С вашим молодым человеком давно встречаетесь? ( Друг Татьяны Игорь присутствовал при разговоре. — Авт.).

— Может, он сам расскажет? А то я уже забыла, как мы познакомились — так давно это было...

— А разве такое забывается?

— Да нет, конечно. Я шучу. Мы встретились больше 7 лет назад, летом, на стритболе. Увидела я мальчика — он мне понравился. В общем, после турнира мы познакомились, вместе поехали. Надеялась, что до дома проводит. А он не проводил. Ну, думаю: “Ах так! Ну ладно, я тебе отомщу!” Вот так и мщу до сих пор (смеется).

— Вы не в браке? Или это сейчас неактуально? Опять же — фамилию если менять, то все документы переделывать.

— Нет. Просто всему свое время.

— Когда вы играли в Европе, вы уже не расставались?

— Напротив. Когда я играла в Австрии, мне тяжело было там одной, зато мы говорили по телефону — часа по три ежедневно, представляете!

— Представляю, какие счета приходили!

— Ну да. В основном, конечно, Игорь мне звонил. Но он не мог надолго приехать — учился здесь в университете. И когда я выступала во Франции — только три недели был со мной. Это город Кан на Ла-Манше, который с Каннами иногда путают. Подруга услышала и говорит: “Ой, везет же тебе — курорт!” Да какое там...

А насчет молодого человека могу сказать, что наша разлука пошла обоим на пользу. Прошли проверку временем, если так можно сказать. Когда в Самару пригласили, уже проще стало.

Бойкот французов

— А как изъяснялись во Франции, где кроме Парижа по-английски никто ни слова не поймет, а если и поймет, то из принципа говорить не станет?

— Я поначалу пыталась учить французский, но столкнулась с тем, что меня никто не хотел понимать. В общем, через какое-то время бросила эту затею. В конце концов, с командой можно и по-английски говорить — это язык баскетбола.

— А как же в быту?

— Перечитала кучу книг, мне присылали фильмы на дисках. Находила, чем заняться.

— Увлечений у такой разносторонней девушки должно быть много.

— Да, только где на них время взять, когда два раза в день тренировки?

— Там, где играли, успели познакомиться с местной кухней?

— Да. Во Франции ужаснуло мясо с кровью. Не моя это пища. Поэтому надо их просить чуть ли не трижды его обжарить.

— Болельщики звонят и спрашивают, какие вы любите цветы. Наверное, букет готовят.

— Я не люблю, когда мне дарят цветы. Потому что они потом вянут и умирают, а мне на это жалко смотреть.

— И как же выйти из положения?

— Но есть еще цветы в горшках. А они остаются надолго.




Партнеры