Вся власть совету

Виталий Кличко: “WBC дает гарантию, что я буду боксировать с победителем пары Маскаев—Питер...”

9 апреля 2007 в 00:00, просмотров: 306
  На днях произошло событие, которое оставило в душе противоречивые чувства: сорвался поединок между украинским супертяжеловесом Виталием Кличко и российским чемпионом мира по версии Всемирного боксерского совета (WBC) Олегом Маскаевым, который должен был состояться в Москве 2 июня. Теперь Маскаев будет драться с Сэмюэлем Питером, а Кличко — ждать победителя этого боя…
     
     С одной стороны, искренне жаль, что мы не увидим чемпионский бой воочию. С другой — все, в том числе и сами участники переговоров, так устали от этой трехмесячной неопределенности (состоится — не состоится), от бесконечных спекуляций на эту тему, что, получив наконец-то мало-мальски весомую информацию, облегченно вздохнули.
     Впрочем, не так все плохо, как кажется на первый взгляд... Теперь вместо одного интригующего поединка фактически мы получили сразу два. Вот найдите мне человека (интересующегося боксом, разумеется), которому не будет интересно: как закончилась встреча Маскаева и Питера? Уверена — будет интересно всем. А уж предполагаемая в дальнейшем встреча Кличко или с Маскаевым, или с Питером станет популярной темой для разговора на боксерских форумах не на один месяц.
     Настораживает другое: по многочисленным слухам, бой сорвался еще и по причине непрофессионализма организаторов с российской стороны. Точнее, это была одна из причин... Промоутер Олега Маскаева Деннис Раппапорт потом скажет: “Я столкнулся с некоторыми вещами в переговорах, с которыми не сталкивался с 1982 года”. Это что? Мы отстаем от США и Германии в уровне спортивного маркетинга на 25 лет? Это же сколько, получается, нам ждать еще боксерских вечеров, которые могли бы конкурировать хотя бы с Германией?
     Я специально спросила у Виталия во время нашего недавнего интервью:
     — В России после всего случившегося все же можно работать?
     Ответ обнадежил:
     — Не думаю, что стоит использовать клише. То, что произошло, — не более чем ошибка в выборе партнера. И у меня до сих пор остается полная уверенность, что в России можно проводить бои на очень высоком уровне.
     — Хорошо. В таком случае — что стало основной причиной провала переговоров?
     — Из-за непомерных амбиций двух других сторон — Маскаева и Питера. Мы пытались договориться почти три месяца: январь, февраль, март... И в итоге окончательное слово сказал телеканал НВО, который формирует сетку трансляций за 8 недель до предполагаемого боя. И когда все возможные сроки истекли, отказ НВО сломал весь алгоритм переговоров.
     — НВО отказался транслировать именно этот бой или работать в России?
     
— Речь о дате 2 июня. Все остальные даты нужно было обговаривать дополнительно. Я просил московских организаторов назначить день на две недели позже, но они отказались. И переговоры зашли в тупик. Поскольку я понял, что отвечать финансовым запросам в этой ситуации уже не представляется возможным. С одной стороны, очень жаль. С другой — рад, что этот дурдом закончился. Дурдом в плане многочасовых переговоров с Америкой и Германией. Я 11 лет в боксе, но настолько тяжело договариваться с кем-то мне еще не приходилось...
     — Когда ты возвращался, не ожидал, что возникнут подобные трудности?
     
— Я рассчитывал, что Всемирный боксерский совет не пустит ситуацию на самотек. И опять же — мы всегда договариваемся с лагерем противника. И, кстати, всегда находим компромиссы. А здесь приходилось еще и финансовые запросы Сэмюэля Питера удовлетворять...
     — А кто должен был заплатить деньги Питеру? Говорят, что российские спонсоры…
     
— Организаторы встречи. В данном случае — компания “К2 Промоушн”.
     — Тогда, что это за история с платежкой?
     
— Российская сторона, которая должна была проводить поединок, в лучших традициях ведения бизнеса перевела на счет Раппапорта фальшивую платежку. Ты представляешь, какие у него были глаза?! Вообще в Штатах это повод для уголовного расследования. Мы же ограничились тем, что прервали все контакты с этой компанией.
     — И потом попытались подписать контракт с другой?
     
— Да, договорились с альтернативной. Но подписать их не успели. Потому что тогда приходилось бы урезать бюджет боя и двигаться в сторону уменьшения гонораров и сумм остальным участникам переговоров.
     — Это касается твоего гонорара?
     
— Несмотря на то, что бюджет этого боя был колоссальный, я бы боксировал почти бесплатно. Кстати, вся моя команда, когда это узнала, посмотрела на меня с большим недоверием. Но я выходил на ринг не за деньгами, а за чемпионским титулом, за историей...
     — Правда, что компания “Голден Грейн”, которая организовывала в Москве бой Ибрагимов—Бриггз, получила от вас предложение провести совместный вечер?
     
— Я не знаю такой компании.
     — Всемирный боксерский совет устанавливал какие-то сроки для переговоров?
     
— Да, сроки были, но они играли второстепенную роль.
     — Чем будешь заниматься дальше?
     
— Естественно, ждать победителя боя Маскаев—Питер. В принципе у меня был выход — подать в Арбитражный суд и оспорить этот бой. Но, во-первых, суд мог затянуться не на один месяц. А во-вторых, несмотря на твердую уверенность в моих адвокатах, шансы выиграть процесс были 50 на 50. Поэтому, чтобы ускорить процесс, я дождусь победителя и в течение 120 дней проведу бой с ним. Видимо, осенью... К тому времени амбиции обоих этих боксеров сильно уменьшатся. Ведь их общий гонорар за эту встречу составит не более 3 миллионов долларов.
     — А что так мало?
     
— Нечего было щеки надувать.
     — Кто даст гарантию, что победитель станет твоим будущим соперником?
     
— В данном случае это регулирует WBC.
     — А совет не умоет руки, как в прошлый раз?
     
— Хм… Думаю, что нет.
     — А до этого ты проведешь бой?
     
— Да, с кем-то из первой десятки мирового рейтинга. Мы пока еще не определились... Но может быть — даже в Москве.
     — Кстати, говорят, Володя будет биться с Леймоном Брюстером?
     
— Мы рассматриваем несколько кандидатур. С Брюстером еще не подписан контракт, и что-то говорить пока нет смысла.
     — Вернемся к твоим делам... Не кажется ли тебе, что выходить без разогревочного поединка сразу биться за чемпионский титул было довольно рискованно?
     
— Даже если в разогревочном бою я выйду против Хасима Рахмана — это ничего не изменит. Ведь Рахман ничуть не хуже Маскаева, который является чемпионом мира. И у меня достаточно опыта, чтобы войти в бой без разогрева.
     — Была ли возможность провести встречу с Маскаевым в Германии?
     
— Мы предлагали. Но получили отказ, поскольку одно из пожеланий Олега было боксировать в Москве…


    Партнеры