Где тут гениальность раздают?

Как “Маска” шагнула за чертову дюжину

16 апреля 2007 в 00:00, просмотров: 395
  …Не первый и не пятый год хожу на церемонии закрытия “Маски” и, сказать откровенно, всегда их побаивался. Сидишь три часа, вечно какие-то невразумительные ведущие, засыпающе читающие “искрометные экспромты” по бумажке, балетные или драмвставки ни к селу, нездоровое ржание “группы поддержки” из зала и проч. Разумеется, совсем непросто достойно поставить церемонию, в которой награждается свыше 35 человек, но вот уж 12 лет “закрытия” были слабым звеном фестиваля, поражая своим занудством и безвкусицей. Того же резонно ожидал и в этот раз.
     
     Но, по счастью, ожидания не оправдались. “13” оказалось счастливым числом. По крайней мере, для Дмитрия Чернякова, выступившего режиссером и сценографом действа. В двух словах. Во-первых, сами стены Театра Станиславского и Немировича-Данченко после двух реанимаций (читай: пожаров) словно делились своей свежестью, острым желанием жить. А атмосфера, согласитесь, много значит.
     Во-вторых, едва пошел занавес, публика увидала не кого-нибудь, а сидящий амфитеатром оркестр Мариинки. И секунду долой — к пульту уж шествует маэстро Гергиев. Благородно. Ни одного лишнего движения, взгляда. И пусть они весь вечер играли хиты от классики, но ни за что не бросишь в их адрес: вот, мол, вышли “подхалтурить”. Оркестр такого уровня даже в столь некомфортных, специфичных условиях на ошибку не имеет права. И Гергиев, несомненно, был главным подарком вечера. Часть музыкантов даже расположилась в бельэтаже, играя марш, когда лауреат шествовал за “Маской” по красной ковровой дорожке.

* * *

     И… ничего лишнего. Дорожка, Гергиев, а в качестве “смешинки” всех номинантов заставили отвечать на глупые вопросы, вроде: “Что вы выбираете — красоту или гениальность?” — “Я? Как Винни-Пух: и то, и другое, и побольше!” — “А что, где-то раздают?” — “Я выбираю настоящее”. — “Что за идиотские у вас вопросы?” Публика покатывалась, глядя, как на экране (все мини-интервью — в записи) мучают серьезных дядь и теть, потому что реакции этих “серьезных” были так естественны…

* * *

     Гостей ожидали с шести вечера, но почему-то вход в театр по периметру был окружен красной ленточкой, будто здесь кого-то убили. И высокие гости во фраках и чуть не бальных платьях вынуждены были столь же высоко (согласно статусу) задирать ноги, перешагивая через ленту, чтоб попасть наконец к входу. Ну а там уж привычное: “ключи-телефоны — на стол, сумочку откройте”…

* * *

     Понятно, у нас простых путей не любят. Как вы знаете, прежде чем позвать лауреата, на сцену выходит “вручант” — некий неоспоримый авторитет, зачастую уж получавший “Маски” ранее… Но в этот раз в “корифеи” позвали совсем звездные фигуры — Резо Габриадзе, Деклана Доннеллана, Джона Ноймайера, Ферруччо Солери. Поэтому пришлось просить молодых красивых актрис, дабы они выходили прежде и объявляли выход “корифеев”. Выход самих актрис объявлялся просто по радио. Кто читал текст по радио — не объявляли, это серьезное упущение. Актриса должна была пройти с микрофоном по длинной лестнице между оркестром Мариинки. Видно, задание сформулировали так: пока спускаешься, как раз тебе хватит времени сказать пару слов, допустим, о Доннеллане. Но цирковым мастерством спуска по крутой лестнице на высоких каблуках, в длиннополом платье и одновременным говорением в микрофон овладели немногие. Певица Хибла Герзмава так и вовсе плюнула на “установку”, сказав: “Позвольте мне сначала грациозно спуститься вниз…” Аплодисменты.

* * *

     Зал вставал дважды. Когда вспоминали об ушедших Олеге Шейнцисе и Михаиле Ульянове. И когда объявили лауреата “За честь и достоинство” — балерину Марину Тимофеевну Семенову…

* * *

     Королем “по сборам” в этом году стал режиссер Сергей Женовач, — как сказал председатель жюри Адольф Шапиро, “итог голосования и для членов жюри стал сюрпризом”, добавив, что “когда-нибудь “Маска” выйдет на такой уровень, что жюри станет международным, как в спорте”. Итак, Женовач получил за “лучшую работу режиссера”, за “спектакль малой формы” (“Захудалый род”) и за “большую форму” (“Мнимый больной” в Малом театре). Лучшими драмартистами были признаны Евгений Миронов (“Господа Головлевы”, МХТ им. Чехова) и Мария Миронова (“Федра. Золотой колос”, Театр наций).


    Партнеры