Шамиль Тарпищев:

“5 апреля Борис Николаевич сказал мне: “Не смогу прийти, сердце очень болит...”

24 апреля 2007 в 22:30, просмотров: 501

  Когда он не появился на матче Кубка Дэвиса против французов, наша публика слегка занервничала. Слишком уж все привыкли видеть первого президента России на трибуне во время таких важных теннисных событий — тем более в Москве. Он ведь, например, ни одного Кубка Кремля за всю историю не пропустил…
     
     А потом любимый дедушка, как его с нежностью называли игроки, не появился и на Кубке Федерации в эти выходные, когда наши девушки “всухую” обыграли испанок. И тогда уже многих не покидало дурное предчувствие…
     — Я звонил Борису Николаевичу еще перед Кубком Дэвиса, 5 апреля, — рассказал капитан наших сборных Шамиль Тарпищев. — Он уже тогда болел, да еще простудился после поездки. И говорит мне: “Наверное, не смогу прийти, сердце очень болит. Буду по телевизору смотреть…”
     — Но потом позвонил, поздравил с победой?
     — Тогда — да. А после Кубка Федерации — уже нет. Перед этим матчем я разговаривал с Наиной Иосифовной, она сказала, что он в больнице и очень плох… И вот его нет. Ушла целая эпоха. Трудно говорить, мы ведь столько лет были близкими друзьями...
     Знаменитый теннисист и телекомментатор Александр Метревели тоже говорил с комом в горле:
     — Не забуду, как он в “Берси” в Париже после финала Кубка Дэвиса-2002 на корт выбежал! Даже Наина Иосифовна не смогла его удержать. Он всю охрану оттолкнул и кинулся поздравлять нашу команду с победой, обнимать игроков...
     …И ведь именно тогда, в “Берси”, я познакомилась с Борисом Николаевичем и его супругой. И первый президент России дал небольшое интервью “МК”: “Я так счастлив сегодня, мы все-таки сделали это, понимаешь — сделали!” А у Наины Иосифовны лицо тоже светилось улыбкой, только в глазах было затаенное волнение — за мужа. Ельцин ведь стоя в некоторых моментах болел, даже пиджак снял и рубашку немного расстегнул, чтобы ворот не жал, — ни на секунду не пекся о своем здоровье и не собирался сдерживать чувств.
     А в прошлом году он вдруг взял и на пару деньков прилетел в Париж на “Ролан Гаррос” — поболеть за Настю Мыскину, Елену Дементьеву и Марию Шарапову. Даже когда играли не на главных площадках, где и козырька над трибуной не было, Борис Николаевич все равно прямо у корта устраивался, под палящим солнцем. Зато в колоритной шляпе с полями…
     Все телекамеры были настроены на него, его показывали чаще игроков. И он кричал Насте: “Давай! Давай!” — и резко выбрасывал кулак. Даже французская публика аплодировала ему, а потом выстроилась в очередь за автографами — и он никому не отказал. Тогда мне тоже удалось немного пообщаться с ним после матча. “Настя — молодец! Я всегда за нее болею…” — сказал Борис Николаевич “МК”. А Мыскина потом призналась мне, что слышала, как он ее поддерживал:
     — Мне так приятно было, я даже своим глазам в первый момент не поверила, когда увидела его на трибуне. И, конечно, в такой момент я просто не могла проиграть!



Партнеры