Сыновья Шпаро учились ползать в палатке

“Заниматься активным туризмом ребенок может уже с двух лет”

2 мая 2007 в 21:00, просмотров: 770

  Его имя дважды внесено в Книгу рекордов Гиннесса. Известный российский путешественник, руководитель первой в истории экспедиции на лыжах от Большой земли к Северному полюсу, участник кругосветок, покоритель вершин, директор клуба “Приключение” Дмитрий Шпаро провел всю жизнь в дальних краях и при этом успел воспитать двух сыновей.

В походы — с горшка

     — Когда вы стали брать мальчиков с собой в походы?
     — Почти с рождения! Старший, Никита, родился в августе, а в ноябре мы с друзьями уже были в походе в лесу. В то время оставить детей было не с кем, поэтому таскали их с собой. Прямо у палатки, на поляне ставили манеж, где Никита и ползал. Зимой брали его в качестве “балласта”. Мы каждое воскресенье ездили на станцию Новоподрезково и ходили на лыжах. Для большей нагрузки клали в рюкзаки кирпичи, канистры с водой, дополнительно сажали малышей в санки и везли за собой.
     Так сложилось, что в детстве я читал им много книжек про путешествия и приключения. Сказки Киплинга, “Тома Сойера”, “Детей капитана Гранта”. На них это все тоже, конечно, действовало…
     — Получается, их “с дальним прицелом” приучали к походной жизни?
     — Нет, просто, когда мальчики были маленькими, у меня как раз был пик тренировок. Когда родился Никита, я увидел его из окон роддома, стоя с рюкзаком на плечах. В этот день я уехал на Кольский полуостров. Через три месяца после рождения Матвея я остался дома с детьми, а жена ушла в поход на лыжах. Молоко у нее закончилось, и она решила, что хватит дома сидеть. Это было очень характерно для того времени — путешествия были доступны, страна большая...
     Матвей, родился в 1975-м, а в 1979-м мы уже пошли на лыжах на Северный полюс... Кстати, даже когда мы с приятелями, здоровыми, сильными мужиками, играли в футбол, трехлетний Матвей стоял на воротах! Хотя сейчас я понимаю, что это было небезопасно.
     — В раннем детстве сыновья уже понимали, что вы — известный путешественник?
     — Помню такую историю. В 1972 году мы отправились в первый серьезный поход по дрейфующим льдам через пролив Лонга. Приезжаю домой и вижу трехлетнего Никиту за моим столом. На столе стоит блюдце с водой, а в ней нарезанные бумажки, которые Никита пальчиком водит. Спрашиваю: “Это что?” — “Льдины в проливе Лонга!”
     Когда сыновья подросли, путешествия тоже стали их хобби. Им неинтересно было в школе, зато они прекрасно знали, что такое палатки и спальный мешок, и им это нравилось.
     Матвею было 12 лет, когда я взял его в первый настоящий поход. По реке Лая в Архангельской обалсти на лыжах. И он достойно выдержал это испытание, проявил себя молодцом.
     — Жена не боялась отпускать детей в такие сложные путешествия?
     — Нет, конечно, я ведь рядом был. Самое удивительное, что никто из детей никогда во время походов не болел. Видимо, детский организм в таких условиях включает какие-то защитные механизмы.

“Отдыхать надо в России”

     — У нас существует мнение, что до трех и даже пяти лет ребенка лучше не вывозить далеко. За границей наоборот — крошечные младенцы проводят отпуск месте с родителями, куда бы те ни поехали. А вы что думаете?
     — Я думаю, это крайне плохо для малыша — резко менять климат. Да и что он может увидеть в Турции или Египте? Он же маленький еще, ему бы на травке поиграть, а не жариться на солнце. Я считаю, что отдыхать надо в России. У нас столько красивых мест! А в 13, 14, 15 лет, когда идет процесс познания мира, ребенку нужно усваивать общечеловеческие ценности, развиваться физически и заниматься своим образованием. Все самые лучшие европейские и американские школы учат именно этому. За границу следует ехать только за языковой практикой, учебой, но отдыхать надо дома!
     — С какого возраста вы посоветуете отправлять детей в самостоятельное путешествие — поход, лагерь?
     — Лет с 12—13, когда они становятся подростками, личностями. Это самый подходящий возраст для того, чтобы учиться самостоятельности. Но с родителями дите может заниматься активным туризмом хоть с двух лет!
     — Когда ваши сыновья впервые попали за границу?
     — Никита — на первом курсе института. Он ездил в зимний лагерь в Миннесоту, они ходили на собачьих упряжках. Его пригласил туда мой напарник и друг Пол Шурке. Никита у него не просто гостил, а помогал ему в качестве волонтера, даже подработал немного.
     А Матвей попал за границу по обмену с нашей географической школой. Лет 12 ему было. Они с ребятами ходили по рекам США и Канады, много увидели. Так что первые заграничные путешествия у них тоже были связаны с приключениями.

Папиросные тайны

     — Вы — кандидат физико-математических наук, почти 20 лет преподавали в вузе... Матвей и Никита, полагаю, были образцовыми учениками?
     — Мои сыновья очень разные. Старший — более покладистый, а младший — более строптивый. Матвей ушел из школы после 9-го класса, экзамены школьные сдавал экстерном. Поступил в МГИМО на труднейший факультет экономики, сдав сложный экзамен по математике, но... Не поехал в колхоз на картошку, месяц прогулял, а догнать было уже сложно.
     — Вы же математик, разве не помогали сыну?
     — Конечно, помогал! Тем более с математикой! Но тут я был не в силах что-либо изменить. В общем, в итоге он поступил в МИЭМ...
     — Курение и выпивка у вас, наверное, были под запретом?
     — Я сам начал курить в 7-м классе, тогда все курили “Астру” и “Приму”. Самыми дорогими были сигареты “Друг”. Тогда докуривали до тех пор, пока огонь не обожжет пальцы. Коричневые обгоревшие пальцы считались высшим шиком.
     В 8-м классе мы на троих распивали бутылку перцовки и шли на танцы или гулять. Так что у меня была нормальная юность в этом плане, но дома я детям, конечно, не наливал и сигарет не предлагал. Я категорически не согласен со взрослыми, которые говорят: пусть уж лучше дома пьет, чем в подъезде. Нет! Если он дома может выпить, то что ему помешает пить в другом месте?
     — Значит, ваши сыновья никогда не курили?
     — Да вы у них сами спросите!
     К беседе подключаются вошедшие сыновья Дмитрия Игоревича.
     — Я начал курить в четвертом классе, — признается Никита.
     — Да ну? — Дмитрий Игоревич удивленно поднимает брови. — А я и не знал…
     — Потом бросил и до сих пор не курю.
     — А вы, Матвей?
     — Я начал курить позже Никиты, классе в 6-м. Сейчас вот бросаю.
     — Я думаю, в воспитании главное — не запрещать, а окружить ребенка добротой и любовью, — снова вступает в разговор Дмитрий Игоревич. — Тогда ребенок станет хорошим человеком. В моем детстве меня такой любовью окружала бабушка, добрейшая женщина. Она научила меня главной черте интеллигентного человека — помнить, что ты живешь не сам по себе, а в окружении людей. Я сейчас стараюсь то же самое привить внучке Кате.

Чем нельзя шутить

     — Вы создали детский лагерь, где ребята учатся ходить в походы, а ваши внуки туда ездят?
     — Вообще-то они еще маловаты, но дочери Матвея уже там были. Он руководит лагерем. Дети там учатся разжигать костер, готовить, ставить палатки. Лагерь находится в Карелии, а там такие красивые места! Правда, комаров много, но дети их не замечают, потому что для ребенка важен не комфорт, а новые впечатления. В наш лагерь приезжают и дети из обеспеченных семей, и ребята из очень простой среды, и инвалиды. И у всех появляется возможность проявить себя. Самое интересное, что обеспеченные дети в отличие от взрослых не замечают бытовых трудностей, так их захватывает все происходящее там. Ребята, которые до этого путешествовали только первым классом самолета, едут в лагерь на платцкартном поезде с пересадкой, и при этом счастливы!
     — Не боитесь нести ответственность за детей, тем более со слабым здоровьем?
     — Боюсь, конечно! Всякое бывает. К примеру, алкоголь у нас в лагере запрещен. Но в прошлом году пятеро ребят в первый же вечер напились так, что наутро не могли встать. Пришлось отправить их домой, чтобы другим неповадно было.
     Но вот смотрите — у нас в лагере многие бросают курить. Почему? Вокруг лес — пожароопасно, нельзя такими вещами шутить! Курение на территории лагеря, у костра, в столовой запрещено.
     — Чем должны озаботиться родители в первую очередь, отправляя ребенка в лагерь?
     — У нас в лагере с родителей спрашивают обычную медицинскую справку и справку о контактах с инфекционными больными.
     Что с ребенком может случиться? Максимум синяк или ссадина — такое чаще всего в велосипедных походах бывает. Нужно проще к этому относиться, не трястись над ребенком. За всю историю лагеря было лишь два серьезных случая. Однажды девочку покусали комары, а у нее на них оказалась аллергия. Лицо опухло, мы срочно сняли ее с маршрута и отправили в лагерь. Врач вколол ей лекарство. Как только она проснулась наутро с нормальным лицом, тут же попросилась обратно на маршрут.
     В прошлом году ребенка укусил клещ, и хотя наш лагерь построен специально в зоне, где нет клещей, мы все же парнишку госпитализировали, а клеща отправили в лабораторию, он оказался не энцефалитным. Но на крайний случай в нашем распоряжении всегда есть машина и все необходимые препараты и вакцины.
     — Походы любят многие, но как понять, из кого вырастет будущий Шпаро?
     — В детстве я читал Матвею малоизвестный у нас роман “Путешествие и приключения капитана Гаттераса” Жюля Верна. В то время люди не знали, как выглядит Северный полюс. Жюль Верн представлял его себе островом с вулканом. Герой книжки был одержим идеей попасть на полюс. Он дошел туда, взобрался на кратер вулкана, а потом… У него появилось одно небольшое отклонение — он не мог идти ровно по линейке, его всегда тянуло к северу... Вот если вашего ребенка тоже все время “отклоняет от курса”, наверное, и он когда-нибудь дойдет до полюса…


    Партнеры