Войди в роль

Когда начинается игра, ты должен забыть, как тебя зовут, кто ты и где работаешь

7 мая 2007 в 19:34, просмотров: 241

ОДНИМ СОЛНЕЧНЫМ СУББОТНИМ УТРОМ я, бросив в рюкзак книжку Толкиена “Властелин колец”, села в электричку до Тулы. Пробираясь по вагонам в поисках удобного места, Я ОТКРЫЛА ДВЕРЬ ИЗ ТАМБУРА И ВДРУГ…

У меня перехватило дыхание. Передо мной предстали те самые герои, о которых я читала десять минут назад в метро, юные гондорцы и ристанийцы. Их кольчуги переливались при свете еще теплого весеннего солнца, шлемы лежали рядом. Мое воображение могло бы и не выдержать такого наглого вмешательства книжной фантазии в реальность, если бы не торговка, с возмущением ткнувшая меня в бок огромной сумкой, отталкивая от прохода и начавшая что-то кричать про резиновые перчатки и шариковые ручки за 10 рублей.
Выйдя из своего кратковременного потрясения, я собрала в кулак все мужество и подошла к “пришельцам”.
— Куда путь держите, рыцари? — спросила я, восторженно прижимая фолиант Толкиена к груди.
“Рыцари”, обернувшись на мое странное для обычных людей приветствие, улыбнулись и предложили присоединиться, назвав меня не менее странным обращением “путница”. Ребята оказались толкиенистами и ехали играть на полигон.

Справка. Толкиенисты — это не просто люди, влюбленные в книги английского писателя Дж.Р.Р.Толкиена. Это те, на которых творчество автора “Властелина колец” повлияло так сильно, что стало частью их жизни. У каждого толкиениста есть второе имя, созвучное именам героев Средиземья. А еще у них полное обмундирование, как то мечи, щиты и одежды, в которых они и играют в свои ролевые игры.

— Главное, не путать толкиенистов и ролевиков, — объяснили мне мои новые знакомые. Хоть, в принципе, одно понятие вытекает из другого, но это разные вещи. Ролевик — это непосредственно игрок ролевой игры, чему бы она ни была посвящена: произведениям ли Роберта Сальваторе, Ника Перумова или миру Гарри Поттера. Толкиенист же — это ролевик, специализирующийся на мире Дж.Р.Р.Толкиена.
Вняв такому количеству новой информации, я “выпала в осадок” и начала изучать оружие, смирно лежащее на верхней полке.
— А оно из чего?
— Это меч из текстолита. Для ролевых игр мечи делают из дюрали или текстолита. Дюраль прочнее, но зато текстолит легче. Мы покупаем материал пластинами и вырезаем оружие сами. Поэтому два похожих меча редко встретишь.
— Как вообще проходят игры?
— А поехали с нами. Все сама увидишь, — улыбчиво ответили “воины” и напялили шлемы.
Через пару часов книга Толкиена была аккуратно убрана в сумку, а мы шли по направлению к Хомяковскому полигону.

Справка. Те, кто думает, что ролевые игры появились в России после премьеры голливудского фильма “Властелин колец”, здорово ошибаются. Игры на местности, или, как их теперь называют, полевые игры, были завезены к нам англичанами, съехавшимися в Москву на Олимпиаду в 1980 году. Как раз в это время начали переводить книги Толкиена на русский язык. Это и дало толчок для развития толкиенизма в России. Сначала ролевики собирались небольшими кучками и отыгрывали миниатюры, но в 1990 году под Красноярском была проведена первая межрегиональная игра по миру Толкиена под названием “Хоббитские игрища”, которая стала пунктом отсчета всесоюзного, а потом и всероссийского полигоноролевого движения.

Придя на место, я сразу поразилась резкой перемене окружающего мира. По опушке бегали эльфийки, облаченные в длинные одежды, маги сидели возле костров, разбросанных по окружности поляны, какие-то парни уже бились на мечах.
— Это Мастер, — один из моих проводников ткнул пальцем в человека, делающего пометки в какой-то папке. — Он тут главный.

Справка. Мастер разрабатывает игру, составляя ее буквально по кусочкам, создавая новый мир, персонажей, саму атмосферу игры. Правда, если игра эпического характера и рассчитана на большое число человек (500—2000), то каждый сам продумывает себе персонажа, описывает его характер и биографию, а затем отсылает все это Мастеру на проверку и регистрацию. Кроме разработки игры Мастер также следит за ее проведением. Это его мир, и он здесь хозяин.

Мастер, меж тем, следил за дерущимися парнями. Фехтование на среднем уровне, но ребята стараются не нанести друг другу увечий. Тут меч одного из воинов коснулся другого, и тот рухнул на землю. Я улыбнулась, но прошло пять минут, а он так и не встал. Я с опаской спросила у моего проводника, что с ним.
— Его убили. Теперь он должен лежать тут в течение нескольких минут, такие правила. Затем он пойдет к костру, который считается неким чистилищем, и пройдет “очищение”, а затем воскреснет… или не воскреснет. Это решит Мастер.
В это время “убитый” стал отползать к костру. Я подумала, что мне тоже не помешает погреться. Парню было на вид лет двадцать, веселый, учится в МГУ, в ролевиках уже третий год.
— А вас всегда такое количество? — поинтересовалась я у “мертвяка”, оглядывая полигон, на котором располагалось от силы человек двадцать.
— Нет, что ты! Вон в 2005-м играли в “Ведьмака” по Анджею Сопковскому, так там больше 2700 человек собралось.
— На какие же деньги вы все это проводите?! Что за спонсоры? Или это из собственного кармана мастеров? — в моей голове никак не укладывалось, сколько денег уходит на проведение такой масштабной игры.
— Почти на каждую игру вводится организационный взнос. На “Ведьмака” собирали по 500 рублей. Они ушли на провиант, медицинскую помощь, на закупку древесины для строительства и многое другое. В небольших играх, по типу сегодняшней, взноса нет, потому что и тратить его не на что. Также все зависит от времени проведения игры. “Ведьмак” длился 4 дня, а наша полигонка — 4 часа.
Наш разговор прервал громкий рев, доносившийся из леса, и на поляну вывалило около десятка непонятных существ. Полное обмундирование, секира в руках и зеленый цвет лица, приданный гуашью, угадывал в них орков.  Воины похватали луки и встали на оборону стены. В это время орки, размахивая секирами, начали осаду “города”. Защитники мужественно отстреливались стрелами, призывая: “За короля!” Но вопреки всем ожиданиям через две минуты  донеслось восторженное “Ура!” со стороны орков. Город захвачен — игра закончена.
После ожесточенной борьбы продрогших, но довольных воинов и жителей города усадили вокруг костра и напоили чаем прекрасные эльфийки.
— Ролевая игра дает шанс прожить еще одну, другую жизнь, — поделился со мной один из орков. — Когда начинается игра, ты должен забыть, как тебя зовут, кто ты и где работаешь. Теперь у тебя новое имя, новая семья, новая биография и новая жизнь. И так до конца игры.
Обратно мы ехали на электричке Тула—Москва. У одного эльфа нашлась гитара, под которую мы пели эльфийские и хоббитские песни, а томик Толкиена так и валялся в сумке. Зачем перечитывать снова и снова одну и ту же историю, если можно выехать на природу и прожить свою, новую средиземную жизнь. Фантастическая реальность.



Партнеры