Глава Департамента имущества Москвы Владимир Силкин:

“Революции на рынке мы устраивать не собираемся”

8 мая 2007 в 00:06, просмотров: 482

  В России грядет очередной передел собственности. Федеральное законодательство до 1 января 2009 года предписывает муниципалитетам избавиться от пакетов акций в коммерческих предприятиях и помещений, которые не используются для нужд органов власти. В целом по стране речь идет о сотне миллионов квадратных метров. В ряде регионов реализация 131-ФЗ уже идет полным ходом, однако московские власти намерены до последнего держаться за городское имущество. Почему — “ЭВ” рассказал глава столичного Департамента имущества Владимир Силкин.
     — Почему столичное правительство не торопится расставаться с помещениями, как велит федеральный закон?
     
— Мы считаем пункт об обязательной продаже муниципальной собственности неправильным по нескольким причинам. Во-первых, это элемент поддержки приоритетных видов деятельности. Вот мы в свое время разрешили массовую приватизацию помещений в ЦАО, а потом попали в ситуацию, когда в некоторых районах жителям стало негде купить хлеб и молоко. Во-вторых, сдача городских помещений в аренду является одним из источников пополнения бюджета, который в Москве имеет ярко выраженную социальную направленность.
     Мне в принципе непонятно, чем продиктован такой подход. По логике, раз муниципалитеты должны избавляться от непрофильных активов, то и государство тоже. Однако государство пока не спешит продавать контрольный пакет “Газпрома”, “Роснефти” и т.п. и вряд ли к 1 января 2009 года изменит свою позицию.
     — Город сдает в аренду порядка 7 млн. кв.м площадей. Какой процент из них идет на поддержку приоритетных видов деятельности?
     
— Больше половины. На самом деле несколько лет назад уже была попытка забрать у города и безвозмездно передать в федеральную собственность 2 млн. кв.м помещений. Тогда Конституционный суд указал, что один уровень публичной власти не может навязывать свою волю другому. Мы считаем, что имущественные отношения должны регулироваться городскими законами, поскольку нам виднее, как использовать свое имущество. Мы рассчитываем, что в данной ситуации КС также встанет на нашу сторону и поправит закон, который инициировали те, кто никогда не нес прямой ответственности перед жителями.
     — 3,5 млн. кв.м площадей, которые не используются арендаторами-льготниками, будут продаваться?
     
— Будут. Но не в массовом обвальном порядке. Никаких революций на рынке мы устраивать не собираемся. Решение о продаже помещения на аукционе обычно принимается, исходя из интересов его нынешнего — подчеркиваю — законопослушного арендатора. По предложению арендатора мы можем как выставить площади на аукцион, так и снять их с аукциона. Если не идти в этом вопросе на компромисс, можно спровоцировать колоссальные социальные конфликты. Недавно мы приняли постановление, которое описывает, какие помещения мы хотим реализовать на рынке — в первую очередь это объекты, находящиеся в краткосрочной аренде, в плохом состоянии, требующие серьезных инвестиций и т.д. Смысл такого постановления — четко определить критерии, чтобы не чиновник решал: продавать — не продавать, а были понятные правила игры.
     — На рынке продажи прав аренды правила вроде бы давно установлены. Однако аукционы не удается избавить от участия мошенников. Какой процент помещений, арендованных в ходе торгов по рекордным ставкам, оказывается невостребованным?
     
— Такая проблема действительно существует. Обычно мы знаем, что заявку на участие в аукционе подала нечистая на руку фирма, но не допустить ее до торгов не имеем права. В результате получается следующее: цена аренды взлетает до небес, фирма становится победителем, но договор с департаментом имущества по разным причинам не подписывается. Пока мошенники тянут время, помещение либо простаивает, либо продолжает использоваться прежним арендатором. Сколько таких случаев? Примерно 20—25%, включая тех, кто отказался от помещения по объективным причинам, например, из-за недостатка мощностей. Такое случается, когда площади сдаются под свободное назначение. В целях минимизации подобных рисков мы хотим увеличить примерно до 50% число так называемых профильных аукционов. В идеале местные власти должны говорить, какой объект в интересах жителей района необходимо разместить по данному адресу, чтобы торги проводились конкретно на эту функцию.
     — В 2008 году ставки аренды на городские помещения должны вырасти до рыночных. Эти планы пока остаются в силе?
     
— Да. В следующем году ставки ориентировочно вырастут еще на 20% и, по нашим данным, вплотную приблизятся к рыночным.
     — Однако перечень льготных категорий арендаторов при этом останется прежним?
     
— Пока да. В перечне как было, так и останется 18 позиций.
     — Владимир Николаевич, расскажите, пожалуйста, как реализуется нашумевшее соглашение с МЭРТ о разделе памятников и обмене собственностью между Москвой и РФ.
     
— Должен сказать прямо: все идет очень сложно. Нам так и не удалось полностью уйти из судов и решать спорные вопросы, как мы намеревались, за столом переговоров. К 1 мая мы в соответствии с новым законом внесли в правительство РФ наши предложения о разделе памятников. Эти перечни — какие памятники в чьей собственности остаются — предварительно были согласованы с МЭРТ, однако нужно еще получить визы профильных ведомств, в первую очередь Минкульта и Росимущества.
     — В соглашении был также пункт об обмене собственностью. Сколько объектов город передал и сколько получил от РФ?
     
— Мы передали всего несколько зданий. В принципе у нас готова документация по всем 210 объектам, но, прежде чем начать их передачу, мы должны быть уверены в ответных действиях со стороны Росимущества, которое должно обеспечить перевод в городскую собственность объектов социальной сферы. Пока такой уверенности у нас нет. Однако я надеюсь, что рано или поздно все достигнутые с МЭРТ договоренности будут выполнены.



Партнеры