“МК” помогает дочерям капитана Сысоева вернуть прах отца

Все необходимые документы уже собраны

12 мая 2007 в 00:15, просмотров: 925

  В феврале этого года, в разгар скандала с памятником на Тынисмяги, “МК” первым из российских СМИ нашел двух дочерей капитана Ивана Сысоева, погибшего при освобождении Таллина 22 сентября 1944-го и, как следует из документов, впоследствии захороненного под Бронзовым солдатом (см. “МК” от 26 февраля).
     Сегодня наша газета сделала все, чтобы дочери капитана, старшей из которых 70 лет, а младшей — 68, смогли поехать в Эстонию за прахом своего отца, чтобы похоронить его на родине — в Архангельской области. Мы помогли Эзмиральде Меньшиковой и Светлане Гневашовой собрать для этого все необходимые документы.
     
     В конце июня, по заявлению эстонских властей, скорее всего, будет произведено повторное захоронение праха двенадцати советских воинов, что 60 лет пролежали под Бронзовым солдатом.
     Памятник перенесли. Мертвых героев выкопали, останки отправили на идентификационную экспертизу.
     Если погибших русских солдат не удастся опознать и их прах не востребуют прямые потомки — только близким родственникам, которые при помощи генетической экспертизы смогут доказать свое родство, а не российскому государству, Эстония в частном порядке готова отдать останки, — то прах героев закопают на окраине Таллина, на общем воинском кладбище, рядом с могилами фашистов.
     Как неопознанные.
     На сегодняшний момент о своем желании забрать из Эстонии прах отца официально заявили всего две женщины — 70-летняя Эзмиральда Ивановна Меньшикова и 68-летняя Светлана Ивановна Гневашова.

* * *

     — А мне, знаешь, все мясо снится — это вроде как не к добру. Но мясо-то плохое — одни кости. Это вроде уже хорошо. Наверное, нам их все-таки отдадут — папины косточки, как думаешь? — Эзмиральда Ивановна Меньшикова теребит носовой платок, и мнется, и смотрит на меня, как на истину в последней инстанции.
     “Конечно, отдадут!” — говорю я ей ободряюще. А что еще сказать?
     Всего два дня назад старшая дочь капитана Сысоева сидела в своем поселке Рочегда, что в трех часах езды от Архангельска, и тихо плакала, глядя по телевизору на то, что творится на Тынисмяги.
     Я позвонила ей 1 мая. Когда скандал с Бронзовым солдатом достиг своего апогея.
     Попала на поминки. Накануне умерла тетя Эзмиральды Ивановны, последний человек, кто лично помнил Ивана Сысоева.
     Она тоже смотрела новости по ТВ.
     “Перед этим тетя долго болела: конечно, ей все-таки было 85 лет. Я за ней ухаживала, — говорит Эзмиральда Меньшикова. — А перед смертью она сказала мне: “Хорошо, что я ухожу, теперь у тебя руки свободны, и ты сможешь ехать в Эстонию за Ваней”.
     Но где тот Таллин — а где Рочегда… Из-за нынешнего половодья в этот архангельский поселок вообще можно было долететь только на вертолете.
     Эзмиральда Ивановна и не надеялась уже ни на чью помощь. “Я бы пешком в Эстонию пошла. Но на границе, говорят, виза нужна — а у меня даже и загранпаспорта никогда не было!”

* * *

     Перед тем как ехать в Архангельскую область, мы связались с министерством обороны Эстонии, чтобы понять, какие бумаги необходимы дочерям Сысоева. После долгих переговоров это наконец удалось выяснить. По последним данным, заявления Эзмиральды Ивановны и Светланы Ивановны о том, что они хотят перезахоронить прах отца, а также документы, подтверждающие родство, нужно передать в МИД России.
     После этого дочери капитана должны пройти молекулярно-генетическую экспертизу. До вчерашнего дня эстонские власти утверждали: это можно бесплатно сделать в Таллине. Однако вчера в эстонском Красном Кресте нам заявили: анализы надо сдать в России, а эстонцы потом сравнят их со своими данными.
     Если идентификация останков состоится, тогда уже можно будет говорить о передаче праха на Родину...
     После публикации в “МК” и наших звонков в разные инстанции о желании дочери героя перезахоронить своего отца узнали и в Архангельске, и в Москве, в Государственной Думе. На нашу просьбу помочь дочерям капитана откликнулись руководство фракции “Единая Россия”, депутат Александр Хинштейн и его коллега, избранный по Архангельскому округу Владимир Крупчак (“ЕР”). Г-н Крупчак изъявил желание оплатить все расходы по переездам родственниц Сысоева и помочь с оформлением документов, и его помощники самым активным образом включились в эту работу.

* * *

     Как предупредили эстонцы, для получения более точного результата по генетической экспертизе лучше всего брать анализ ДНК у двух возможных родственников погребенных, поэтому Эзмиральду Ивановну и Светлану Ивановну в рекордные по местным меркам сроки доставили из Рочегды в областной центр, в Архангельск, где через региональное представительство российского МИДа им сразу же выдали загранпаспорта — этому поспособствовала местная администрация. Она уже выделила средства на организацию похорон...
     Также дочерям погибшего капитана нотариально заверили все документы, свидетельствующие об их кровном родстве с Иваном Сысоевым. И еще — архивную справку военного комиссариата Эстонии за февраль 1981 года, в которой русским языком, черным по белому, написано, что погибший капитан все-таки лежал на Тынисмяги. И до 1979 года рядом с Бронзовым солдатом даже была установлена плита с его фамилией, которую потом перенесли.
     О том, что именную плиту 28 лет назад переносили, эстонцы прекрасно знают, но в наличии самих останков капитана Сысоева на этом месте они почему-то не уверены.
     “Да, без экспертизы ДНК нельзя ответить, был ли вообще среди людей, похороненных на площади, Иван Сысоев”, — объяснили “МК” в министерстве обороны Эстонии.
     “Тех документов, что собрали дочери Сысоева, мы думаем, будет более чем достаточно, чтобы все-таки начать процесс опознания”, — в телефонной беседе с “МК” подтвердили и в российском посольстве в Эстонии.

* * *

     Пока “МК” вместе с депутатами Государственной думы утрясал вопрос с выездными документами, сами старушки, уже немного успокоившись, тоже занимались весьма важным и очень нужным делом. Вместе с администрацией Архангельской области они поехали за благословением в церковь и выбирали место на городском Вологодском кладбище, где, когда закончатся, дай бог, перипетии с идентификацией останков, упокоится прах их отца.
     Под траурный марш и многочисленные орудийные залпы.
     “Капитанским дочкам” даже перекусить было некогда. За два месяца с момента нашей первой февральской встречи Эзмиральда Ивановна похудела больше чем на десять килограммов. “Ничего, это еще не страшно”, — улыбается она через силу.
     “Да, самое страшное пока только начинается, — считает 45-летний Игорь Ивлев, директор архангельского государственного социально-мемориального центра “Поиск”, который занят розыском погибших на Великой Отечественной солдат. Именно Игорь Ивлев собирается сопровождать бабушек на чужбину и обеспечивать им там охрану. — Когда дочери Сысоева приедут в Таллин, я, например, жду абсолютно любых провокаций”.
     А в это время в Эстонии проведены первые предварительные работы по опознанию найденных на Тынисмяги трупов. Установлено, что в свое время на этой площади действительно были похоронены 12 человек (недавно в Таллине отрицали и это. — Авт.).
     Останки девяти из них — точно мужские.
     Три — пока неизвестно чьи.
     “Эстонцы сказали, что еще в этом не разобрались” — так объяснили нам в российском посольстве.
     Остается дождаться приезда в Таллин дочерей Сысоева и начала экспертизы.
     Уже известно, что эстонская сторона готова выдать Эзмиральде Ивановне и Светлане Ивановне визы и оплатить им пребывание в своей стране не более чем на три дня.
     — То, что эстонцы сейчас затевают весьма дорогостоящие генетические экспертизы на предмет установления родственных связей между останками с Тынисмяги и ныне здравствующими российскими гражданами, желающими эти останки увезти и перезахоронить у себя дома, меня не удивляет, — говорит историк Михаил Петров, вот уже много лет занимающийся историей Бронзового солдата. — Самое поразительное, что еще года два назад российское посольство в Таллине предложило мне поучаствовать в составлении сметы расходов на перенос останков с Тынисмяги… в Россию. Эстонии предлагали вернуть прах всех похороненных под Бронзовым солдатом. Не отдельного капитана Сысоева — а вообще всех, кто там лежал.
     В общей сложности, как удалось подсчитать, это бы стоило… 2 тысячи евро. За все останки. Но дело по ряду причин застопорилось.
     Потом произошло то, что произошло...
     — Что касается опознания конкретного капитана Сысоева, установить, какие из останков — его, на мой взгляд, гораздо проще, для этого вообще не нужны анализы ДНК, — продолжает Михаил Петров. — На погонах солдат были латунные звездочки, которые, пролежав в земле всего 60 лет, сгнить не могли. Так что капитанские звездочки должны найтись на трех останках: у капитана Сысоева, капитана Брянцева и капитана Серкова. Это значительно сужает круг поисков. Дальше — на истлевших гимнастерках этих троих орденские планки. А награды, как вы сами понимаете, у каждого тоже свои...
     На сегодняшний момент, по сообщениям СМИ, о своем существовании заявили близкие капитана Брянцева, капитана Серкова и брат Елены Варшавской, который живет в Москве. Пока неизвестно, желают ли они по примеру дочерей Сысоева отправиться за прахом своих близких в эстонский Таллин.
     “МК” продолжает следить за развитием ситуации. В ближайшие дни мы сообщим, как прошла передача документов дочерей капитана эстонской стороне.




Партнеры