От России – к Русистану?

14 мая 2007 в 12:11, просмотров: 332

Демографическая политика, как известно, объявлена приоритетным направлением деятельности российского правительства. Россия вымирает – этот страшный факт не вызывает сомнений. Рабочих рук не хватает, и экономический рост тормозится тем, что некому работать. Одним из методов решения демографической проблемы власти считают упрощение процедуры иммиграции в Россию.

Массовая иммиграция в свое время «произвела на свет» такие страны, как США, Канада, Австралия, Новая Зеландия, Аргентина, Уругвай. При помощи иммигрантов больше сорока лет пытаются решить проблему нехватки рабочих рук и старения населения страны Европы – в первую очередь Великобритания, Германия и Франция. И Россия когда-то приглашала немецких колонистов в Поволжье и Новороссию, давала землю в Сибири финским и польским крестьянам.

Как обстоит дело с миграцией в Россию сейчас? В нынешней печальной статистике, если верить СМИ, мы сами виноваты: пьем, курим, наркотики употребляем, безобразно водим машины, гибнем от рук преступников. И, естественно, не размножаемся. Однако эта апокалиптическая картина объяснить ничего не может. С рождаемостью у нас все нормально, то есть так же, как в других развитых странах, относящихся к христианской цивилизации, более того – в последние три года наблюдается пусть небольшой, но рост рождаемости. Вот со смертностью действительно трагедия. Но дело, конечно, не в особой склонности русских к пьянству и прочим безобразиям, а в ужасающем состоянии отечественной медицины: отсутствие своевременной и квалифицированной врачебной помощи и есть самая главная причина смертности. Если люди мрут от «паленой» водки – значит, те чиновники, кто должен отвечать за качество продуктов, заняты какими-то другими делами, например, повышением собственного благосостояния. В ДТП в России действительно гибнет больше людей, чем во всех развитых странах, вместе взятых. Так ведь ГАИ, которая должна следить за порядком на дорогах, занята другими проблемами, о которых кричат все СМИ. Плюс – состояние дорог, которое не улучшается потому, что разворовывание дорожного фонда остается нормальным явлением. Целые города «сидят на игле»? Значит, тамошнее начальство «в доле» с наркоторговцами.

Если всерьез заняться искоренением этих бед, Россия вымирать перестанет. Но это труднее, чем распахнуть двери для иммигрантов: тут должна измениться философия власти. Дело в коллективной безответственности, когда чиновники всех уровней не отвечают за результаты своего труда. Губернатор, мэр, глава сельской администрации должны нести ответственность за то, что происходит на подведомственных им территориях. Люди травятся суррогатами, молодежь поголовно колется? Место такому мэру в следственном изоляторе. Да что мэр – попробуйте засудить обычного врача, по вине которого пациент стал инвалидом, милиционера, не явившегося на вызов, директора школы, у которого выпускники не знают таблицы умножения. Безответственность чиновничества страшнее коррупции, она наносит не только экономический ущерб, она выкашивает население, как эпидемия чумы.

 

ОСТОРОЖНО, ДВЕРИ ОТКРЫВАЮТСЯ

 

Проще пустить мигрантов: часто звучит сакральная цифра в 25 миллионов приезжих, которые поднимут нашу экономику. Вопрос: каких приезжих? Априори имеются в виду в первую очередь русские и русскоязычные граждане из стран СНГ. А на них надеяться нечего: за 15 лет те, кто мог, уже уехали в Россию, а те, что остались, привыкли к новым условиям. В 1992 году за пределами России жили 25 миллионов соотечественников, теперь их не больше 4 миллионов. Когда в Казахстане было плохо, русских оттуда никто не приглашал, а тем, кто приезжал на «историческую родину», бюрократы чинили всевозможные препоны. Тогда пресса рассказывала о том, как погибали общины русских беженцев из Узбекистана в Волгоградской и Астраханской областях. В Камышине переселенцы разбили на пустошах яблоневые и грушевые сады, на свои деньги выстроили великолепный поселок, в Астраханской области приезжие выращивали хлопок высочайшего качества и… кофе! Все разгромили местные бандиты – при полной индифферентности властей. Загнулись процветавшие колонии. Где сейчас те, кто искал в России новую Родину? В Испании, Франции, Канаде и Австралии…

Теперь в Казахстане ежегодный экономический рост – 12%, и многие русские, уехавшие оттуда, понемногу перебираются обратно. А те, кто не уехал, констатируют, что и правильно сделали. Дети пристроены на хорошие работы, да и самим есть где работать. Растет экономика Украины – и украинских строителей в Москве заменяют таджики. В Латвии и Эстонии уровень жизни выше, чем в России, – значит, оттуда ждать соотечественников тоже не стоит.

Остаются таджики, азербайджанцы, киргизы, узбеки, грузины и армяне (последних много не приедет по политическим причинам и в силу роста экономики в Грузии и Армении). Что это за рабочая сила, где она востребована? Дворники, торговцы, в лучшем случае строители – выходцы из Центральной Азии и Закавказья идут туда, куда не стремятся коренные россияне. Дворники нужны, конечно, но не они решают экономические проблемы. Нужны квалифицированные рабочие: у нас их 5%, а нужно минимум 40%. Однако среди закавказских и среднеазиатских иммигрантов таких кадров нет. Нужны инженеры и специалисты различного профиля: наши-то всеми силами стремятся за границу, на заводы приходят единицы, и, как правило, не из лучших. Но в кишлаках и аулах инженеров не готовят, а специалисты из Грузии и Армении уже давно в России, в США и в Европе. Кто будет обеспечивать переход к инновационной экономике – непонятно, но уж точно не гастарбайтеры из Ферганской долины, Каратегина или Муганской степи. Опираясь на выходцев из южных республик, можно выстроить лишь экономику восточного типа, где главным хозяйствующим субъектом будет базар. Китайцы, вьетнамцы и корейцы могут качественно работать во всех сферах деятельности, но опять же в Россию едут крестьяне без образования, чтобы заработать на стройках и рынках, специалисты едут в США, Южную Корею, Малайзию, в Латинскую Америку. К тому же китайцы способны быстро заселить всю Россию, превратив коренных жителей в национальные меньшинства. Стоит ли поднимать экономику ценой потери независимости?

Массовые миграции порождают масштабные проблемы. В США, Канаду, Австралию и Новую Зеландию до конца ХХ века ехали в основном англосаксы, немцы, ирландцы, итальянцы, славяне – народы христианской культуры, легко адаптировавшиеся к местным условиям, традициям и быту. Германия, открывшая ворота в 60-е годы прошлого века для турецких эмигрантов, и Франция, решившая пополнить рабочую силу выходцами из Алжира, Туниса и Марокко, столкнулись с тем, что проблем с новыми гражданами возникает больше, чем пользы от их приезда. Мусульмане, обосновываясь в Европе, воспроизводят в пригородах Парижа, Марселя и Берлина точные копии Марракеша или Диярбакыра – грязные, опасные для чужаков трущобы.

Мусульмане не интегрируются в христианские общества – не позволяет ислам («Сражайтесь с теми, кто не верует в Аллаха (...) и не подчиняется религии истины». Коран, 9:29). Нелегко быть мусульманином и хорошим гражданином светского государства, так как сказано: «Сражайтесь с теми из неверных, которые близки к вам. И пусть они найдут в вас суровость» (Коран, 9:123). И всегда найдутся радикалы среди соседей или родственников, которые напомнят об этом. Как отстаивать в мусульманской среде принципы толерантности и терпимости, если сказано: «Для иудеев, и для христиан, и для многобожников, для них – геенна огненная навеки вечные, ибо они – омерзительнейшие из созданий» (Коран, 98:51). Имамы английских мечетей еще недавно открыто призывали превратить Великобританию в «эмират Лондонистан», известные суннитские шейхи, такие как Юсуф Кардауи или шейх Саудовской Оборонной академии Мухаммад Бин Абд аль-Рахман аль-Арифи, говорят о необходимости завоевания мусульманами Рима. Мусульманские общины в Европе – это преступность, нищета, безграмотность и безработица. А экономический эффект от их пребывания в европейских странах сомнителен: на современных предприятиях мусульман немного, принадлежащие мусульманам фирмы, в основном торговые, мусульман же и обслуживают. При этом на социальные программы и поддержание порядка в арабских и турецких кварталах деньги тратятся огромные. Получается, что европейские страны, сделавшие ставку на трудовую иммиграцию из стран Ближнего и Среднего Востока, гораздо больше потеряли, чем приобрели.

Ментальная разница между русским населением и выходцами из Таджикистана и Узбекистана примерно такая же, как между французами и алжирцами. Между коренными жителями и приезжими из Центральной Азии время от времени вспыхивают стычки. Сейчас в России находится не менее трех миллионов азербайджанцев, более миллиона таджиков, сотни тысяч узбеков и киргизов – даже приблизительная статистика отсутствует, так как «импорт» и трудоустройство гастарбайтеров – практически на 100% коррумпированный бизнес. В принципе, один Узбекистан, где свирепствуют безработица и нищета, может отправить в Россию пять-шесть миллионов человек. Будут ли они работать на заводах, производящих сложные приборы, станки, авиамоторы? Разве что единицы. Но на окраинах наших городов появятся копии Намангана и Канибадама – со всеми их «прелестями», куда вход не только милиции, но и просто «лицу славянской национальности» будет заказан. Как заказан вход французу в арабские кварталы Марселя (вспомните известный французский фильм «13-й район»)…

 

ЖДИТЕ ОТВЕТА

 

В России межнациональные отношения сложны, и ситуация ухудшается: свидетельства тому – побоища в Яндыках, Кондопоге, Сальске, Самаре, Харагуне, Сыктывкаре, Жуковке. Зверские избиения и убийства скинхедами грузин, армян, азербайджанцев, китайцев, вьетнамцев и даже абсолютно коренных россиян – бурятов – тоже не свидетельствуют о межнациональной гармонии. Стреляют в Чечне, Дагестане, Ингушетии, Карачаево-Черкессии и Кабардино-Балкарии, в ногайских районах Ставрополья. Эхом отзывается кавказская война в кубанских, ростовских, астраханских селах – там бьют, режут, стреляют друг в друга кавказские «джигиты» и русские «пацаны». Этническая преступность – не доказательство какой-то генетической предрасположенности кавказцев, азиатов, цыган к преступной деятельности. Ее корни – опять же в коррупции: приезжают в уездный город Н-ск «деловые», скажем, из Дагестана и начинают свой бизнес: торговые точки, кафе, а параллельно – наркотики, рэкет или, как в Сальске, незаконные врезки в нефтепровод. И ведут себя соответственно. В итоге – побоище с местными казаками.

Кто виноват? Городская власть, милиция и прокуратура; кто-то получал «откаты», кто-то закрывал глаза, боясь неприятностей. Всюду, где происходят межнациональные столкновения, это связано с коррупцией. В Кондопоге и Харагуне – незаконная вырубка леса, в Яндыках – незаконная передача пастбищ приезжим, в Самаре и Сыктывкаре – «крышевание» приезжими рынков. А давлению властей и нападениям «пацанов» и скинхедов подвергаются группы иммигрантов, которые ориентированы на интеграцию, – такие как грузины, армяне, греки на Северном Кавказе. Они – христиане, а значит, нет культурной пропасти, да еще, как правило, образованные, могли бы стать хорошими гражданами, но… Кремль не любит Саакашвили, кубанские и ставропольские чиновники не любят армян и грузин. Бандиты дают коррупционерам деньги, от добропорядочных граждан никакой выгоды нет.

Поэтому контрабандист в кубанской станице или цыганский барон в пригородах Ростова для коррупционеров более приемлем, чем, например, армянский фермер или грузинский мастер. В таких условиях сотни тысяч приезжих узбеков и таджиков станут катализатором межнациональных и межконфессиональных столкновений. А польза для экономики окажется мизерной – польза будет для Таджикистана и Узбекистана, которые получат миллиарды долларов больше от нелегального бизнеса, чем от честного труда.

Миграция хороша, когда в страну приезжают культурно близкие, трудолюбивые и квалифицированные люди. Россия может в лучшем случае рассчитывать в ближайшие годы на приезд нескольких сотен тысяч русских, украинцев, белорусов, может быть – небольшого числа грузин, армян и сербов. Экономических проблем России они не решат – нам придется делать это самим. Значит, надо решать проблемы коррупции, медицины, образования, в частности профессионального. А если принять миллионы культурно чуждых и неквалифицированных мигрантов – Россия, и так представляющая собой не слишком прочную и весьма асимметричную федерацию, может расшататься вконец.   

 



Партнеры