Тайны капитанской рубки

Вместо штурвала на речных трамвайчиках — рычаг

14 мая 2007 в 00:00, просмотров: 373

  Уютно урчит двигатель, лениво плещется Москва-река за бортом. Впереди по курсу — Кремль... Чуть только потеплеет, многие москвичи отправляются с детьми на речные прогулки. Своими наблюдениями за юными пассажирами и корабельными секретами с нами поделились столичные судоводители.
     
     Сегодня на борту теплохода “Москва-74” не так много пассажиров — стайка ребятишек во главе с тремя мамами да несколько туристов, жадно фотографирующих “Москву речную”. Малыши на водную прогулку реагируют очень эмоционально — кто-то тянет за подол маму, пальчиком указывая на парящую чайку, а кто-то свешивается за борт, пытаясь рассмотреть винты, что бороздят мутную воду Москвы-реки. Эти любопытствующие незамедлительно берутся под белы рученьки членами экипажа и возвращаются под неусыпный контроль мамочек.
     — Нельзя! — грозит самому бойкому парнишке Антон Красавин, рулевой моторист, и объясняет мне: “Им всем интересно, как там винтики у теплохода крутятся. А одна неосторожность — и ребенок за бортом. Правда, у нас таких случаев не было”.
     — Знаете, какая у маленьких пассажиров фирменная фишка есть? — перебивает коллегу второй штурман Сергей Салов. — Все “Титаник” делают. Фильм уже не новый, а впечатления свежи.
     Словно в подтверждение его слов две девчушки лет десяти, раскинув руки, встали у носа корабля, изображая героев известного фильма. Члены экипажа снова побежали оттаскивать юных романтиков от греха подальше.
     По словам капитана Анатолия Старожилова, многие дети, попадающие на борт “кораблика”, как полководцы, стараются взять главную “крепость” — рулевую рубку. “Бывает, мальчишки рвутся ко мне в рубку, спрашивают, где надо учиться, чтобы капитаном стать. А иногда даже вопрос придумать не могут, только хотят немного постоять рядом. Увы — по инструкции посторонним заходить сюда категорически запрещено”.
     В рулевой рубке уместилось бы максимум пять человек. Зато отсюда открывается самый красивый вид — панорама Москвы, уходящая вдаль. Но капитан сидит перед огромной панелью управления, бросая на реку не восхищенный, а деловой взгляд. Панель впечатляет — сразу вспоминаются многочисленные боевики, где стюардессам пришлось вести самолет вместо пилота. Рычаги, циферблаты, счетчики… А вот штурвал многие, наверное, представляют себе по-другому. На речном теплоходе он похож на рычаг или ручку от патефона. “Привычный по приключенческим картинам штурвал можно видеть на больших лайнерах, а у нас все компактнее”, — поясняет Старожилов.
     Второй штурман просвещает меня насчет судовой терминологии:
     — Узкие боковые проходы, где обычно мечтают влюбленные парочки и висят спасательные круги, — это шкафут. А “второй этаж” теплохода называется надстройкой.
     Одна речная прогулка длится примерно два часа. Новоспасский причал, Китай-город, Крымский мост, Парк культуры, Воробьевы горы — все эти места члены экипажа видят десятки раз за день.
     — Многие ребята, когда сходят с “Москвушки” (так ласково величают речники свой теплоход. — “МК”), говорят, что хотят моряками стать, — смеется Антон Красавин, — не знают, наивные, что сначала их не причал с туристами ждет, а швабра и палуба!
     
      КАК СТАТЬ КАПИТАНОМ
     Тем, кто мечтает о судовождении, — прямая дорога в Московскую государственную академию водного транспорта, что в Нагатине. Возрастной минимум для поступления — после 9-го класса. Отучившись три года, ребята получают кроме среднего образования рабочую специальность (от рулевого-моториста до докера-механизатора), а потом можно совершенствоваться дальше, учась по институтской программе — в академии есть, например, факультеты судовождения, судомеханический, эксплуатации флота и водных путей.



    Партнеры