На подступах к London граду

Кто пустил русские корни в британской столице

17 мая 2007 в 00:21, просмотров: 3656

На Би-би-си стала выходить рубрика “Лондонград”. На улицах британской столицы появились большие вывески кириллицей “Денежные переводы”. Сейчас в городе издается четыре газеты и несколько журналов на русском. Все это не просто так — русские идут. Переезжают в Лондон — кто-то на выходные, кто-то навсегда. Кто-то по доброй воле, кто-то — по злой. Спецкор “МК” Мила КУЗИНА исследовала разные типы проживающих в Англии русских — от олигархов до студентов.
     
     Такое ощущение, что Лондон просто живет российскими проблемами. У Трафальгарской площади митингуют “женщины в черном”. Они выражают солидарность с матерями Чечни, ругают Кремль. Причем я специально поинтересовалась — русских среди них нет.
     В книжных магазинах на самом видном месте выставлена книга Анны Политковской. Причем почетное место она занимает не в одном, а во всех английских книжных, которые мне встречались. Похоже, скоро в сознании современных англичан и русских Лондон и эмиграция снова станут неразрывно связанными понятиями.

Посиделки под Высоцкого

     Когда-то это уже было: со времен Герцена и Огарева. Они оба бежали в Лондон и выпускали здесь свой знаменитый журнал “Колокол”. Потом к ним присоединились духовный отец терроризма Сергей Нечаев и настоящий террорист Сергей Степняк-Кравчинский, побывал в Лондоне и Иосиф Сталин, а его дочь Светлана Аллилуева жила под Лондоном в доме пенсионеров. История повторяется, просто сейчас на место большевиков и народовольцев пришли Березовский, Закаев, Дубов... Вот-вот в Лондон переедет кремлевский диггер Елена Трегубова и наверняка займется там выпуском современного диссидентского листка, типа “Колокола”...
     “Пиратское государство” Великобритания, как любят называть его русские жители Londonграда, дает приют многим изгнанникам родины, особенно если они приехали на остров с хорошими деньгами. Местная экономика, в отличие от других европейских стран, растет уже третий год. Считается, что это происходит не только благодаря умелой работе министра финансов Гордона Брауна (возможно, будущий премьер Великобритании), но и потому, что Лондон не гнушается чужими деньгами. Легализоваться в Англии проще простого, особенно если у тебя с собой миллион или ты долгое время на родине занимал руководящий пост.
     Целая команда руководителей нефтяной компании ЮКОС в свое время оказалась в Лондоне. Это самые разные люди — от топ-менеджеров до менеджеров среднего звена. Между собой они с самого начала мало общались, но все вместе составили новую социальную эмигрантскую группу — юкосовцы. Дальше все зависело скорее не от заработанных в Москве денег, а от человеческих качеств. Тем, кто занимал более низкие посты, оказалось проще устроиться. Да и запросы были меньше. К тому же многие молодые менеджеры к приезду уже очень хорошо знали английский.
     Удивительный пример живучести показал один из бывших сотрудников компании. Пока все осматривались, предавались воспоминаниям и ждали новостей из Москвы, он получил вид на жительство, купил квартиру, продал, купил другую. Занялся бизнесом в сфере моды, провел несколько показов, нашел партнеров и начал бизнес на Украине. До сих пор он неважно говорит по-английски, но активно ведет на нем переговоры. А кто-то между тем уже третий год продолжает учить язык. Автомобили и охрану заменили велосипед и пробежки в Гайд-парке. Ночные клубы и пафосные рестораны — посиделки на кухне под Высоцкого. Эмигрант эмигранту рознь. Кто-то спокойно чувствует себя в новой стране, адаптируется, впитывает все новое, кто-то продолжает жить прошлым и всего боится. И это состояние не зависит от количества вывезенных из России денег.

Ледник вместо холодильника

     Совсем старая волна эмиграции — послереволюционная, вернее, дети тех, кто тогда уехал из России. Удивительные старушки встречаются на русских аукционах в Лондоне. С виду типичные “одуванчики”, они продают и покупают предметы искусства на сотни тысяч фунтов стерлингов и говорят на русском со “старорежимным” акцентом, картавя и называя холодильник “ледником” (в пору, когда уезжали их родители, холодильников еще не было).
     Но по большей части лондонские политэмигранты — журналисты, писатели, музыканты и просто диссиденты, уехавшие еще во времена СССР. Многие так или иначе посотрудничали с русской службой Би-би-си, кто-то до сих пор пишет для русских журналов.
     Писатель Алекс Кустарев — один из тех, кто очень неплохо адаптировался. У него небольшая трехкомнатная квартира и пенсия, которая позволяет ему путешествовать по миру. Он уезжает на несколько месяцев то в Америку, то в Германию, то на острова. Алекс чувствует себя английским подданным. Болеет за “Ливерпуль” и голосует за консерваторов, ругает “красного” Кена (мэр Лондона Кен Левингстон) за то, что тот “слишком многое разрешает”.
     Эмигранты старой волны так и не перестали быть советскими диссидентами. Они очень политизированы, любят встретиться у магазина “Kalinka” и поговорить о судьбах родины. Стараются не пропускать вечера в Пушкинском доме и ходят на все православные праздники. Кстати, в связи с наплывом русских в Лондон у местной православной церкви начались серьезные проблемы. Так и не разрешен прошлогодний конфликт в Сурожской епархии. Часть прихожан, в основном приехавших недавно, хочет сохранить традиционность и “ортодоксальность” российского Православия. А те, кто эмигрировал давно и всю жизнь прожил среди либеральных ценностей, наоборот, хотят более современного уклада. Епископ Василий Сергиевский присоединил большую часть Сурожской епархии к Вселенскому Патриарху в Константинополе.
     Молодые люди и бизнесмены новой волны, как правило, сторонятся “старой” эмигрантской тусовки. Они хотят поскорее влиться в современную жизнь города и не жить воспоминаниями советских времен, которых у них и так почти не осталось.

Офис на газоне

     В Лондонский Сити сейчас едут за хорошей работой и большими перспективами многие российские менеджеры. Они приезжают сюда с семьями и поодиночке. Находят себе английских жен. Они уже не чувствуют себя русскими — они “люди мира”. И если завтра компания, в которой работает такой русский парень, отправит его в австралийский или индийский офис на повышение — он, не задумываясь, поедет...
     Два приятеля, Илья Торанто и Илья Голубович (сын бывшего топ-менеджера компании ЮКОС), создали клуб, в котором хотят объединить приличных русских лондонцев. Карточка этого клуба открывает двери элитных английских ресторанов и дискотек и, как объясняют, “позволяет быстро и безболезненно влиться в новый лондонский мир”.
     Сам Голубович-младший пока руководит своим бизнесом из Америки. В свое время он долго думал, куда пойти учиться — в Стэнфорд, Принстон, Йель… “Папа в это время уже перебрался жить в Лондон, поэтому, чтобы смыться от родителей подальше, следовало уехать на западное побережье США. Оно далеко и от Москвы, и от Лондона, — объясняет Илья. — Ну и я стал на время жителем стэнфордского кампуса в Пало-Альто”. Там парня замучила ностальгия, и он решил организовать бизнес для русских.
     Его партнер Илья Торанто проделал обратный путь Россия—Америка—Англия и в итоге осел в Лондоне. Он долгое время работал промоутером известных лондонских клубов и в английской среде чувствует себя абсолютно своим. Илья снимает двухкомнатную квартиру в центре за 650 долларов в неделю и ходит поработать на компьютере в парк. Заниматься бизнесом, лежа на стриженом английском газоне, намного приятнее, чем в железобетонном офисе.
     “Мне кажется, важно собрать и задействовать наше поколение, живущее сейчас за рубежом, — объясняет Торанто. — Нас разбросало по разным точкам планеты — от Нью-Йорка до Сиднея, мы впитываем местную культуру и совершенно не смотрим в сторону России. А в таких местах, как Бруклин, ее вообще презирают. Но Лондон демонстрирует обратный пример. Русский гламур и культура воодушевляют и изумляют местную публику. Мне кажется, на нас лежит миссия каким-то образом возродить уважение к России. У нас есть уникальная возможность, ведь молодое поколение воспринимает нас без предрассудков прошлого, на них легче повлиять. Еще со времен Петра Великого русские студенты отправлялись за рубеж, чтобы импортировать европейские знания на родину. И это помогло…”
     Но есть и “обратный поток”. Удачливые русские бизнесмены стремятся распространить свой бизнес на Лондон. Ресторатор Степан Михалков собирается открывать филиал своего ресторана “Вертинский”, рецепты русской кухни ему будет давать мать. Дизайнер Елена Ярмак собирается привезти в Лондон свои шубы, а модельер Катя Гомиашвили уже открыла собственный бутик.

Девушки не любят застолья

     Русских рабочих в Лондоне не так много. Скорее это выходцы из бывших стран СССР. А после того, как упростили въезд для жителей Прибалтики, в Англию просто хлынули толпы литовских, латышских и эстонских гастарбайтеров. Кто-то приезжает на сезонную работу — строителями, водителями, кто-то сразу старается перевезти всю семью так, чтобы дети сразу пошли в английскую школу. Многие иностранцы принимают их за русских.
     Такое ощущение, что русскоговорящие продавцы скоро будут работать в каждом лондонском бутике. Английские бизнесмены прекрасно понимают, что русских покупателей становится все больше, и они порой готовы пойти на любые траты, чтобы дать им возможность поностальгировать и услышать родную речь.
     Легально и нелегально в Лондон едут жители Узбекистана, Киргизии и даже Туркмении. Семья из Казахстана, например, совсем не изменила свой уклад после переезда в Лондон. Так же, как и в Алма-Ате, они держат свой овощной ларек. Здесь никто не считает их “черными” и не мешает работать... Хотя иногда лондонский космополитизм удивляет. Меня лично поразило, что в магазине нижнего белья консультации мне давала полностью закутанная в чадру девушка — даже руки у нее были в темных перчатках, а лицо закрывала сетка.
     С другой стороны, Лондон претендует на звание мировой столицы свободной любви. И тут русскоговорящие девушки — один из самых ходовых товаров. Мужчины из России, каждый день приезжающие в туманный Альбион на конференции, форумы и встречи с партнерами, ищут именно русскоговорящих девушек в эскорт. При этом девушки — в основном из дальних российских регионов, Белоруссии и Украины. Их заработки заметно отличаются от отечественных в лучшую сторону. Девушка с действительно модельной внешностью берет в час от 300 до 500 фунтов (600—1000 долларов). Как объяснила мне одна из хозяек лондонского эскорт-агентства: “Наши девушки не очень любят ужины и застолья с клиентами, они и сами могут покормить вас в самом дорогом ресторане”.

Миллион для ученого

     В Лондон тоже утекают мозги — хотя в Англии, в отличие от Америки, Скандинавии и Западной Европы, не так много научных центров. В основном Лондон — это Мекка для фондового рынка, крупных финансовых корпораций. Но финансистам тоже нужно решать сложные математические задачи. А тут нет никого лучше, чем выходцы из Израиля и России.
     К тому же в Финляндии и Швеции, куда часто зовут русских ученых, жить скучнее. В крупнейших лондонских корпорациях сейчас работает несколько десятков русских специалистов, занятых математическим анализом и составлением надежных алгоритмов торговли акциями. Ежегодный бонус таких ученых (премия в конце года, рассчитанная от прибыли компании) может доходить до миллиона долларов США.

“Если насмерть не упьюсь”

     Отправить ребенка учиться в Лондон стало для богатых и продвинутых россиян частью подтверждения своего статуса. К тому же, как правило, занятые бизнесом родители все равно не могут заниматься своими детьми. Тогда их действительно лучше отдать в руки профессионалов — английское образование, как известно, одно из лучших в мире. Но далеко не всегда русские пользуются им в полной мере. Как правило, дети богатых россиян и выходцев из советских республик числятся в весьма слабеньких учебных заведениях и проматывают родительские деньги по ночным клубам. При этом средняя стоимость обучения в нормальной английской школе — 25—30 тыс. долларов в год, хороший университет обойдется в полтора-два раза дороже.
     Помните студенческую песенку средневековых времен: “Если насмерть не упьюсь/На хмельной пирушке, Обязательно вернусь/К вам, друзья, подружки…”? Это во многом про наших ребят, живущих в британской столице. Еще пару лет назад по русскому Лондону ходили слухи о том, как отдыхает и сколько выпивает сын телеведущих Евгения Киселева и Маши Шаховой Алексей. Неожиданно для многих Алекс женился и у него родился ребенок. Избранницей стала студентка Майя Гартархан-Мурави, девочка из очень богатой грузинской семьи. Теперь у них свой бизнес — Майя занялась дизайном, создала собственный модный бренд и назвала его в честь мужа Kisa (прозвище Алексея Киселева). Хмельные вечеринки Алекс устраивает до сих пор, но теперь они приурочены к показам бренда на Лондонской неделе моды...
     Но, конечно, не все русскоязычные студенты в Лондоне — дети из богатых семей. Евгений Рудман родился на Украине, с мамой и отчимом переехал в Израиль. Ходил там в школу и слушал альтернативную музыку. Потом три года отслужил в армии и, как часто это бывает с израильскими дембелями, устроил себе отпуск. Женя оказался в Лондоне и все деньги, которые привез с собой, потратил за первую неделю. Делать было нечего, и он пошел работать личным охранником (такую возможность давала армейская подготовка), а потом решил поступить в университет. Ему осталось учиться еще год (четыре года учебы стоили 40 тысяч долларов). Пока его трудно назвать королем жизни. Он учится каждый день и постоянно сдает экзамены. Но зато уже сейчас ему прислала контракт одна из крупнейших финансовых корпораций (загодя набирать студентов для больших компаний — нормальная практика). Все лето Женя будет работать на них за приличную зарплату, потом уйдет доучиваться, компания по-прежнему будет ему немного доплачивать, а затем его отправят на год стажироваться в Америке. После нескольких лет постоянной работы он сможет купить себе квартиру, хорошую машину и дом родителям в Израиле...
     Чтобы сделать себе хорошую карьеру и обзавестись правильным кругом, необязательно дружить с иностранцами. Хорошие отношения с богатыми соотечественниками дали путевку в жизнь очень многим русским студентам из семей “попроще”. Но есть и те, кто совсем нигде не тусуется. Например, практически не появляется в клубах сын российского медиамагната Александра Роднянского. Зато явно хочет веселья и праздника и старается не пропускать ни одной вечеринки дочь одного российского сенатора Лера. И ее можно понять — обидно, когда у тебя куча дорогой одежды, бриллианты и новый кабриолет, а этого никто не видит! 
     


Партнеры