Памела совсем охамела

Канны-2007: Ди Каприо растолстел, Ван Дамм держит форму, а Андерсон “зажала” закуску

21 мая 2007 в 20:00, просмотров: 566

  В ночь с воскресенья на понедельник каннское небо осветилось тысячами огней — давали салют в честь 60-летия кинофестиваля. По этому же случаю состоялся гала-ужин на 800 персон, куда были приглашены все знаменитости, а также был показан фильм “Каждому свое кино”, снятый 33 режиссерами, каннскими лауреатами разных лет, — от Ларса фон Триера до Романа Поланского, от Маноэля Де Оливейры до Андрея Кончаловского.
     
     Уже определились два лидера фестиваля. Первый — румынский фильм о подпольных абортах в 1980-е годы — “4 месяца, 2 недели и 3 дня”. Равное с ним количество очков набрал и новый фильм братьев Коэнов, кровавый триллер в духе “Фарго” и “Просто как кровь” под названием “Старикам здесь не место”. Что само по себе стало сюрпризом — после “Невыносимой жестокости” и “Убийц леди” никто не ожидал от Коэнов возвращения в настоящее кино. Но они вернулись и задали всем жару. И это учитывая, что конкурсная программа в честь юбилея сильна как никогда — провала пока нет ни одного. И Ким Ки-Дук, и Ульрих Зайдль, и Дэвид Финчер показали сильные работы.
     “МК” удалось побеседовать с актером, сыгравшим главную роль в коэновском триллере. Испанец Хавьер Бардем — не самый очевидный выбор знаменитых братьев, учитывая, что обычно они работают со “своими” актерами. Но в “Старикам здесь не место” нет ни одного “своего”. Хавьер Бардем сыграл очередную коэновскую персонификацию зла — убийцу по имени Антон Сугар, взявшегося ниоткуда и ушедшего в никуда. Он охотится за чемоданом денег, который совершает путешествие по штату Техас в руках ковбоя. По пути убийца-психопат со стрижкой каре (увидев лицо Бардема на экране, зал захохотал) убивает пару десятков людей. О насилии, коэновских актерах, своих впечатлениях от Канн и выступлении U2 на знаменитой лестнице Хавьер Бардем рассказал в эксклюзивном интервью “МК”. Актер оказался человеком веселым, лишенным комплексов и готовым бесконечно отвечать на вопросы. Сегодня мы публикуем небольшой отрывок из интервью (полностью дадим его к российской премьере “Старикам здесь не место”).
     — Хавьер, вы не чувствуете, что занимаете чужое место? Например, Стива Бушеми, который часто играет у Коэнов психопатов…
     
— Нет, абсолютно. Кроме того, основой сценария был роман Кормака МакКарти, и образы, описанные в романе, были не коэновскими.
     — Количество насилия в фильме вас не смутило?
     
— Да. Было такое. Для меня фильмы с насилием всегда были дикостью — если мы говорим об американском кино, вы согласны?
     — А больше вас в нем ничего не смущает?
     
— На съемках была история. Вы помните сцену, где Антон, сидя на унитазе в номере мотеля, совершенно голый, зашивает рану на ноге? Между дублями я встал размяться, ассистенты стали прикрывать меня халатом, я сбросил его, начал прохаживаться по площадке. Смотрю — съемочная группа прикрывает глаза. А я смотрю в монитор: моя задница неплохо выглядит (все это он показывает, вскочив со стула и расхаживая по номеру отеля, где мы беседовали). Зато когда в другой сцене я убил трех мексиканцев, было море крови, группа аплодировала!
     — Как вы себя чувствовали с этой дурацкой прической? Зал хохотал…
     
— О, мы долго пробовали разный грим и парики, пока, наконец, на меня не надели это. Эта прическа управляет поведением моего героя. Когда мы закончили съемки, группа сделала мне два подарка. Первый — шоколадный торт с фигурками персонажей, которых я убил. Второй — вся съемочная группа нарядилась на вечеринку в такие же парики!
     — Вам, похоже, понравилось вчерашнее выступление U2? Вы там здорово зажгли…
     
— Да, только меня и показывали! Я обожаю U2 и всегда рад их послушать. Здорово, что они приехали, — это очень необычно для фестиваля и действительно создает атмосферу.
     …Кстати, о выступлении U2. В субботу ночью город замер. Журналисты ждали приезда группы, но их самолет задерживался. Не появились знаменитости и на пресс-конференции, посвященной каннской премьере фильма о них — “U2 в 3D”, где гастрольный тур группы 2006 года превратился в настоящее технологическое шоу. Опоздали звезды и на саму премьеру. Круазетт, похоже, еще не видела такого столпотворения. 45-минутная давка была вознаграждена двумя песнями, а также тем, что музыканты, похоже, впервые в истории Канн явились на красную дорожку не в положенных по регламенту костюмах. А пока звезды опаздывали, публику развлекал как раз Хавьер Бардем, дурачества которого показывали на экранах, размещенных на Круазетт.
     В Канны пожаловал и опять растолстевший Леонардо Ди Каприо — с документальной лентой “Одиннадцатый час” о загрязнении окружающей среды, где он выступил автором сценария и продюсером. Ее рекламный лозунг: “Мы изменили мир. Навсегда”. Свой новый опыт актер прокомментировал так: “Когда речь идет об игровом кино, режиссер — бог, в документальном же бог — режиссер. Для нас самой большой сложностью было уместить материал в полтора часа. Тема слишком сложна, чтобы говорить о ней коротко”.
     Майкл Мур, каннский лауреат за “Фаренгейт 9/11”, привез свой документальный фильм “Sicko”, который показали вне конкурса. На этот раз Мур критиковал американскую систему здравоохранения. На пресс-конференции он был, как всегда, помят, растрепан, критиковал Буша и систему страхования — за то, что страховые компании оплачивают лишь лечение насморка.
     Сплетники сообщают также о приезде Джастина Тимберлейка всего на один вечер по приглашению некоего миллиардера. Музыкант выступит на пафосном Nikki Beach и в тот же вечер укатит восвояси. Каннская тусовка не может обойтись и без Пэрис Хилтон, а она — без тусовки. Пока домашние сушат ей сухари — 5 июня ей отправляться в тюрьму за вождение в нетрезвом виде, — скандальная блондинка пакует наряды в Канны. Бездельники все так же тусуются на яхтах и свысока посматривают на пешеходов, забывая о том, что пара лишних человек может пустить яхту ко дну. Следить за численностью тусующихся на яхтах, во всем разнообразии представленных в местном порту, призваны капитаны.
     Кстати, о разнообразии: к Каннам подошла самая большая яхта в мире. Абрамович со своей 100-метровой просто-таки “рыдает в углу”. Судно саудовского шейха Насера Аль-Рашина “Lady Moura” имеет 4 этажа, вертолетную площадку и длину 108 метров.
     Жан-Клод Ван Дамм уже демонстрировал свои мускулы на каннском пляже. Калифорнийский загар показала Памела Андерсон, прибывшая в Канны представлять свой новый фильм “Блондинка и еще блондинистей”, где она играет на пару с Дениз Ричардз. Вечеринка в ее честь была вдрызг обругана тусовщиками — из-за почти двухчасовой задержки, отсутствия еды и знаменитостей.
     А вот приезд нового французского президента Николя Саркози отменился. Жак Ширак же с удовольствием приезжал на Круазетт и был не прочь поужинать со звездами.
     И напоследок — сенсация французского масштаба. В Канны прибыл Ален Делон. Это он когда-то говорил, что ноги его не будет на Круазетт, это он говорил: “Вы можете прилететь в Канны на вертолете, а уезжать на такси за собственные деньги” — намекая на то, что фестиваль зачастую отказывается оплачивать вывоз задержавшихся звезд. Ну так вот: по личному приглашению директора фестиваля Жиля Жакоба Делон таки прибыл, простив былые обиды.
     
     Мария ДАВТЯН, Татьяна ПИНСКАЯ, Канны.



    Партнеры