Маленькая хозяйка больших мужчин

За красавицу-инвалида воюют двое

31 мая 2007 в 00:00, просмотров: 381

  Сорокалетняя Светлана Лысенко — самая роковая женщина в маленьком волжском городке Котово. Из-за нее вот уже полтора года выясняют отношения двое мужчин — бывший муж и новый поклонник.
     Ни одного из них не смущает, что Светлана тяжело больна. Уже много лет она совсем не может ходить — даже на костылях. Еще у нее два сына — Петя и Денис. Младший Денис — тоже инвалид с диагнозом ДЦП.
     Сочувствия у соседок трагическая судьба женщины не вызывает. Скорее зависть. “На всех здоровых баб мужиков не хватает, — вздыхают они. — А она аж целых двух отхватила!”

     
     Восемь лет назад Света Лысенко была здоровой и сильной. Работала в милиции, имела звание младшего сержанта. Семейную жизнь она устроила “без отрыва от производства” — молодой муж тоже был из органов.
     — Поженились мы с Толей рано, нам чуть больше двадцати было. Скоро родился старший сын Петя. Жили тогда в Казахстане, я собиралась поступать в высшую следственную школу, думала стать офицером милиции. И тут забеременела снова.
     Ребенок родился с церебральным параличом. “Оставьте вы его в больнице. Чего жизнь-то себе ломать? — причитали знакомые и друзья семьи. — Здоровых детей родители бросают, а вам так сам бог велел”.
     Света поплакала и на следующий день написала заявление на увольнение, чтобы посвятить себя полностью детям. Только китель сохранила да удостоверение ухитрилась не сдать. Оставила на память о прошлой счастливой жизни и своей несбывшейся мечте.
     “Муж все выдержал. Не сломался и не ушел. Поддержал меня, хоть и не скрывал — отдай мы тогда сына в детский дом, горя бы не знали”.
     
     Когда в Казахстане у русских начались проблемы, семья Лысенко перебралась в небольшой городок Котово в Волгоградской области. Взяли ссуду и купили домик.
     — Муж устроился в местное отделение милиции на работу. А я принялась за ремонт нашего нового жилища. Покрасила потолки и окна, а через несколько дней почувствовала недомогание. Решила, что просто переутомилась, краской надышалась. Даже в больницу не пошла. Но становилось все хуже, вскоре совсем не могла встать на ноги.
     Врачи недоуменно пожимали плечами и снова отправляли женщину сдавать анализы. Предполагаемые диагнозы не подтверждались. Было ясно одно: установить, а тем более лечить непонятное заболевание местные медики не могут. А на обследование в хорошей клинике у Лысенко не было денег. Откуда они возьмутся, если двое маленьких детей в семье и у мужа скромная зарплата участкового?
     Светлана пыталась бороться с болезнью самостоятельно: каждый день разминала мышцы, делала массаж, прочитала груду специальной литературы. Но время шло, а результата не было.
     Супруг Анатолий первые месяцы был оптимистом. Надеялся, что это все временно и жена скоро поправится. Надежды хватило на три года. Потом он сдался.
     — Ушел к другой женщине. Меня тогда никто не пожалел. Вот Толе моему все сочувствовали: жена-инвалид, а ему же ласка нужна, как всякому мужчине, вот и ушел. Что уж тут такого? Житейская история.
     Так Светлана осталась одна с двумя детьми. Пете было тринадцать лет, а Дениске — десять. И снова все вокруг твердили, что от Дениса избавиться надо. Как же Свете за ним ухаживать, если она о себе позаботиться не в состоянии? И снова она никого не послушала.
     — Первое, что я сделала, как муж ушел, — насыпала в ладонь горсть феназепама… А потом подумала — на кого ж сыновья останутся? Петя-то выживет, он сильный, а больной Дениска в детском доме и года не протянет. Выкинула таблетки.
     Сначала было очень трудно. Света сшила себе наколенники и нашла грубые перчатки на руки. Так удобнее было ползти к Денису, чтобы поменять ему памперсы, покормить или укол сделать. Так, на четвереньках, она однажды выползла во двор, чтобы подышать свежим воздухом — впервые за долгие месяцы своего заточения. “У нас был забор совсем ветхий, и я очень боялась, что люди на улице сквозь рассохшиеся доски меня заметят”. В инвалидную коляску она наотрез отказывалась садиться. Считала, что, как только окажется в ней, сразу распрощается с надеждой подняться.
     Жила по инерции, только ради мальчишек. Ради них улыбалась, когда хотелось плакать, ради них включала в доме музыку, когда хотелось побыть в тишине, ради них приняла мужа назад в семью.
     — Он вернулся накануне Нового года. Сказал, что теперь-то мы будем вместе. Появилась надежда, и я снова ожила. Решила тогда, что просто обязана встать на ноги. Когда осталась одна в комнате, поднялась с кровати и попыталась сделать шаг, но тут же упала и сломала ногу.
     В новогоднюю ночь муж исчез и вернулся лишь спустя месяц. Ностальгия нахлынула — как он сам объяснял потом.
     — Хочу жить на две семьи, — заявил он Светлане. — Я ж здоровый мужик. Соглашайся. Все равно вы без меня не протянете. Кому ты такая нужна?
     Она умоляла, чтоб остался с ней и ребятами, забыл про ту, другую. “Не унижайся, мама, сами проживем”, — непривычно по-взрослому вмешался Петя. И муж снова ушел.
     
     На выпускной Пети Света купила ему первый в жизни костюм. Влезла в долги, а купила.
     “А ты разве не хочешь на выпускной посмотреть?” — спросила у Светы заглянувшая в гости подруга. “На инвалидной коляске туда ехать? Чтобы мальчик меня стыдился? Ведь меня в городе совсем не знают, будут из любопытства таращиться. Уж лучше дома посижу”, — ответила она.
     Женщина не могла выйти на улицу, даже опираясь на костыли. “Я тогда очень плакала и мечтала только об одном — больше не пропускать таких “выпускных”… И теперь об этом мечтаю. Хочу гулять на свадьбе своего сына. Пусть на костылях, пусть недолго, но постоять рядом с ним. Как же я этого хочу!”
     Когда Петя начал работать — в цветочном магазине — и с деньгами стало немного полегче, Светлана решила нанять себе в помощь социального работника.
     “Я тогда совсем измученная была. Тридцать килограммов сбросила, — говорит Света. — И несказанно обрадовалась, когда в доме появилась молодая женщина. Я не задумываясь отдала ей зарплату на месяц вперед — а на следующий день она не пришла. У меня был номер ее телефона, позвонила, чтоб узнать, что случилось. Ответил мужской голос. Сказал, что он знакомый моей сиделки. Меня Володя (так его звали) внимательно выслушал и пообещал вернуть деньги, как только получит зарплату. Хотя я уже ничему и никому не верила”.
     Но он действительно вернул чужой долг — пришел и передал две тысячи рублей через сына Петю. Потом позвонил Свете еще раз, уже просто так… Потом еще. Однажды она разоткровенничалась и выложила все телефонному незнакомцу про себя как на духу. “Сказала, что почти семь лет не хожу, что врачи на мне крест поставили, а еще про то, что у меня на руках ребенок-инвалид. Думала, этот наш разговор станет последним, он испугается и забудет меня. Если уж родной муж сбежал, то что ждать от постороннего человека? Но не угадала, он позвонил опять”.
     “Говори хоть что-нибудь”, — Володя ей каждый день оплачивал телефон по сотне. “Мы же полтора месяца каждый день болтаем по часу в день, я тебе и так все о себе рассказала”. — “Тогда сказку расскажи или книжку почитай. Главное — чтобы я тебя слышал. Меня твой голос баюкает…”
     А она, сама того не замечая, вдруг стала чаще тянуться к зеркалу. Каждое утро теперь делала прическу, макияж. И ежедневная зарядка вдруг из череды бессмысленных движений превратилась в настоящий ритуал во имя будущего. А возможно даже — любви.
     Только через полтора месяца они наконец увидели друг друга. Володя сам предложил встретиться.
     “Пришел с коробкой конфет и бутылкой вина. Руки друг другу пожали и сели за стол, — рассказывает Света. — Когда я Вову увидела, растерялась. Совсем другим его представляла. Смотрю в незнакомое лицо — и пустота в душе. А глаза закрою — слышу родной голос. Так что сначала лишь благодарность к нему испытывала. А потом уже любовь как-то сама собой пришла. Сейчас ближе него никого нет...”
     
     Ревность — страшная сила. Когда супруг Светланы узнал, что брошенная им жена не только не умерла от горя, но даже собирается снова замуж, в нем вскипела кровь.
     “Залетел во двор, и сразу к окну — посмотреть, нет ли у меня в гостях Володи. Я его не впустила внутрь, так он через форточку в дом влез. Злой как черт”.
     Соперники встречались несколько раз. Выясняли отношения в огороде. “Ты же ее бросил, зачем теперь приходишь?” — пытался урезонить Володя оскорбленного мужа. “А тебе что надо? Не твоя семья, не лезь”.
     Света подала на развод. Супруг ни в какую не соглашался. Развели их только с третьего раза. Но визиты бывшего мужа на этом не прекратились. “Выставить его за порог я не могла. Как? Милицию вызывать? Он же там и работает…”
     Так и жила. Один мужчина приносил ей деньги, продукты, помогал по дому, покупал ее сыновьям одежду, помогал с больным Денисом. Другой появлялся, чтобы учинять скандалы в приступах ревности.
     Ради своей новой любви Света снова решила встать. И снова сломала ногу. Но, в отличие от первого супруга, Володя ее не бросил.
     Он стал не просто мужем, другом, помощником. Он стал для нее смыслом жизни.
     — Сразу ее полюбил, как только голос ее услышал, — говорит он. — А уж когда узнал, что ей пережить довелось… Да и красавица она какая, умница. Таких женщин на руках носить надо. Никому ее не отдам.
     Владимир хочет жениться на Свете, чтобы жить нормальной семьей.
     — …Раз, два, три… Раз, два, три… — Света вращается под музыку на полу. Ни дня без такой вот зарядки.
     С минуты на минуту вернется с работы Петя.
     Почти каждый день он приносит маме букет цветов из магазина, где работает, — вербены на сломанных ножках. “Такие уже никто не купит, потому забираю цветы домой и опускаю их в воду в надежде, что оживут”, — улыбается он.
     У Светы без конца трезвонит телефон. “Это Вова. Он ведь мне с работы по нескольку раз в день звонит, хоть мы и встречаемся полтора года как. Привычка”.
     Светлана сидит напротив меня. Сильная и красивая. Кажется, что сейчас она легко оттолкнется рукой от дивана, вмиг поднимется и пойдет легкой походкой. Но она лишь виновато улыбается...
     Я никогда не чувствовала себя настолько беспомощной и никогда так отчаянно не хотела помочь. Женщине, в которой доброты и любви больше, чем может вместить в себя этот маленький городок. Рано повзрослевшему Пете и вечному ребенку Денису, который, к счастью, даже не понимает, как тяжело маме ползти к нему на коленях, чтобы сменить очередной подгузник.
     Свете очень нужно пройти полное обследование, которое бы установило причину заболевания. В Волгограде ей помочь не смогли. Точный диагноз может укрепить ее надежду на поправку, а может лишить ее последней точки опоры в жизни. Женщина готова рискнуть.
     Она уверена, что встанет на ноги. И пусть на костылях, пусть через боль, но сделает несколько шагов на свадьбе сына.
     А может — и на своей собственной свадьбе.
     
     Волгоградская область — Москва.
      Если кто сможет помочь Светлане Лысенко, звоните в редакцию по телефону
     8-904-420-65-22.

     





Партнеры