Звездные дети пошли в кино

Михаил Ефремов: “Будь у меня такие, выпорол бы”

31 мая 2007 в 00:00, просмотров: 2264

  — Вас что, марсиане делали? Что же вы нас за идиотов держите?! Я ж его убил! За что, скажите! — врывается в заброшенный цех завода актер Михаил Ефремов, роняя ругательства в адрес трех находящихся там подростков. На полу и впрямь лежит окровавленное тело, в котором, если внимательно присмотреться, можно узнать Артема Ткаченко. А в углу хладнокровно мотает метры кинопленки камера, которой командует молодой режиссер Роман Прыгунов. Фильм “Индиго”, который снимается сейчас в Москве, — его вторая работа. Первую — “Одиночество крови”, кстати, показывали в конкурсе Московского фестиваля. В заброшенном цеху идет работа над одной из ключевых сцен фильма.
     
     Москва плавится от жары, а в старом заводском цеху царит прохлада, и через полчаса становится даже зябко. И юная актриса Анастасия Ричи, которую дубль за дублем привязывают к креслу, обливают водой и заставляют трястись от страха, уже реально трясется от холода. Но терпит, а в небольших перерывах выбегает на улицу погреться. Гримеры только успевают прятать ее от прямых солнечных лучей — загореть ей ни в коем случае нельзя. На какие только подвиги не пойдешь в пятнадцатилетнем возрасте! Настя — самая юная актриса на площадке. Но, как утверждает режиссер, очень талантливая. Это уже вторая ее большая роль. Первая главная была в фильме Эдуарда Салаватова “Семейка Ады”. А маленьких и не счесть. Вообще в картине задействовано много юных талантливых актеров. Ведь речь идет о детях-индиго. Они иные: по-другому воспринимают окружающий мир и наделены сверхъестественными способностями. Героиня Насти, например, умеет разговаривать с животными. А главный герой Андрей, которого играет 18-летний Иван Янковский, умеет чувствовать опасность.
     — Нет, на детях одаренных людей природа не всегда отдыхает. Ваня очень талантлив. Думаю, что он достойный продолжатель актерской династии, — расхваливает сына Оксаны Фандеры и Филиппа Янковского режиссер. — Уроки актерского мастерства ему дают дедушка, Олег Иванович, и родители.
     — Да, дедушка помогает мне советом, — подхватывает разговор сам Иван Янковский. — Мне повезло: если я спрашиваю у деда, как моему герою существовать на площадке, вопрос никогда не остается без ответа. Он ведь сыграл кучу великих ролей. И мама с папой тоже подсказывают. Мне вообще очень интересно сниматься в этой истории о молодых ребятах. Они ведь примерно моего возраста и живут теми же интересами. У них такая же дружба, первая любовь, увлечение скейтами.
     — Ваня, а что у тебя с твоим героем общего, а в чем ваше различие?
     — Мы похожи тем, что мой герой, как и я, любит быть в центре внимания. Он так же заботлив и любит свою девушку. В моей жизни были похожие моменты. А различия в том, что он конфликтует с родителями. Может даже сказать: “Пап, заткнись”. У нас такого не бывает. Конечно, мы тоже можем поссориться, но это нормальные, мягкие ссоры. А еще он очень хорошо катается на скейте, а я совсем слабо. Хотя, готовясь к этой роли, я долго занимался с тренером.
     Завязка фильма: за этими уникальными детьми, которые еще умеют взламывать в два счета любую компьютерную программу и точно знают все о своей прошлой жизни, начинает охотиться маньяк. Дети-индиго гибнут один за другим. Кто является главным злодеем, все тщательно скрывают. Даже гримеры и осветители не раскололись, как мы их ни пытали.
     Михаил Ефремов играет отца главного героя, майора милиции, потерявшего покой из-за пропадающего с друзьями сына, в то время как в городе орудует маньяк. Перед началом съемок, пока Артему Ткаченко накладывали сложнейший пластический грим (по сюжету, его только что искусал осиный рой), корр. “МК” поговорил с уже готовым к съемкам Ефремовым.
     — Не хочу подробно рассказывать о своей роли. Потому что фильм очень загадочный. Я должен, наоборот, побольше тумана напустить, — начинает разговор Михаил Олегович. — Мой герой — обыкновенный мент, который не верит ни в какие исключительные способности своего сына. Получается, что, с одной стороны, он любит своего сына, а с другой стороны, он мент. Такая вот борьба внутри него разворачивается. Очень опасный он милиционер.
     — В чем его опасность?
     — В том, что ему выдали табельное оружие.
     — Юные актеры говорят, что вы на площадке даете им советы и учите, как правильно играть.
     — Это гнусная ложь. Я скромно себя веду в отличие от молодого поколения — они-то уже научились основному актерскому мастерству — лести. (Смеется.) Если серьезно, то они все прекрасные и милые ребята.
     — Вы что-нибудь о детях-индиго до начала работы в фильме знали?
     — Читал когда-то давно. Вообще, когда я родился, на Земле жило три миллиарда человек. А сейчас — шесть. Так вот все эти появившиеся три миллиарда для меня — индиго. Я их не понимаю. И это увеличение населения не может меня не заставлять думать об индиго, инопланетянах, чебурашках... Ой, то есть барабашках. И полтергейстах.
     — Рассказанная в фильме история, несомненно, будет интересна молодежи. А взрослым?
     — Думаю, что я стану для них проводником в загадочный мир детей-индиго, как и другие взрослые актеры. Ведь никто из наших героев не понимает этих детей. Некоторые просто делают вид, что понимают. Вот только Тема Ткаченко находится где-то между: он вроде понимает, но не до конца.
     — У вас недавно родилась маленькая дочка. Вообще, ваши родные дети — тоже индиго?
     — Не дай бог. Выпорю сразу. (Смеется.)
     — Можете?
     — Шучу, конечно. У нас достаточно равноправные отношения.
     — Ваш герой такой же ироничный, как и вы?
     — Нет, что вы. Он очень серьезный человек. Старается меньше, чем я, хлопотать лицом. Главная проблема фильма описана еще у Тургенева, в “Отцах и детях”. Перечитайте.
     — Вашу жену играет Елена Дробышева. Уже снимали лирические сцены?
     — Одну сняли. Но она скорее драматическая. Таких переживаний, как у наших героев, не пожелаю никому из родителей. У них, конечно, мальчик замечательный, самый лучший в кругу этих детей. Но они не понимают и половину из того, что им сын говорит. Сначала им кажется, что он умнее и лучше, но в какой-то момент их начинает это раздражать. И они оказываются в растерянности.
     — Мотор! Камера! — командует режиссер. — Да кто ж здесь бубнит постоянно?! — раздражается он.
     — Рома, это бубны! — парирует Михаил Ефремов, и вот уже напряжение ушло, а вся съемочная группа хихикает в кулак.
     А как-то Михаил Олегович, одевшись в милицейский костюм, загрустил. “А пойду-ка я у гастарбайтеров регистрацию проверю”, — кинул Ефремов коллегам и отправился к рабочим, ремонтирующим дорогу неподалеку. “Здравствуйте! Капитан Ефремов! Предъявите документы!” — заявил он людям в оранжевых жилетах. Ремонт дороги остановился, рабочие начали делать вид, что русского языка они не понимают, а съемочная группа следила за разворачивающимся спектаклем, надрывая от смеха животы.



    Партнеры