Чайковский пошел на финальный круг

Россия в большинстве, но Корея и Эстония — в фаворитах

20 июня 2007 в 00:00, просмотров: 216

  …Как она харизматична, уверенна, нет, вы только посмотрите — аплодисменты для нее как нечто само собой разумеющееся, — начинает играть, даже не дослушав их до конца. Та самая “естественная природная музыкальность”, о которой говорил мне в одном интервью Борис Березовский. Итак, семь вечера, Большой зал; на сцене — предпоследняя участница конкурса под номером 45 — Ирина Захаренкова (Эстония). Она еще не знает, что через четыре часа будут названы пианисты, прошедшие во 2-й тур. И она будет в их числе. Но сейчас, во время исполнения, в ее “проходимости” не сомневается уже никто. Браво, Эстония!
     
     Что она делала с залом — вы бы видели. То не только игра на рояле; она мяла зал, как фантик от конфетки, хочет — развернет, хочет — скрутит трубочкой. Все, открыв рты, следили за каждым движением корпуса на длинной, медленной, всю душу вытягивающей 2-й сонате ля мажор Бетховена. Это гипноз, несомненно. Причем каждый готов ему подчиниться. Половина жюри качали головами вслед за ее головой.
     А в конце так и вовсе выдала номер. На первом туре почти никто не играл “авангардистов” XX века — чего рисковать? Так она нет, берет для “ударной точки” именно Лигети, и именно виртуозный этюд “По лестнице дьявола”, чтоб окончательно всех добить. На огромной скорости гонит этюд на своей “Ямахе”, руки так и пляшут от форте до пьяно, и вот — финальный грохот, рояль трясет, она отводит правую руку, но… не опускает. И зал целую минуту (!) в полном оцепенении слушает, как одна за другой замирают в чугуне звуковые волны… целая минута “не игры”! Наконец у кого-то не выдерживают нервы: “Браво-о-о!!!”
     Я же бегу на “служебную” лестницу за сценой — первый кадр и первые слова для “МК”:
     — Я очень люблю этот этюд, он такой здоровский, что каждый раз его играешь немножечко по-разному, и сам не знаешь, что эта пьеса начнет с тобой делать.
     — Но название такое — “лестница дьявола”…
     — Да не берите в голову! Я не очень люблю программные названия, потому что они сковывают фантазию, замыкая ее лишь на заглавии…
     — Но этот последний ход, когда руки замерли, — это необходимо?
     — Это нужно. Нужно дослушать до конца весь этот гул басов, когда рояль постепенно замирает… Кстати, очень яркий инструмент. А еще для меня важно, чтобы не было слишком тяжелым прикосновение к клавишам, поскольку физической силы у меня не очень много.
     …Не менее ярко выступает и последний участник из Украины Серхий Салов (за плечами — лондонская школа Гуилдхолл). Он вообще забыл пройти регистрацию на конкурсе, и его в последний момент записали 46-м. И правильно сделали: он тоже теперь “перекочевал” на второй. Кстати, еще до объявления результатов встретил на улице ответсека конкурса Олега Скородумова:
     — Из 46 участников по правилам может пройти максимум двадцать три. Но лучше бы прошли двадцать. Чем меньше — тем лучше. Чего над людьми потом издеваться? В итоге нам нужно лишь шестеро…
     Как в воду глядел. Ночь прошла — знаем результаты. Жюри не пропустило 23, но лишь двадцать, мотивируя это тем, что после двадцатки в сильном отрыве идут примерно наравне еще семь участников. А двадцать семь принять нельзя. Так что…
     Азия сократилась до минимума: из Южной Кореи прошел явный фаворит Донг Хёк Лим, в успехе которого “МК” ни секунды не сомневался, а также 29-летний Сонг Хун Ким. От шести японцев осталась только Акико Ямамото, равно как и Лим, обучающаяся в Московской консерватории. Мы ратовали также за Бенджамина Мозера (Германия) — и пожалуйста, он проходит. Про Украину и Эстонию — смотри выше. Кто же остальные четырнадцать? Тотальная Россия: здесь и Таня Колесова, за которую мы так беспокоились, и готичный Федор Амиров (педагог Доренский), и самая красивая конкурсантка из Новосибирска Таня Черничка, Елисей Бабанов (педагог Доренский), очень талантливый Сережа Кузнецов…
     Начинается самое страшное. Вот она — игра на нервах. Выбрать из двадцатки шестерых. От нас никаких прогнозов не будет. Мы любим молодость и талант, которые неоспоримы по отношению к каждому из 46 участников конкурса Чайковского. И пожелаем не принимать близко к сердцу то, что должно будет случиться к третьему туру. В любом случае свою совесть на карту положите совсем не вы…



Партнеры