Есть идея? Есть и геи

Столичные гомосексуалисты обещают на следующий год многотысячный парад

21 июня 2007 в 00:00, просмотров: 1498

  — Нам все время ставят в вину, что геи и лесбиянки не спасают демографическую ситуацию в России, — говорит один из активистов гей-парада Алексей Давыдов. — Но у меня, например, есть сын. У Евгении Дебрянской, бессменного лидера лесбийского движения, двое прекрасных сыновей. Так что геи с задачей поднятия рождаемости вполне справляются. Отлынивают как раз бездельники, живущие в монастырях, которых давно пора гнать на производство!
     — Ага. Так их, противных… — улыбнулся спецкор “МК”.
     Уже второй год Москва мается гей-парадом. Каждый раз чиновники говорят шествию гомосексуалистов “нет”. Но сколько ни говори “халва”, слаще не становится. Они все равно выходят на улицы. А следом информагентства без устали передают сообщения о побитых, задержанных и проч. Ради чего? И почему геи не могут прожить без парада, который каждый раз превращается в жестокий цирк?

Фрейд: все начнется с секса

     Гей-активисты встретились с корреспондентом “МК”, чтобы ответить на вопросы, которые не дают покоя не только секс-меньшинствам, но и остальным москвичам.
     Прибыл Алексей с другом. Тоже Алексеем. Один — Давыдов, второй — Киселев. У Киселева под глазом фингал и царапины причудливых форм на руках. Это свежие воспоминания о прошедшем “параде”.
      — Когда они начали орать “Смерть пидорасам”, мы закричали: “Россия без гомофобов”, — пояснил молодой человек наличие синяков. — И тут на меня посыпались удары. Я удачно попал между витриной и клумбой. И хулиганы не могли подойти ко мне близко и все сразу.
     — Любава Малышева, активист движения хиппи, просто закрыла его собой! — добавляет Давыдов. — Между прочим, в это безобразие милиционеры вмешались лишь через две минуты. Вообще неизвестно, кому покровительствуют наши власти — нацистам или законопослушным гражданам. Когда нас привозят в отделение, мы полтора часа стоим на жаре. А нацистам милиционеры улыбаются, оформляют быстро и часть сразу же отпускают. Я считаю, что это тревожный сигнал...
     Не менее тревожным гомосексуалисты считают неприятие их властями в принципе. И не упускают возможности напомнить о том, что в прошлом году сначала запретили гей-парад, а следом и вообще всю митинговую лавочку прикрыли. Мол, еще дедушка Фрейд говорил: все начнется с секса. Вот и началось.

“Мы не получаем удовольствия от того, что нас бьют”

     — Почему, — интересуюсь у гей-активистов, — вам так нужна именно форма парада? Есть же клубы, где можно встречаться. А если говорить о законотворчестве — да хоть конференции собирайте…
      — Извините, — отвечает один из Алексеев, — но мне это напоминает резервации для черных. Согласно Конституции все люди равны. У нас должны быть такие же права, как и у всех прочих.
     — В чем вас ущемляют?
     — Свежий пример. Одна наша подруга также участвовала в гей-параде. Там она дала интервью польскому и российскому ТВ. На следующий день она пришла к нам и сказала: “Меня уволили”.
     — Кем она работала?
     — Охранником. Ей заявили, что охранник — лицо фирмы и они не могут отдать эту должность лесбиянке.
     — Алексеи, не обижайтесь, но сложилось впечатление, что на гей-парады в основном приходят нацисты да дядьки в рясах с безумными глазами. И происходит ругань и мордобой. Может, хватит?
      — Если вы думаете, что, когда нас бьют или задерживает милиция, мы получаем удовольствие, вы очень ошибаетесь. Права никогда не дарились. Их только брали. Мир должен видеть, что происходит в Москве. На глазах у милиции избивают британского правозащитника Питера Тэтчелла, и милиция, лениво подойдя, забирает самого Питера, а не нападавших. Это ужас.

“Замотали в рясу и потащили”

     Ужас, конечно. Но милиционеры говорят, что проще вытащить из толпы одного “голубого”, чем переть в отделение всю толпу.
     Еще одна составляющая московского гей-парада — граждане с хоругвями. Для верующих людей они как-то уж слишком агрессивны.
     — Когда я вышел из Тверского ОВД, меня встречали друзья, — рассказывает Давыдов. — Питер Тэтчелл обнял меня, чтобы морально поддержать. И вдруг в нас полетели сырые яйца! Смотрю — на другой стороне улицы священник в рясе и полоумного вида дама. Это она швырялась. Когда к священнику подошел молодой человек, чтобы пристыдить его, тот развернулся и ударил парня кулаком в лицо.
     Батюшку-хулигана доставили в милицию девушки. Замотали в рясу и потащили. А упомянутая женщина на последнем гей-параде побила все рекорды по метанию яиц. Прямо Анка-пулеметчица. Она отметилась на фотографиях по забрасыванию продуктом куриного производства, и Давыдова, и “Тату”, и Тэтчелла.
     — А еще мы видели, как попы ходят и указывают бритым на людей в толпе, которые, по их мнению, принадлежат к гей-сообществу, — рассказывает Давыдов, — а потом эти слуги божьи садятся в BMW Х5 и укатывают.
     Помимо батюшек, фашистов и ОМОНа оторвать гей-параду ноги по самую голову периодически обещают и пограничники. Их профессиональный праздник 28 мая, а гулять погранцы начинают с 20.00 предыдущего дня (так начинаются пограничные сутки).
     Может, организаторы парада вовсе не гомосексуалисты, а мазохисты?
     — Зачем вам такое соседство с пограничниками?
     — 27 мая — наша дата. Потому что именно в этот день отменили 121 статью УК РФ, по которой судили за гомосексуальные связи. А что касается пьяного народа, то мы их не боимся. Да и с погранцами все нормально. 27-го они слишком заняты подготовкой к большой пьянке, чтобы думать о геях. Сейчас вообще все прошло спокойнее. Если раньше фанатики растягивались от Александровского сада до Долгорукого, то теперь они уместились на площади.
     Итак, геи есть. Геи не могут не есть. В Москве от 5 до 10% населения принадлежит к сексуальным меньшинствам. Но столичные гей-активисты говорят, что их больше. Ведь в Москву перебираются и геи-провинциалы.
     — Недавно залез на сайт гей- знакомств, — гордо говорит Давыдов. — И только зарегистрированных пользователей там полмиллиона! А есть еще масса геев, которые просто живут закрытыми парами.

Раскол в гей-сообществе

     Не все спокойно и в самом российском гей-королевстве. Под выборы в рядах гомосексуалистов неожиданно нарисовался депутат Госдумы Митрофанов. Слегка опешивший народ на пресс-конференции приветствовал его растяжкой MitrofanOFF NO Pasaran и криками “Нет союзу с националистами”.
     Недовольных вывели из зала. А Митрофанова оставили.
     Разошлись геи даже по вопросу милиции на гей-параде. Одни говорят: противные. Другие: очень даже милые.
     — Так на кого делится ваш “голубой” мир? — спрашиваю у Алексеев.
     — На геев и лесбиянок, которые борются за свои права, и на представителей гей-бизнеса. Последние сделали все, чтобы самоустраниться в вопросе гей-парада и тем самым сохранить свой бизнес.
     — Представители гей-эстетики в шоу-бизнесе тоже как-то не очень поддерживают идею парада. Почему, например, Моисеев с Пенкиным к вам не ходят?
     — Они те, кого в нашей среде называют гей-придворными. Власть их приручила! После первого гей-парада, в 2006 году, и после всех погромов (ночью сожгли клуб “Тиматик”, попытались разгромить “Три обезьяны” и еще ряд клубов) Боре Моисееву дали звание народный артист. А он за это выступил и сказал, что гей-парад — вредная инициатива. Он говорит то, что хочет слышать власть.
     Синяки геям, конечно, не идут. Но представители секс-меньшинств говорят: то ли еще будет. Они уверены, что в следующем году на гей-парад в Москве соберется несколько тысяч человек. И закидать его яйцами уже будет невозможно. Поживем — увидим, как говорится.



Партнеры