Гордый Браун

Преемника Тони Блэра уличили в сталинских методах

25 июня 2007 в 00:00, просмотров: 379

В “Большой восьмерке” очередная замена состава — и весьма серьезная. В Британии после 10 лет премьерства уходит Тони Блэр. Он складывает с себя полномочия премьер-министра 27 июня, и в этот же день на пост главы британского правительства заступает новый лидер правящей лейбористской партии Великобритании Гордон Браун (эту должность Блэр официально передал своему преемнику в воскресенье). Эпоха Блэра завершена, наступает время Брауна.

ЗЛОЙ СОСЕД

“Уходить тяжело, — сказал Блэр на прошлогоднем партийном съезде в Манчестере. — Но это нужно сделать для страны и для партии”. Уходя, Блэр уже решил вопрос с “наследником”. Эта роль отведена министру финансов Гордону Брауну — для многих еще темной лошадке. Лейбористы пока остаются у власти, но производят ребрендинг. Взаимоотношения между Блэром и его преемником чем-то напоминают отношения между Жаком Шираком и сменившим его Николя Саркози. Внешне — вроде бы один лагерь, одна команда. А за кулисами — ожесточенная борьба.

В сентябре 2006-го, выступая с трибуны съезда лейбористской партии, Гордон Браун распинался о том, как приятно ему было все эти годы работать под руководством самого успешного премьера-лейбориста. За выступлением Брауна по телеэкрану, установленному в конференц-зале, наблюдали журналисты. Рассказывают, что в это время по залу проходила жена Тони Блэра. Когда Шери Блэр услыхала слова Брауна, то бросила: “Он врет”. Было так или нет — кто знает, зато шума было много. И Шери Блэр утверждала, что ничего такого не говорила, а ее супруг попытался перевести дело в шутку: “По крайней мере, мне не нужно беспокоиться о том, что она сбежит от меня с парнем из соседней квартиры”. Замечание уместное, если учесть, что Блэр и Браун — действительно соседи.

Напомним, что резиденция британских премьер-министров находится в квартире на третьем этаже, Даунинг-стрит, 10. Но многодетная семья Тони Блэра живет в большей квартире в доме №11-12 по той же улице. Браун с женой Сарой и детьми переехал на Даунинг-стрит в сентябре прошлого года — из соображений безопасности. До этого Браун с семьей жил в квартире в районе Вестминстер. Так два соратника по лейбористской партии сделались соседями. И это не единственное, что их объединяет. Почти сверстники — Гордон Браун на пару лет старше Блэра. И родились оба они в Шотландии. Только Блэр появился на свет в Эдинбурге, а сын священника шотландской церкви Браун — в Глазго. В отличие от юриста из Оксфорда Блэра Гордон Браун закончил Эдинбургский университет, историк по образованию.

У поженившихся относительно недавно Гордона и Сары растут двое маленьких детей — Джон и Джеймс Фрейзер. Первенцем четы Браунов стала дочка Дженнифер Джейн, родившаяся в рождественские дни 2001 года. Но счастье 50-летнего министра было, увы, недолгим — девочка после кровоизлияния в мозг умерла всего лишь 10 дней от роду. Не все ладно и со здоровьем младшего сына Брауна — малышу Джону Фрейзеру (ему еще нет и года) поставлен диагноз “кистозный фиброз поджелудочной железы”.

ОПЕРАЦИЯ “ПРЕЕМНИК”

После внезапной смерти от инфаркта в 1994 году лидера лейбористов Джона Смита в партии возник вакуум власти. И тогда два главных претендента на лидерство Тони Блэр и Гордон Браун заключили нечто вроде пакта. Можно назвать это сделкой, а можно и джентльменским соглашением. Рассказывают, что два претендента на лейбористский “престол” встретились в лондонском ресторане Granita и договорились вот о чем: Гордон Браун не будет претендовать на лидерство в партии и даст зеленый свет Блэру, который станет премьер-министром. В обмен на это Браун получал высокий казначейский пост и обещание сделать премьером его после ухода Блэра. Кстати, доставшийся Гордону Брауну портфель министра финансов дорогого стоил: этот пост в Соединенном Королевстве считается вторым по значению после премьера.

Но именно премьерское кресло стало, по мнению многих экспертов, idee fixe Гордона Брауна, мечтой всей его политической карьеры.

В мае прошлого года глава британского МВД Джон Рид объявил: Тони Блэр является жертвой заговора, цель которого — лишение поста главы правительства. “Заговорщиками” оказались представители левого крыла лейбористской партии. Пять десятков парламентариев-лейбористов подписали письмо с требованием к Блэру назвать дату его ухода с премьерского поста. Некоторые из противников Блэра призывали к замене премьера на Гордона Брауна. Сам Браун к “путчистам” не только не присоединился, но назвал заговор против Блэра “дорогой к катастрофе”. В общем, поведение Брауна оказалось вполне разумным. К премьерству он все равно пришел — после десятилетнего ожидания.

РОМАНСЫ О ФИНАНСАХ

Премьерские амбиции Брауна, несмотря на все уверения в том, что между ним и Тони Блэром никакого соперничества нет, были видны невооруженным глазом. Именно это подковерное соперничество, по мнению некоторых политиков, порой парализовало деятельность правительства. В мае прошлого года “Таймс” опубликовала результаты проведенного по ее заказу опроса. Результаты плачевные для лейбористов — поддержка со стороны населения оказалась на самом низком уровне с 1992 года. И в этом тоже винят тайную вражду между Блэром и Брауном. Порой она вырывалась наружу: рассказывают, что в 2000 году, когда Блэр взял и выдал экспромтом, что расходы на здравоохранение должны быть увеличены, канцлер казначейства Браун орал на своего премьера: “Ты украл мой траханый бюджет!” (“You’ve stolen my fucking budget!”).

“Железный канцлер” — так нередко именуют в Британии Брауна. И поделом. Ведущий радиопрограммы Би-би-си Today Джон Хамфрис наклеил как-то на Брауна ярлык “самого скучного интервьюируемого политика”. Гордон Браун, впрочем, придерживается иного мнения: “Люди, которые знакомы со мной лично, знают, что я способен смеяться и шутить, как и любой нормальный человек”. А его имидж, получается, всего лишь маска: “Ты должен показывать, что ты серьезен и благоразумен, потому что именно так я хочу управлять экономикой”.

В 2001 году министр финансов Браун, выступая перед парламентариями, обозначил свою цель — сделать Британию “сильной и справедливой в мире, полном неуверенности”. Надо сказать, Брауну удалось сделать немало, хотя противники и обвиняли его не раз в пустопорожних обещаниях.

“Моя страсть — образование. Моя первоочередная задача — Национальная служба здравоохранения” — так обозначил свои приоритеты Браун. Звучит, может, несколько популистски, но зато по существу.

БРАУН БУШУ НЕ ПУДЕЛЬ

Приход к штурвалу британской политики нового “капитана” может малость скорректировать внешнеполитический курс Соединенного Королевства.

Смена премьера в Британии с волнением ожидается не только жителями Альбиона, политики на континенте внимательно присматриваются к преемнику Блэра. Островная монархия всегда отличалась своим путем в процессах евроинтеграции. Если Блэра евроэнтузиастом назвать можно было бы только с очень большой натяжкой, то есть основания полагать, что европейский энтузиазм Брауна окажется еще меньше. Именно Гордона Брауна сторонники единой Европы обвиняют в том, что он повлиял на Блэра, недостаточно активно выступавшего за переход Великобритании на евро (то есть Браун вроде и не возражает против перехода на единую евровалюту, но заявляет, что пока не пришло время).

А американские наблюдатели с некоторым беспокойством ожидают того, что градус американско-британской любви при Брауне немножко понизится. Все-таки Браун — это не такой “пудель Буша”, как его партайгеноссе Блэр. В отношениях с Бушем у нового премьера возможно некоторое охлаждение — главным образом из-за иракской войны. Браун признавал, что британской внешней политикой в вопросе по Ираку были допущены ошибки. По данным проведенного в мае влиятельной британской компанией YouGov опроса общественного мнения, 49% респондентов считают приоритетным вывод британских войск из Ирака. Браун вряд ли пойдет на непосредственный и срочный вывод войск, но обещает начать “новую стадию передачи полномочий иракцам”.

А что же насчет России? Отношения между двумя странами никогда гладкими не были, даже в годы союзничества. Вне зависимости от партийной принадлежности и личностей британских премьеров. “Англичанка гадит”, — это выражение не в наше время придумано. Так что здесь особых изменений с приходом во власть Брауна ждать вряд ли стоит (хотя он как-то в прошлогодней беседе с Путиным похвалил экономический рост в России и даже назвал его стимулом для Британии). Приливы и отливы будут происходить, но большой и чистой любви между Москвой и Лондоном не будет скорее всего никогда.

КОММЕНТАРИЙ ЭКСПЕРТА

О причинах ухода Тони Блэра и замены его на Гордона Брауна “МК” рассказал Николай РАБОТЯЖЕВ, старший научный сотрудник ИМЭМО РАН:

— На мой взгляд, уход Блэра связан с двумя главными факторами. Первый — то, что он слишком долго находился у власти и успел поднадоесть избирателям, как в свое время долго правившая Тэтчер тоже слегка надоела британцам. Второй фактор — это непопулярность войны в Ираке. Симптоматично, что на недавних муниципальных выборах лейбористы потерпели серьезные неудачи.

На смену Блэру приходит Гордон Браун — личность сложная и закрытая. Кто-то сказал, что сфинкс по сравнению с Брауном — просто разговорчивое существо. Производит видимость человека энергичного и авторитарного. То, что он сын шотландского священника и воспитывался в достаточно суровой атмосфере, похоже, наложило отпечаток на его личность. Шотландское воспитание отражается в его призывах к протестантским ценностям трудолюбия и порядочности. Один из соратников по министерству финансов Эндрю Тернбилл сказал, что Браун управлял казначейством со “сталинской безжалостностью”, а Тони Блэр сравнил его с “большим тяжелым кулаком”. Кстати, став премьером, Браун намерен ужесточить антитеррористические законы. В молодости Браун участвовал в Шотландии в реально левом движении (среди шотландских лейбористов были сильны настроения, близкие к неомарксистским), но в юности мы все радикалы. Его даже называли когда-то Красным Гордоном. Именно Браун стал создателем экономической программы “новых лейбористов”. Если исторически лейбористская партия опиралась на профсоюзы и рабочих, то новые лейбористы — партия рабочих и среднего класса. Традиционные лейбористские концепции стремились к национализации крупных компаний, а “новые лейбористы” — сторонники рыночной экономики и частного бизнеса и противники прямого вмешательства государства в экономику. Именно Браун обеспечил экономическое процветание Британии в последнее десятилетие. Вот плоды его деятельности: низкая инфляция, экономический бум, создание 2,5 млн. новых рабочих мест, утроение инвестиций в науку и технологии, улучшение государственного образования и здравоохранения.



Партнеры