Моя вторая лосемама

Корреспондент “МК” узнал, каково быть ручным рогоносцем

27 июня 2007 в 00:00, просмотров: 787

В последнее время Подмосковье взялось активно дружить с Костромской областью. То и дело обмениваются делегациями, поощряют сотрудничество предприятий, прямо-таки идут навстречу друг дружке, распахнув объятия. Ну с Московией все понятно. С ней каждый регион дружить хочет — как-никак самый быстро развивающийся субъект страны. А какие плюсы для нас в братании с Костромой? Оказалось, самые что ни на есть неоспоримые. Один из них корреспондент “МК” обнаружил в 20 км от столицы области. Источник уникального лекарства для язвенников, резерв генофонда ценных диких животных, занимательнейший туристический объект — все это объединяет в себе Сумароковская лосеферма.

Рогатое знакомство

— Лоськи-лоськи-лоськи, — на манер куриного “цыпа-цыпа” разносится над шелестящими верхушками деревьев.

В ответ из деревянного ангара слышится басистое уканье. Затем появляется лосиная голова с маленькими рожками, покрытыми густой шерсткой, а за ней на ногах-ходулях плавно выплывает и ее владелец. Лосю Янтоше уже три года, но характер у него все еще как у лосенка — добрый и податливый. Лишь ежегодно отрастающие и неизменно спиливаемые работниками фермы в августе рога напоминают Янтоше о том, что детство уже прошло. Как только мы подходим к бычку, он решительно опускает голову и пытается бодаться плюшевыми рожками-недоростками. Благо рядом охотовед, а так Янтоша вряд ли дал бы незнакомке почесать себя за ушком. Его великорослые сородичи так и не осмелились подойти. Здесь размеры и смелость не имеют ничего общего. Ведь в природе лоси, как и все оленьи, пугливые животные.

Рядом с загоном пасется полуторагодовалая девочка-подросток Нука. Достаточно повторить двусмысленно-призывное “Нука-Нука-Нука”, как в кустах возникает любопытная мордашка. Нука подходит к нам и тычется в ладони в поисках угощения. Ее никогда не запирают в загон, потому что знают: с фермы она все равно никуда не уйдет. Несмотря на то что вокруг почти 36 тысяч га заповедного леса, больше известных как Сумароковский лосиный заказник.

Невероятно, но факт — на костромской лосеферме человек и дикое животное практически не разделены забором. Они общаются как добрые друзья, в то же время каждый получая от этой дружбы свою выгоду. Лоси — подкормку, особенно ценную в зимний голод и охрану от браконьеров. Люди — целебное молоко и любовь лесного зверя. Правда, достаются они ой какой дорогой ценой!

Родильный двор

Со стороны может показаться, что технологии получения молока у лосей и коров мало чем отличаются. И только лосеводы знают, что разница между “добычей” лосиного и коровьего молока, как между небом и землей.

Лосей на ферме приручают с рождения, однако животные инстинкты никуда не пропадают. А перед родами, наоборот, обостряются. В это время лосиха начинает искать укромное место, которое потом будет охранять от любого вторжения. Если допустить к запретному участку чужака, то лосенок, повинуясь врожденной реакции следования, может уйти за ним. В положенный срок всех подопечных фермы стараются поместить в загоны, искусственно сформировав тем самым родовой участок. Если какая-то заблудшая душа не пришла, за ней снаряжают целую экспедицию с радиопеленгатором. Родив в лесу, лосиха уже не вернется доиться на ферму.

— Обычно взрослые лосихи в возрасте от 3 до 15 лет рожают по одному-два лосенка. Рекорд нашей фермы — четыре, — рассказывает ветврач лосефермы Наталья Каренкова. — Во время родов рядом с собой они готовы видеть только тех, кто годами втирался к ним в доверие.

Но даже избранным приходится быть предельно осторожными. Если лось прижал уши — берегись! Значит, он задумал защищаться, и тогда пощады не жди. Дерется лосиха передними ногами — встает на дыбы и ударяет со всей мочи. Одним таким ударом она убивает волка. Другая сторона медали — новоиспеченная мамочка может оказаться из робкого десятка. Она не нападет, но застесняется, бросит место родов, и великое таинство уже будет нарушено.

— У нас есть такая “девушка”, к которой, если она собралась рожать, надо подходить по сантиметрику, незаметно, по нескольку часов. Иначе запросто бросится.

Как только лосиха родила, ей дают слизать с малыша солоноватую околоплодную жидкость, побыть с ним 2—3 часа, и на этом аудиенцию прерывают. Чтобы воспитать ручного лося, надо выпаивать его из соски. Лосяток по очереди выкрадывают, а детенышем отныне становится доярка. И снова испытание — несколько часов надо сидеть около лосихи, разговаривать, впитывать одеждой и волосами запах лосят, чтобы лосиха поверила, что человек — это ее родное детище.

— Рожают обычно лосихи очень плотно, с конца апреля по середину мая, — продолжает Наталья Геннадьевна. — В этом году у нас был просто сумасшедший дом. В один день рожали четыре лосихи, и возле каждой надо быть специалисту, которого лосиха знает. А на ферме сейчас всего три доярки. То с одной наши девушки посидят, то с другой — так и выкручивались.

Еще не успела выпасть предрассветная роса, а лосихи уже тянутся из леса на ферму. Инстинкт завет их на место родов. Доят лосих, в отличие от коров, стоя, надев ведро на веревке на шею. В день лосемама дает всего 2—2,5 л молока, поэтому дояркам приходится бороться за каждые 50 г ценной жидкости.

Воспитать дойную лосиху — большой труд. Послушная, беспроблемная “работница” получается из животного к девяти годам, т.е. практически к старости. На этом тернистом пути лосеводов поджидает масса препятствий. Так, в этом году они планировали сделать дойными 14 лосих, а осталось только 10. Одна сбежала, сломав забор, и родила в дикой природе. На ней не было радиопередатчика, найти ее не смогли. Еще одна лосиха по имени Нера уже второй год подряд не понимает, что у нее родились лосята. Вот и сейчас она долгое время вокруг них ходила, но так и не проявила никаких материнских чувств.

Сама дойка — тоже процесс тонкий и не всегда приятный. Лосихам хорошо — их защищает от слепней и комаров густая шерсть, а дояркам, с трудом сцеживающим тонкие струйки молока, приходится терпеть атаки кровососущей братии. Женщины должны непременно пахнуть не каким-нибудь репеллентом, а лосенком. Иначе мамаша, обладающая завидным нюхом, даст от ворот поворот. Зато взамен “дочкам” достается вся материнская любовь четвероногой кормилицы.

Соски для лоськи

Пока мама трудится на молочной ниве, подрастающее поколение набирается сил в лесочке неподалеку. Здесь у них и свой “манеж”, и молочная кухня, и даже свои воспитательницы — студентки Караваевской сельхозакадемии. Стоит нам зайти в загон, как гурьба лосят бросается навстречу. Они дружно скулят и тыкаются мохнатыми мордочками нам в руки.

Начинается обед. Самую маленькую Ялышку приходится кормить из соски. Она, причмокивая, тут же выпивает всю двухсотграммовую бутылочку. Этот лосенок-девочка родилась весом всего в 4,5 кг и в дикой природе не протянула бы и двух дней. Но благодаря заботе лосеводов живет уже целый месяц.

Чтобы Ялышка быстрее набрала вес, ее, единственную, кормят лосиным молоком. Потому что коровье по сравнению с ним — вода. Лосенка Нефтяника тоже кормят отдельно, но уже из кастрюльки. Ему положено больше человеческого тепла, чтобы он не обижал остальных лосят. Всем остальным разводят сухую смесь наподобие той, что дают телятам. Пока воспитательницы остужают молоко, лосята, жалобно попискивая, носятся вдоль забора. Но вот открывается калитка, и доступ к кормушкам открыт. Что тут начинается! Лосята галопом кидаются к своим “мискам”. Стук копытцев, звон колокольчиков на шее, громкое причмокивание — все смешивается воедино. Через считанные секунды в чисто вылизанном дне кормушек отражается солнце.

После обеда можно и порадовать себя, любимого, общением с мамочкой, за которую лосята принимают будущих ветеринаров. Ялышка подходит к Ане Сивковой и задирает мордочку: чеши! Аня ласково потирает грациозную шейку маленькой озорницы и разговаривает с ней. Чем больше с лосем общаешься, тем более одомашненным он становится. А если просто кормить, то ничего, кроме презрительного взгляда с высоты двухметрового роста, не дождешься.

И все же полностью заменить маму лосенку очень трудно. Человек несет с собой в сокровенный мир дикой природы множество микробов. На ферме бывали годы, когда погибало 100% новорожденного приплода. За 44 года существования фермы технология, конечно, усовершенствовалась. Падеж сократился, но досадные ситуации все равно случаются. Тем не менее продолжительность жизни здешних питомцев на порядок больше, чем за пределами заказника. Вместо отведенных 12 лет они могут прожить до 20. Сейчас самой старой лосихе Якре 17 лет. Она уже четыре года не рожает, но лосеводы все равно имеют на нее большие виды. Все потому, что Якра — основоположница ценной линии: она рожает крупное добронравное потомство, а ее дочери дают очень много молока.

Лосиное детство короткое. Но еще короче его делают чужие люди. Что ни год, то на ферме пропадают несколько лосят. Бывает, дачники едут, увидят лосенка и забрасывают его в багажник. Несмотря на то что у него ошейник с именем и всем вокруг известно, что поблизости расположена лосеферма. Нередко лосята становятся жертвами работяг сельхозпредприятий, которые выходят на косьбу. Лосеводы знают: началась страда — жди пропажи одного-двух малышей.

Если друг оказался вдруг

Слава о костромской лосеферме давно шагнула за пределы отдельно взятой области. Особенно сейчас, когда она осталась единственной, где выращивается такое большое по меркам лосеферм количество животных — от 30 до 60 голов. Даже в благополучной Канаде в одном месте ухаживают от силы за пятью—семью “рогоносцами”. Раньше в нашей стране таких хозяйств было пять, но выжило только Сумароковское, так как находилось на балансе лесхоза, от которого денег на содержание лосей не требовалось. Их все неспокойные годы экономических реформ кормил лес.

Отовсюду на ферму едут за молоком. Поблизости даже расположен специальный санаторий, где с его помощью лечат болезни желудочно-кишечного тракта. В 95 случаях из ста лосиное молоко залечивает язву желудка, двенадцатиперстной кишки, дисбактериозы и прочие подобные хвори. Курс рассчитан на три недели. 3—4 раза в день по 100—150 г молока натощак — и чувствуешь себя заново родившимся. Конечно, существует много способов лечения язвы, но только этот не противопоказан никому. Семья из Москвы не первый месяц возит на ферму девочку, больную раком крови. Родители утверждают, что лосиное молоко буквально спасло их ребенка от страшной болезни. Также лосиное молоко содержит белковое вещество лизоцим, которое обладает фундаментальными защитными свойствами и фантастически повышает иммунитет. На вкус естественное снадобье напоминает насыщенное козье молоко, а стоит всего 300 рублей за литр. Причем еще одно его достоинство — за счет высокого содержания полезных бактерий, блокирующих действие микробов, оно долгое время может храниться вне холодильника без потери лечебных свойств.

К сожалению, спрос на лосиное молоко превышает предложение. Производить его в больших количествах никак не получается. Лоси остаются малоизученными животными, хотя лосеферма и существует с 1963 года. Слишком тонкий это процесс — выращивание ручного сохатого. Порой доярки, отработавшие на ферме больше 20 лет, не знают, как поступить в каждом конкретном случае. Животное, на которое потратили пять—восемь лет, запросто может убежать в лес.

В период основания лосефермы полагалось, что ее питомцы еще будут снабжать людей мясом. Оно обладает высокими диетическими качествами. 100 г лосиного мяса полностью удовлетворяет дневную потребность человека в белке. Но со временем стало понятно, что при таком количестве усилий, затрачиваемых на разведение животных, их мясо становится “золотым”.

У специалистов свой интерес к ферме. Отсюда по всей стране развозят молодое поголовье лосей, пополняя истощенные запасы дикой природы. Среди здешних постоянных покупателей и столичный “Лосиный Остров”.

О восторге туристов, которым дают погладить шерстяную морду настоящего дикого животного, и говорить нечего. Дети вообще уезжают отсюда в полном экстазе. С лосятами можно потискаться, пообниматься, полежать рядом с ними на душистой еловой подстилке. Тут же ребятне рассказывают, как важен для леса этот зверь, какую пользу он приносит. Так, из практических элементов, собирается экологическое воспитание, без которого не обойтись. Особенно сейчас, когда браконьеров ничто не останавливает. Лосеводы помнят времена, когда осенью вокруг загонов собиралось множество бычков, выбиравших себе будущих подруг на осенний гон. Ныне если появятся один-два рогатых красавца — уже хорошо. Остальных или отстреляли, или они боятся выходить из чащобы. Потому что уже на собственной шкуре узнали, что человек может быть как другом, так и злейшим врагом.



Партнеры