"Мой автомат был больше меня!"

Детей по всему миру используют как пушечное мясо

2 июля 2007 в 16:10, просмотров: 449

"…У меня была подруга по имени Джуанита. В мирной жизни мы делили одну палатку. Командир сказал, что это не имеет значения. Она совершила ошибку и должна умереть. Я закрыл глаза и выстрелил, но не попал. Тогда я выстрелил снова… Могила была вырыта. Я должен был засыпать ее. "Ты все сделал правильно, – сказал командир. – Несмотря на слезы. Ты должен будешь повторить такое еще много раз – чтобы научиться не плакать…"

В мире есть немало историй, похожих на этот рассказ неизвестного подростка-колумбийца. Кто сказал, что у войны недетское лицо? Ведь только по официальным данным, свыше четверти миллиона мальчиков и девочек постоянно участвуют в вооруженных конфликтах в более чем 100 странах мира на всех континентах. Малолетних пособников находили и у чеченских боевиков.

Детей и подростков используют как солдат, разведчиков, воров, связистов, посыльных, сексуальных рабов и для многих других  целей, связанных со службой в повстанческих или правительственных силах. Каждый день они гибнут и убивают, подвергаются чудовищным опасностям, страданиям и унижениям. "Мое оружие было больше меня", – так сказал Саид – один из бывших малолетних воинов в Ираке…

КАК У НАС?

Давно известно, что главное оружие на войне – информация. Дети – идеальные разведчики. Они пройдут туда, куда не сможет попасть взрослый, но при этом не привлекут внимания противника.

Этим активно пользовались чеченские боевики. 12-13-летние пацаны стояли на дорогах, следя за передвижениями воинских колонн и передавая террористам данные по рации. Оружия у этих детей не было, наличие переговорного устройства преступлением не является, к тому же, в случае опасности, рацию можно просто выбросить. Благодаря таким маленьким агентам боевики могут заранее узнать о приближении федералов.

Многими юными вояками движет вовсе не жажда отомстить за смерть родных. Чаще всего основной мотив – желание присоединиться к взрослым "героям", погрузиться в романтику приключений, ну и, конечно же, финансовый интерес.

В декабре 2002 года у Старых Атагов был задержан 16-летний уроженец этого селения. По рации он передавал полевому командиру боевиков Анзору Яхъяеву  информацию о передвижении колонны. Позывной у юного сообщника террористов был соответствующий – "Волчонок". Подросток не был идейным "борцом с неверными" – Яхъяев просто заплатил ему 150 рублей.

            Поколение юных чеченцев, рожденное в кошмаре кровавого противостояния, лишенное возможности получить нормальное образование и воспитание, было благодатным материалом для соответствующей  обработки.  

В конце 2003 года в Грозном в правоохранительные органы обратились родители двоих подростков, проживающие в Октябрьском районе города. Они просили задержать вербовщика, попытавшегося заманить их детей в банду. На рынке к мальчикам подошел мужчина, представившийся заместителем полевого командира, некоего Джабаева. Он предложил подросткам стать боевиками и пообещал, что если они вступят в его отряд, то их семьи не будут знать материальных проблем. Кроме этого, злодей попросил детей привести одноклассников на встречу с ним.

Варварская практика использования детей в качестве камикадзе – арабская методика, которую в Россию принесли наемники.

В феврале 2002-го в Грозном, при попытке пронести взрывное устройство, замаскированное под футбольный мяч, в здание РОВД Заводского района, была задержана 15-летняя Зарема Инаркаева. Ее действия боевики снимали на камеру. Девочка и не подозревала, что несет адскую машинку с дистанционным управлением. Террористы планировали произвести  взрыв после того, как Зарема войдет в кабинет начальника угрозыска.

Одним из самых дерзких и кровавых терактов в российской истории стал подрыв Дома правительства Чечни 27 декабря 2002 года. Тогда погиб 71 человек, 640 были ранены. За рулем начиненного взрывчаткой грузовика сидел 42-летний уроженец Ачхой-Мартана Гелани Тумриев. Не последняя роль в ужасном преступлении была отведена 14-летней дочери боевика, Алине Володиной, которую злодей повел с собой на смерть. Русская фамилия и славянская внешность достались девочке от матери, жительницы Ярославля.

Дорогу к комплексу правительственных зданий в Грозном  контролировали два КПП. На первом из них Гелани пропустили, по той причине, что рядом с ним в кабине сидела Алина. Никто и представить не мог, что 14-летняя девочка совершенно русской внешности  на самом деле едет взрываться вместе с отцом. Если бы не она, грузовик бы наверняка остановили бы еще на дальних подходах к Дому правительства. Прорваться через первый шлагбаум террорист так же не мог – у охраны было бы достаточно времени,  чтобы расстрелять грузовик из пулеметов.

В августе 1997 Тумриев похитил дочь и сына Илью, (он был рожден в предыдущем браке с другой жительницей Ярославля Еленой Федотовой) под предлогом, что отвезет детей отдыхать на юг.

Обе матери обратились в ОВД с заявлением о похищении, однако детей искать никто не стал – ведь их увез родной отец, следовательно, никого состава преступления в его действиях нет. Собственно, и искать Илью с Алиной не требовалось – они вполне открыто проживали с отцом в Ачхой-Мартане.

О судьбе Ильи Федотова известно немногое. В августе 1999 года, когда мальчику было 17, отец пристроил его рядовым боевиком в банду Басаева. По некоторым данным, вскоре Илья погиб в Дагестане.

 

Читайте также в рубрике "За рубежом" "Детей по всему миру используют как пушечное мясо"



    Партнеры