5 лет условного правосудия

Адвокат жертв трагедии — “МК”: “Я вновь и вновь смотрел на фотографии погибших малышей…”

2 июля 2007 в 01:00, просмотров: 389

Сегодня исполняется ровно 5 лет со дня ужасной авиакатастрофы над Боденским озером. В ту ночь из-за халатности авиадиспетчеров погиб 71 человек, большинство из них — дети. Судебный процесс по этому делу длился 5 лет, но, по сути, закончился ничем — для виновников швейцарский закон предусмотрел всего от 6 до 15 месяцев тюремного заключения условно.

Особенно абсурдно это выглядит на фоне приговора россиянину Виталию Калоеву, который, потеряв в этой авиакатастрофе всю семью, решил отомстить убийством авиадиспетчера Петера Нильсена, дежурившего в ту ночь. За это он был приговорен к 8 годам тюрьмы строгого режима…

“МК” связался с адвокатом родственников жертв Урсом ЗААЛЕМ, чтобы узнать о процессе из первых уст.

— Окончательный приговор суд обещает вынести только 4 сентября. Похоже, швейцарские власти тянут время, чтобы снизить общественный интерес к этому делу...

— Перерыв между датой окончания слушаний и днем вынесения приговора, конечно, существенный. Однако здесь дело вовсе не в желании избежать шумихи, а в сугубо процессуальных факторах. К тому же суды в Швейцарии, как правило, уходят на каникулы с июля по август. А во-вторых, мы имеем дело с восемью подсудимыми, на которых возлагается разная степень ответственности за трагедию. Это означает, что и мера пресечения для каждого из них будет различной. Поэтому судьям нужно время, чтобы точно определить наказание для всех. Честно говоря, я боялся, что день вынесения приговора будет перенесен еще на более позднюю дату. Это обычная практика для судов Цюриха.

— А почему на заключительных слушаниях не было родственников жертв авиакатастрофы?

— Это не совсем так. С нашей стороны присутствовала делегация из трех человек. В появлении остальных просто не было смысла, поскольку заключительные заседания не имели важного значения для всего дела. Ведь они были посвящены довольно формальным вещам: заключительным речам генерального прокурора и адвоката Skyguide.

— Сотрудникам Skyguide собираются дать всего несколько месяцев тюремного заключения. Не слишком ли мягкое наказание для людей, на руках которых кровь детей?

— Я понимаю, что такое решение суда может показаться недостаточно жестким. Однако в Швейцарии существуют определенные юридические нюансы, которые различают тех, кто убил по своей воле, и тех, кто совершил преступление по неосторожности. Я никого не оправдываю, но согласно букве закона сотрудники Skyguide, которые не находились за радаром в ту ужасную ночь, не могут быть признаны напрямую ответственными за крушение самолета “Башкирских авиалиний”. Так же как и архитектор не может быть обвинен в преднамеренном убийстве, если рухнет крыша строения, спроектированного им. При этом согласно швейцарскому закону степень ответственности за непреднамеренное убийство остается неизменной вне зависимости от количества жертв. Конечно, мы можем упрекнуть прокурора за то, что он не потребовал у суда максимального наказания для обвиняемых по этой статье — 3 года. Однако и этому есть объяснение: все 8 человек, которые сидели на скамье подсудимых, в определенном смысле “спрятались за спиной” убитого Виталием Калоевым диспетчера Петера Нильсена, пытаясь перенести на него большую часть ответственности за свои ошибки.

— А вы не думаете, что такое формальное наказание за смерть женщин и детей создаст нехороший прецедент в судебной практике?

— Я надеюсь, что этот процесс заставит диспетчеров подходить ответственнее к своей работе, а для диспетчерских компаний это будет большим уроком — и они станут лучше следить за исполнением служебных обязанностей своими сотрудниками. Что касается самого наказания, то оно было определено швейцарским законом — и нам остается только подчиниться ему.

— Как этот процесс отразился на вас лично?

— Я занимаюсь этим делом с 2002 года. Каждый раз, когда я просматривал материалы следствия и готовил документы к очередному слушанию, у меня щемило сердце. Ведь мне приходилось вновь и вновь смотреть на фотографии погибших малышей. Для человека, у которого есть два ребенка и чей 12-летний брат погиб в автомобильной аварии, это достаточно нелегко. Я понимаю весь тот стресс и всю боль, которую перенесли близкие, когда узнали о случившемся. Для меня было честью постараться помочь им.

— А подсудимые смогут вернуться на работу в Skyguide, когда процесс будет завершен?

— Насколько я знаю, один из обвиняемых уже был уволен из этой компании, остальные были “временно отстранены” от исполнения служебных обязанностей. Как будут развиваться дела дальше, зависит от того, признают ли подсудимых виновными или нет. Если приговор будет обвинительным, то, я думаю, они больше не смогут вернуться к исполнению своих обязанностей.

— Вы собираетесь добиваться более сурового наказания или 5-летний процесс на этом закончится?

— Я защищаю интересы родственников жертв трагедии, а все, чего они хотят, — это добиться справедливости. Другими словами, если человек виновен в смерти их родных, он должен понести наказание. Если же чья-то вина не будет признана, значит, его нужно освободить. Ведь погибших людей не вернешь ни тюремным сроком, ни чем-либо еще. Для тех, кого я представляю, главной целью является понять, что же в действительности случилось в ту ночь. И сейчас, пользуясь случаем, я бы хотел сказать, что мое сердце всегда с ними.



    Партнеры