Стажер от Бога

Клод ЛЕЛУШ: “Возможно, свой последний фильм я сниму в Москве”

2 июля 2007 в 00:00, просмотров: 470

Фильмом-закрытием 29-го ММКФ стал “Железнодорожный роман” Клода Лелуша. Легендарный режиссер прилетел в Москву, чтобы лично представить свою картину, а незадолго до церемонии закрытия фестиваля встретился с корр. “МК”.

По словам режиссера, этот визит в Москву для него стал своеобразным юбилеем. Впервые мастер посетил столицу — и даже снял в ней картину “Когда поднимается занавес” — ровно 50 лет назад. Той картиной, кстати, Лелуш дебютировал в кино. Новый фильм Лелуша “Железнодорожный роман” — это снова лирическая история о мужчине и женщине со счастливым финалом. Трагических концовок режиссер избегает.

— Мои фильмы должны нести надежу, — говорит Лелуш. — Я всего лишь стажер Бога, а он и есть самый гениальный режиссер.

“Железнодорожный роман” начинается с того, что Югетту бросил друг. Он умудрился сбежать по пути к дому ее родителей. Но тут ее предложил подвезти загадочный мужчина, который представляется то учителем колледжа, то литературным негром знаменитой писательницы. Югетта предлагает незнакомцу на один день заменить ее жениха.

— Литературный негр, брошенная женщина… У этих героев есть реальные прототипы?

— Да. Я хорошо знаю всех этих персонажей. А герой Доминика Пинона — автор, ищущий своих персонажей, — это я. А что касается женских образов, то их я встречал на протяжении всей жизни. И разделил бы их на два типа: романтическая женщина и роковая. Вот они-то и были показаны в фильме. А когда женщина перестает верить в романтизм, она становится фатальной.

— На съемках легендарных “Мужчины и женщины” у вас не было жесткого сценария, и вы позволяли актерам импровизировать. А здесь?

— Я часто так делаю на съемках. Я люблю живую жизнь, такую как она есть, проникающую в историю. Я бы не назвал это импровизацией, но грань между придуманной историей и реальной жизнью стараюсь сделать почти незаметной.

— Говорят, один из ваших новых фильмов вы снимете в Москве. Значит, мы увидим финальный поцелуй на фоне Кремля?

— Почему бы и нет? (Смеется.) Ведь в юности свой первый фильм “Когда занавес поднимается” я снял о Москве и в Москве. Возможно, свой последний фильм именно у вас и сниму.

— Еще вы говорили, что ваше представление о кино перевернул русский фильм “Летят журавли”.

— Я был тогда очень молодым, начинающим оператором. Приехал в Москву, где случайно оказался на съемочной площадке “Журавлей”. Меня туда привез таксист, который сказал мне: если ты начинающий кинематографист, то посмотри, как работает мой знакомый Михаил Калатозов. Так я познакомился с Калатозовым, и мы подружились. Мне тогда невероятно повезло. Я застал съемки знаменитой сцены с лестницей. Когда умирающий герой Баталова видит себя бегущим по лестнице, как обнимает свою невесту, а вокруг него все кружится… Меня очень поразило, как Калатозов работает с камерой, как он все это себе представляет. В тот день я понял, какие чудеса может творить камера. Глядя на все это, я решил, что отныне тоже буду сам снимать кино.



    Партнеры