В Москву прилетел монстр...

Россия лишилась уникального оружия, за которым охотились все разведки мира

4 июля 2007 в 17:33, просмотров: 4331

Из Каспийска в Москву буксиром по Волге доставлен уникальный экспонат для Музея истории ВМФ России. Это в прошлом самое засекреченное военное судно нашего флота — экраноплан “Орленок”. Его пришвартовали к подводной лодке “Б-396” на берегу Химкинского водохранилища в Северном Тушине. Здесь по инициативе Юрия Лужкова будет открыт музей-памятник экраноплану — великому техническому творению наших конструкторов — кораблю-самолету, который погубили у себя на родине и так и не смогли создать ни в одной другой стране мира.

В 1966 году американский разведывательный спутник засек над Каспийским морем неизвестный летательный объект. Это был 430-тонный экраноплан, гигант с размахом крыла в 40 метров. Он мчался на высоте 3—4 метра над волнами, где его не могли засечь радары, огибал рельеф на берегу и брал на борт до 100 т груза. Американцы окрестили русское чудо “Каспийским монстром”. И попали в точку, так как в СССР этот проект имел кодовое название “Дракон”. Хотя его конструктор Ростислав Алексеев назвал его куда более мирно — “Орленок”. На Каспии, на безлюдном острове Чечень, для него создали испытательную базу и замаскированного сетями доставили туда из Горького с завода “Красное Сормово”. Именно там, на Волге, он совершил свои первые полеты под строгим присмотром особистов.

На каждый полет придумывалась новая легенда. То говорили, что самолет потерпел аварию, сел на воду, и его пытаются спасти, то якобы испытывают новые двигатели для судов на воздушной подушке…

Люди верили, так как конструктор экраноплана Ростислав Алексеев к тому времени был широко известен именно как создатель судов на подводных крыльях, а потому никого не удивляло, что он работал над каким-то новым стремительным чудом. О том, что это чудо будет военным, никто не догадывался.

Рождение Змея Горыныча

Впервые об экранопланах заговорили в начале 20 века. Конструкторы заметили, что когда самолет взлетает или садится, то на высоте нескольких метров от поверхности, где имелись восходящие потоки, машина словно опирается на “воздушную подушку” и не хочет садиться. У нее появлялось “второе дыхание” — дополнительная подъемная сила, из-за которой, кстати, иногда даже случались аварии.

Эту силу назвали “экранным эффектом” и поначалу пытались с ней бороться. Но затем возникла идея создать аппарат, способный летать, опираясь на восходящие потоки, что могло в несколько раз уменьшить расход топлива и увеличить КПД.

Темой экранопланов занимались инженеры во многих странах мира: в Финляндии — Каарио, в Америке — Уорнер, в фашистской Германии — Липпиш, в Швеции — Троенг… В нашей стране создавать такую машину еще в 30-х годах начал Роберто Орос ди Бартини — “красный барон”, итальянский аристократ, коммунист, уехавший из фашистской Италии в СССР, где стал ведущим авиаконструктором.

Среди десятков его работ был 52-тонный аппарат “ВВА-14” — помесь гидросамолета и экраноплана, прозванный Змеем Горынычем. Он мог летать над поверхностью воды или земли, как экраноплан, и одновременно, как самолет, подниматься на высоту 10 тысяч метров, преодолевая расстояние в 2450 км со скоростью 620 км в час. Сам Бартини так и не увидел Горыныча в полете. Он умер раньше. Сказались 10 лет ГУЛАГа и 5 лет “поражения в правах” за шпионаж в пользу Муссолини, от которого он когда-то сбежал.

Идеи Бартини развил Ростислав Алексеев. В Вашингтоне в “Галерее выдающихся личностей XX века”, помещен его портрет как человека, больше всех сделавшего в создании принципиально нового транспортного средства — экраноплана. Его летающие машины оказались самыми большими и быстроходными в мире. К 1973 году он сделал экраноплан, взлетный вес которого был 544 тонны. До 1989 года никто так и не смог создать летательный аппарат такой грузоподъемности. Экраноплан Алексеева развивал скорость до 600 км/час, притом что самые быстрые морские суда ходили со скоростью 30—35 узлов (55—65 км/ч).

Самолет или корабль?

Такие великолепные характеристики, конечно, не могли не заинтересовать военных. Экранопланы двигались низко над водой и были незаметны для радаров, могли молниеносно доставить морской десант в точку боевых действий и внезапно нанести удар ракетами. Им не страшны ни мины, ни торпедные атаки кораблей и подлодок.
Первый экраноплан “СМ-5”, который Алексеев построил по заказу ВМФ, имел массу всего 5 тонн. Его испытания шли успешно, но однажды — это было в 1964 году — он попал в сильный встречный воздушный поток. Пилот, вместо того чтобы убрать газ и спланировать, стал набирать высоту, включив форсаж. “СМ-5” потерял устойчивость и спикировал в воду. Экипаж погиб.

У экраноплана была своя специфика. Если встречный ветер поднимал машину, отрывая ее от экрана, то надо было медленно убрать тягу двигателей — и аппарат так же плавно снижался. Но часто летчикам, которых готовили к управлению другими машинами, перестроиться было трудно. И родилась легенда о ненадежности экранопланов.

В это же время в США в ведущих изданиях стали появляться статьи, где говорилось, что экраноплан — тупиковая ветвь развития и вложение в нее средств совершенно бесперспективно. Эту мысль подхватили и наши “специалисты”, которые утверждали, что следует прислушаться к мнению зарубежных ученых и не бросать деньги на ветер. Подобные настроения стали особенно популярны после смены руководства страны.

Дело в том, что проект создания экранопланов в свое время активно поддерживал Хрущев, и конструктор Алексеев считался его любимчиком. Когда к власти пришел Брежнев, на Алексеева стали смотреть косо.

Чиновники наперебой спихивали друг на друга ответственность за любимое детище теперь уже опального Хрущева. Судостроители говорили: экраноплан — это самолет, так пусть его строит авиапром. Авиастроители открещивались: экраноплан — это летающий корабль, так что делать его должны  моряки. Но пока были живы главком ВМФ Горшков и министр обороны Устинов, конструктор Алексеев был неприступен и продолжал работать.

Вершиной творчества Алексеева стали боевые машины для флота. Это десантно-транспортный экраноплан “Орленок”, способный со скоростью 500 км/ч доставлять до 20 тонн техники и десанта за 1500 км. Позже появился тяжелый ракетоносец “Лунь”, который при массе в 400 т мчался над водой со скоростью 500 км/ч. И был вооружен противокорабельными крылатыми ракетами “Москит” длиной 9,4 м, весом 4 т, скоростью полета 2800 км/ч, поражающими цели на дальности до 90 км. “Лунь” мог обогнать самую быстроходную подлодку и молниеносно нанести удар по вражеской эскадре.

Ни одна страна мира не могла похвастаться подобными разработками. В США, Германии, Японии опытные образцы, как правило, не подтверждали заявленных характеристик. Экраноплан, поднимающий 3—4 тонны, там считался большой победой. А у нашего “Луня” каждая из восьми его ракет весила больше.

Серьезно повлияла на судьбу проекта авария, которая случилась в 1975 году. Во время одного из полетов на борту “Орленка” находилась комиссия во главе с министром судостроения. Полет был парадно-показательным. И вдруг во время посадки на воду пилот допустил ошибку. Машину резко ударило о волну. Алексеев не растерялся. Он тут же взял управление на себя и довел машину до базы. А до нее было около 40 км. Когда “Орленок” подлетел к берегу, встречающие высокую комиссию ахнули: у экраноплана не хватало кормы и хвостового оперения.

Этот случай можно было бы рассматривать с точки зрения прекрасной живучести судна, но ситуацию рассмотрели с точки зрения политической. Последовали оргвыводы. Алексеева сняли с должности конструктора и начальника ЦКБ, понизив до руководителя отдела. У него отобрали даже подаренную Хрущевым машину “Чайка”. Из любимого всей страной конструктора он превратился в опального. Это не добавило ему здоровья, и через пять лет в возрасте 64 лет он умер.

Финансирование тематики вскоре прекратилось. Строительство экранопланов “Орленок”, которых планировали сделать 120 штук, было заморожено.

…Сегодня в ВМФ остался только один экраноплан — ракетоносец “Лунь”, принятый в 1987 году в состав Каспийской флотилии, где он теперь и ржавеет у одного из причалов. Рассказывают, что пару лет назад, когда Сергей Иванов в качестве министра обороны посещал учения на Каспии, даже для него “Лунь” не сумели поднять в воздух. Лишь “всухую” показали погрузку и выгрузку десанта.

Лучший металлолом страны

Что потерял наш Военно-морской флот, лишившись экранопланов?

Многое. Возможность мобильной и незаметной переброски крупных воинских контингентов с боевой техникой на дальние расстояния. Лишился мощных ракетоносцев, но главное — самого эффективного средства спасения терпящих бедствие кораблей и подлодок.

Как говорят на флоте, если бы сегодня у нас были экранопланы, то, возможно, не случилось бы трагедии “Курска” и не понадобилось бы обращаться за иностранной помощью, когда мы спасали батискаф АС-28, запутавшийся в рыбацких сетях. Вот что рассказал “МК” один из флотских специалистов:

— Экраноплан — самое быстрое средство спасения на воде, так как домчится к месту аварии скорее любого судна. К тому же он не боится шторма. Когда экраноплан стоит на воде над объектом, терпящим бедствие под водой, то сбоку — между его крылом и хвостом — возникает зона затишья. В этой зоне покоя прямо с борта легко спускать спасательный аппарат. Когда это делаешь с борта корабля, то даже шторм в 3 балла — серьезная помеха. Так было, когда тонул “Курск”. Волны били спускаемый аппарат о борт корабля, создавая тем самым новую аварийную ситуацию, и мы не могли работать. Приходилось ждать. Если бы тогда у нас был экраноплан!.. Сегодня все еще сохранились и технологии его постройки, и КБ, и заводы. При условии нормального финансирования все можно было бы вернуть.

...Наверное, можно. Но как много у нас пришлось бы возвращать того, что мы уничтожили своими собственными руками!

* Противолодочный корабль-амфибия “Альбатрос”. Он прошел объем всех испытаний, был принят на вооружение, летал, плавал... Но нашлись те, кто убил этот проект только для того, чтобы протолкнуть свой собственный. Обещанного результата эти люди так и не добились, но приоритет России в области амфибийной авиации, который признавали даже в США, был утерян навсегда.

* Самолет вертикального взлета и посадки “Як-141”. Он до сих пор остается единственным в мире сверхзвуковым аппаратом такого класса. Но мы забыли о нем. Вспомнили американцы. Они купили его документацию и пытаются сейчас сделать что-то подобное. И обязательно сделают. У нас же не осталось ни одного “Як-141”. Только его предшественник “Як-38” еще стоит на авиазаводе в Саратове. Как рассказывали мне там, он еще ничего и даже может летать.

* ЭКИП — летающая тарелка, созданная академиком Львом Щукиным, пылится на том же заводе в Саратове. В России этот уникальный летательный аппарат тоже оказался никому не нужен, и саратовские власти заключили договор с компанией NAVAIR, которая будет делать нашу тарелку для военно-морской авиации США.

* Военно-транспортный самолет “Ан-70”. Этот великий российско-украинский транспортник, который не нуждается во взлетной полосе и садится прямо на вязкий грунт, убили продажные чиновники. “Ан-70” оказался конкурентом европейскому проекту “А-400М”, который один в один был скопирован с “семидесятки”. Только “Ан-70” давно уже летал, а “А-400М” никак не мог оторваться от земли. Немцам и французам, которые его строят, очень нужно было время, чтобы догнать “Ан-70”. Наши чиновники им помогли. Они не дали закончить его испытания и запретили производство в Омске, где под него уже стояли готовые стапели. Больше других старался бывший главком ВВС Михайлов, произведенный президентом Франции в командоры национального ордена Французской Республики “За заслуги”. Видимо, его заслуги перед Францией и вправду оказались самыми серьезными.

* Космический проект “Энергия-Буран”. Проект сверхтяжелой ракеты “Энергия” и многоразового космического корабля “Буран” — нашего отечественного челнока — был приостановлен еще при Горбачеве из-за недостатка средств. Окончательно его закрыли уже в наше время. Сейчас полюбоваться “Бураном” можно в парке Горького. Там из него сделали аттракцион.

...Экраноплан “Орленок” тоже теперь стал аттракционом, вернее, экспонатом музея. Раньше он мог брать на борт три бронетранспортера и роту солдат, а теперь на его борту разместят кинозал, несколько музейных экспозиций и тренажеры, имитирующие выход судов в море.

Наверное, это все же лучше, чем без дела ржаветь на причале. По крайней мере дети, которые сюда придут, смогут увидеть, что у нас в стране есть разработки, которыми можно гордиться. Точнее, были...

Ведущий специалист в области вооружений, эксперт “Интерфакса” — Агентства военных новостей Валентин Руденко:

— В московском правительстве не скрывают, что данной акцией они хотят не только воздать дань уникальному летательному аппарату, но и привлечь внимание общественности, госструктур к экранопланной тематике.

В связи с нашим экономическим ростом вопрос о восстановлении программы строительства экранопланов вновь встал на повестке дня. С этой целью в Нижнем Новгороде осенью прошлого года было проведено выездное заседание Морской коллегии. На ней первый вице-премьер Правительства РФ Сергей Иванов охарактеризовал состояние нашей системы регулярных скоростных водных перевозок, которая когда-то была одной из лучших в мире, как критическое. Он сказал, что со стороны ряда государств сегодня имеется интерес к приобретению у нас коммерческих экранопланов, поскольку созданные за рубежом аналогичные образцы имеют малое водоизмещение и невысокие технические характеристики.

Вопрос в том, готовы ли мы предложить рынку уникальные летательные аппараты, идея создания которых принадлежит нашей стране? К сожалению, у нас все эти проекты сегодня финансируются в основном за счет собственных средств предприятий. И здесь мы находимся в неравных условиях с западными конкурентами.

Например, компания Boeing в рамках программы по разработке перспективных транспортных средств минобороны США сейчас работает над проектом гигантского транспортного экраноплана Pelican Ultra Large Transport Aircraft (ULTRA). Он будет иметь длину 152 м и размах крыльев 106 м. ULTRA, двигаясь на высоте 6 м над поверхностью океана, сможет перевозить до 1400 т груза на расстояние 16 000 км. Над землей он будет лететь на высоте около 6000 м. В нем смогут размещаться 17 танков М-1.





Партнеры